Синежук и взрывы домов 9 - 13 сентября 1999г | КАРА ДАГ РУПОР

Синежук и взрывы домов 9 — 13 сентября 1999г

22.07.2013 01:31 

                            «И одна пиявка так насосалась крови, что начала болтать»                                                                             (Золотой ключик или Буратино)

                                                                                                     
9 сентября 1999 года, приехав домой с Мясницкой в Жуковку, обнаружила странную картину. Мой охранник, Юрий Синежук, сидел у телевизора. Ему не положено было сидеть у телевизора или еще где, в то время, как я приезжаю домой. Само расположение его в кресле перед ТВ  было вызывающе.  Я было возмутилась.
— Тише,- охранник приложил палец к губам, —  Наших показывают. Он явно пребывал в эйфории, и был как-то даже счастлив.
— Каких наших, где, ты о чем?
— Взорвали дом в центре Москвы. Дмитрич и Бондарь были там. Их показали случайной камерой. И выставили на ТВ. Там такой хипиш поднялся. Уже отправили бойцов в Останкино изымать пленку, — сказал охранник, — засветились наши.   И продолжил: «Мне позвонил Дима Поляков, сказал, смотри своих по ТВ».Все бы ничего, да Дима Поляков, сотрудник ФСО. Каким образом связано ФСО с взрывами домов? Вроде это не их задача, а МВД, МЧС  и других структур. Как оказалось позже, капитан Поляков не только позвонил, но и заезжал к нам на дачу за Синежуком в мое отсутствие (на работе), чтобы отвезти его на встречу со «своими».  «Свои» — это некий «Дед» или Дмитрич и «папа» или полковник Виктор Бондарь. Оба из Одессы.  Они возглавляют какую-то организацию, которая выполняет специфические заказы различных стран и ведомств. И в каждой стране по этой причине им открыты двери и всегда оказывают помощь внутри страны, — любую: от вилки до автомата. Со слов охранника, я узнала, что Виктор Бондарь друг министра обороны Павла Грачева, заканчивали Рязанское десантное училище вместе; а Дмитрич, человек тайный и международный, – помогал В.Путину придти к власти. («Крутизна» http://www.karatsouba.com/main.asp?110. Рядом статья про Аркадия Гайдамака, как он торговал оружием Украины, якобы Синежук жил с ним в офицерском общежитии «Булик» http://www.karatsouba.com/main.asp?115). Оба рассказа были написаны в 2002 году, но не выставлялись по причине того, что Синежук в это время сидел в тюрьме, и не хотелось привлекать к нему внимание его рассказами. Синежук опасался, что «свои» его похоронят в тюрьме. Ведь по его словам, он не мог попасть в тюрьму и остаться живым, — слишком много знал.  Синежук рассказывал много баек о своих делах и делах организации.  Он был зол, что они оставили его в тюрьме в 2000 г., когда папа Бондарь прислал в Москву десантников с аэромобильного ф-та.Итак, в Москве, со слов Синежука, их организация насчитывала 150 человек, расквартированных по центру Москвы по два-четыре человека на квартиру. Своим рассказом о какой-то организации, Синежук явно напугал меня, и связал руки на будущее. Он рассказал, что на эти взрывы Дмитрич получил заказы от ФСБ, в частности от своего ученика и выкормыша, которому он сильно помог.  Я пребывала в состоянии шока.  Кому бежать жаловаться? Никому! Посадят и убьют за то, что много знаешь.  Точнее, я не знала ничего, только какие-то обрывки чего-то страшного.

Не знаю, что творилось тогда в сознании москвичей и всей страны, но я вдруг ощутила реальную опасность, которая находится рядом, в Ново-Огарево, где якобы был расквартирован Дмитрич, и куда исчезал время от времени Синежук.  1999 – резиденция Ново-Огарево официально пустовала. Но мы, жители соседних домов знали, что резиденция обитаема. От моего дома до резиденции было минут 8 хода. Мы прогуливали мимо их зеленого забора ротвейлера. Тогда забор был 2,5 м деревянный. Гораздо позже его сделали из блоков бетонного кирпича, увеличив периметр резиденции. Так как старый забор все равно остался стоять на своем месте. Просто поставили еще один.

Во взрывах домов в Москве и России было столько «странностей», вылезающих наружу, при условии мгновенной передачи информации через Ин-т и мобильный телефон, — что увидеть, что взрывы – это дело рук профессионалов, а не абреков с Кавказа, — было не трудно. Да и сегодня, по прошествии стольких лет, все эти обвинения Березовского Путину почему-то до сих пор волнуют Кремль. Вот и Березовский ушел на тот свет, повесившись на шарфике… чушь не профессиональная.  Опять секреты и опять пахнет опасностью.

За эти взрывы, за угрозу обнажить реальную информацию, уже многие ушли на тот Свет, кого отравили, кто сердце свое не оградил от специальных токов, и умер от «кремлевской болезни», от сердечного приступа.  Поэтому обычным людям, таким, как я, лучше было находиться в молчании. Ну сказали тебе, ну и что? Да, погибли люди, и возможно взорвут и твой дом, но лучше молчать.  Страх, животный страх человека, живущего на Земле. В чем можно обвинить молчащего? В страхе за свою жизнь? За жизнь детей? Перед системой, перед сильными мира.  Кому слабо перешибить систему, когда имя им Легион?!

Каждый, кто открыл свой рот, — был наказан. Но бывают времена, когда ты доходишь до точки кипения, когда понимаешь, что нужно играть ва-банк, именно для того, чтобы выжить. Потому что рядом с тобой ходят хищные звери, криминальные дегенераты в образе охранника Синежука, которые не могут жить сегодня спокойно, не убив тебя, не убив твоих детей, не отобрав последнюю копейку. И я вот думаю, а почему дегенерату все сходит с рук?

Почему ни на одну мою статью в СМИ и интернете не обращают внимания органы? Все криминальные факты подтверждаются, включая бандформирования в лесах Крыма и убийство мэра Симеиза Кирилла Костенко, где Синежук вылез в объектив камеры наблюдения со всеми своими явными уликами: прихрамывающая сломанная нога, во время  зверского убийства за 4 месяца до этого кандидата в депутаты Крыма Айдера Исаева;  расстрельный автомат прихвачен был у убитого Исаева; лысый череп; черный кожаный плащ Версаче, который он в 2010 г стащил у моего сына, и о котором заявлено в милицию, как о хищении в 2011 году.  Жадный убийца в следующе минуты после сожжения автомобиля, на котором расстреливал в упор мэра Костенко, — сложил на заднее сидение велосипеда, — что тоже зафиксировала камера видеонаблюдения.  Синежук, живя в Крыму, рассказывает о крутизне своей организации по низовой структуре милиции и бандитам. Информация о В. Путине, А.Гайдамаке, и многих других, включая взрывы домов, — летает вокруг него.  Так как покровительство милиции и многочисленные заказы невидимых хозяев на ликвидацию политических деятелей Крыма и их семей, — развязало ему и руки и язык. Он почувствовал себя незаменимым, на пьедестале Славы.  Воистину, — «И одна пиявка так насосалась крови, что начала болтать». Море крови и безнаказанность, плюс наркотики – развязывают язык мгновенно.

Понятно, что идет стремительная деградация всего населения, что в органах сегодня такие же криминальные дегенераты со стеклянными глазами и с вынутой душой. Но страх, животный страх за свою жизнь, живет даже в зомби, даже в клонах, шагающих сегодня по нашей живой Планете, и считающих, что они такие же живые, как и вся Земля.

На мой вопрос Синежуку, — зачем это надо и кому? Он ответил, — значит кому-то надо. Такие взрывы – обычный ритуал власти, — сказал он. Что это значит? Это значит, что поставив на документе о взрывах свою подпись, человека, подписавшего документ, связывают на всю жизнь кровью убитых и погибших невинных людей. Это один из актов ритуала власти. Власть на крови. Связывание и обвязывание кровью по рукам и ногам. Только измазав человека кровью, большой кровью, можно привести человека к власти.  Первое лицо должно быть управляемо.  Управляемый человек не должен вырваться из кровавого капкана, в который его загоняют стоящие за ним силы.

Конечно, мое отношение к Синежуку после такого просветительского урока поменялось. Я, прожив жизнь большую, чем он, не знала о таких действиях государственных структур, а он, мальчишка, как потом газеты писали о нем «крымский бомж», знал так много. И каждый его рассказ был шокирующим для меня.  Конечно, у меня были подозрения, что его, в свою очередь, просвещал капитан ФАПСИ, Дмитрий Поляков.  Я так думала и сама себе не верила, потому что не мог капитан выдавать государственные секреты какому-то охраннику из Крыма.  Вы представьте на минуточку ситуацию, надо сказать прямо-таки дикую, — человек из секретных структур вокруг президента РФ, пользуясь своим положением к доступу информации, привозит из Крыма в Москву какого-то неизвестного парня с улицы и начинает сливать на ушко ему  секреты и тайные операции ФСБ. Абсурд! Вои и я подумала, что не мог Поляков этого делать, ну не дурак же он в конце-концов. Да, алкаш, да,  дальтоник, и тщательно это скрывает, да, он не видит светофоров, и часто ошибается, но секреты могущественного КГБ должен был бы хранить, закрывая рот на амбарный замок.

Теперь, говорят, что бабы любят ушами, потому и я, такая умная и серьезная, тоже попалась на байки вора и бандита, в шкуре героя. Да нет, граждане дорогие, если бы вы слышали эти байки, то поверили бы. Это сегодня Синежук  дурачок-наркоман-пропойца, а вчера он был бойцом в организации (с его слов, конечно, и при поддержке все того же Д.Полякова). А организация – не может быть организацией без поддержки и «крыла» госструктур. И ходить по оцепленным  ФСБ развалинам в четыре кольца, только что взорванного дома, мог только человек, находящийся внутри спецструктур.  Как писали газеты, что ФСБ выставило оцепление  в четыре кольца.  А неуловимый Дмитрич, по утверждениям Синежука, гулял там свободно со своими бойцами. Причем, утверждал Синежук — в первые часы после взрыва. Сразу. И возбуждение его было неподдельным.

Да и как было не верить, когда Синежук, придя ко мне на работу, поставил на 3 автомобиля моего гаража номера 661, сначала действительно рассказав байку, что это его личный счастливый номер, что он эти цифры видел во сне и прочая ерунда. Но когда я увидела эти же цифры на автомобилях, выезжающих из ворот Ново-Огарево, когда ворота этого специфического объекта уже во время проживания там президента России открывались перед моей машиной с номером 661, то тут, уважаемые, мне было не до баек, — я верила всему, что рассказывал Синежук.  Вы можете себе представить, что вы едете по Красной площади, и вдруг часовые отдают вам честь и открывают ворота Кремля. Бред, — скажете вы, и будете правы. Но передо мной открывали ворота  Ново-Огарево, резиденции президента России, когда я проезжала мимо, следуя мимо, к своей даче. Охранник широко улыбался и махал рукой, — проезжай!  В то время Синежук сидел уже в тюрьме.  Когда перекрывали дорогу под проезд президента России по нашей тесной Рублевке, и я оказывалась в деревне Кольчуга-Усово, то постовые, выхватывая глазами мой номер машины, выдергивали меня из сгрудившихся у дороги машин, и, держа свой полосатый жезл, давали мне проехать первой. Это на глазах-то у всех крутых, прекрутых жителей Рублевки.

Что же касается взрывов домов, то последующие события в Рязани, довольно доходчиво показали людям, чьих рук были эти взрывы. А Рязань была уже 22 сентября 1999. То есть всего через две недели после первого взрыва.

С Рязанью обосрались! Да еще как! По полной программе! Рязань – город военных, город десантников в первую очередь. Взрыв там нужен был (со слов Синежука), ну просто необходим, чтобы  напугать десантников, ведь там у них семьи, родители, друзья, — и вдруг взрыв в колыбели десантных войск.  Синежук сказал, что это Виктор Бондарь предложил «пощекотать родину», бывший выпускник-десантник Рязанского училища. Нужно было морально дестабилизировать войска этим актом. Для чего? Увидите позже, ниже.  И, конечно же, заботливое государство трубило бы во все СМИ о мести чеченцев. Пугая образом чеченцев всю Россию. Уж если они смогли взрывы домов устроить в центре Москвы, а затем Рязани — колыбели десантников, то всё, — Россию чеченцы покорили. Именно это вдалбливалось в сознание народов России.  Страшно? Еще как страшно. Когда государство не может тебя защитить.  Сотни людей, находящихся на военной службе кипели бы праведной ненавистью. Но внутри каждого жил бы страх за свои семьи, оставленные без присмотра. Диверсионная деморализация воинских частей.

В 2002 году на выпуск нашей кафедры Национальной Безопасности РАГС при Президенте РФ,  мой однокашник  Саша Пегишев, герой России, привел 2-х друзей, тоже героев России. Как оказалось, у обоих семьи погибли при взрыве на ул. Гурьянова. Сами ребята-герои были в командировке. А их жены собрались вместе с детьми в тот злополучный вечер, и были взорваны безжалостной рукой.

Помню, в прессе однажды проскочило ядовитое сообщение в первые дни после взрывов, что МЧС  примчались на взрывы так быстро, что такое впечатление, будто стояли их машины за углом соседнего дома. Людям ничего не оставалось, как едко шутить. Для профессионалов было многое видно, что не было видно простым людям. Но рот держали все на замке. Страх сковал их души. Рога неуловимых взрывателей торчали отовсюду. До сих пор эти взрывы – запретная тема.  Горько смеялась Москва над гексогеном, обнаруженным на пальцах  кавказца, попавшего под раздачу. Вроде кавказец не мыл руки и тщательно берёг остатки гексогена на своих драгоценных пальчиках для сотрудников ФСБ. Судебные процессы шли закрытыми от народа. От народа скрывали правду. Какая в данном случае может быть тайна следствия, которой прикрываются, как фиговым листочком?

Вот что пишет газета «Московский Комсомолец» 19.01.2000, в статье Юрия Кочергина «Тишина после взрывов»:   «Виновники московских терактов так и не найдены, а все следы тщательно стерты. Больше четырех месяцев прошло с того времени, как в столице были взорваны два жилых дома. В первые недели после этих чудовищных терактов правоохранительные органы работали круглосуточно, без выходных. Очень скоро появились даже задержанные, и высокие чины в генеральских погонах заявили, что им известен круг лиц, причастных к взрывам. Только вот имен их пока назвать нельзя  — страшная государственная тайна. (Заметьте, как иронизирует Московский Комсомолец!ТК). Всем казалось: еще чуть-чуть, и преступление будет раскрыто, а его виновники наказаны. И вот эйфория закончилась, а расследование «самого громкого преступления ХХ века» — именно так назвали тогда московские взрывы – медленно, но верно сошло на нет. Давайте попробуем восстановить картину тех сентябрьских дней. Это важно для понимания того, почему правоохранительные органы так и не нашли (или не захотели найти) преступников».

И далее читаем: «Сотрудники МВД начали поиск гексогено-тротиловай смеси. За несколько дней в Москве было изъято 13 тонн взрывчатки, сходной по составу с той, которая использовалась на ул. Гурьянова и Каширском шоссе. Многие представители российского ВПК однозначно утверждали, что такое количество гексогена могло быть похищено только при участии высокопоставленных лиц.  Такая уж у нас страна: будешь воровать понемногу (особенно стратегическое сырье) – попадешься, а вот утаить вагон со взрывчаткой на какой-нибудь сортировочной станции вполне реально. 15 сентября промышленное происхождение взрывчатки подтвердил и начальник ГУБОП МВД РФ (сейчас также заместитель министра ВД) Владимир Козлов».  И еще:  «Во время обыска особенно тщательно перетряхнули три пакета с мукой и мешок сахара. «У тебя на руках следы гексогена!» — крикнул один из оперов и ударил Тимура…  У Бекмарса под ванной нашли пистолет, а на дверной ручке в его квартире – тоже следы гексогена.  Этих подозреваемых допрашивали трое суток. Затем привели свидетельницу, которая, впрочем, ингушей не опознала. Бекмарса отпустили, даже забыв о пистолете (!). А Тимура повезли на Петровку, 38, обвинили сначала в хранении взрывчатки, а потом и в терроризме. Все это время Дахкильгова  показывали по телевидению, а глава МВД Владимир Рушайло даже доложил о поимке террориста в Совете Федерации. По словам Дахкильгова, с ним работали трое следователей, которые ему не представлялись и даже по имени друг друга не называли. Для себя Тимур окрестил их Пожилым, Рыжим и Вежливым. Последний получил свое прозвище за то, что ни разу его не ударил. Так продолжалось три дня, а потом Дахкильгова перевели в Лефортовское СИЗО, которое после Петровки показалось ему просто раем. Еще через два дня Тимура Дахкильгова отпустили. Экспертиза смыва с его ладоней подтвердила всего лишь присутствие гексана – растворителя, который используется на комбинате для очистки шерсти. Никакого гексогена там не было. Директор комбината даже выписал безвинно пострадавшему сотруднику материальную помощь в 1,5 тысячи рублей и предложил отдохнуть. Предъявлять органам иск о компенсации морального ущерба Дахкильгов пока  не собирается – рад, что вышел на свободу живым. Но громко объявленный след чекисты «потеряли»».

Далее: «По официальной версии властей, московские теракты стали ответом чеченских моджахедов на действия Федеральных сил в Дагестане. Но кроме оперативников над разгадкой взрывов работали и аналитические подразделения наших спецслужб. Именно их выводы скоро поставили под сомнение эту версию».

«Другой вопрос: если все огромное количество «засветившейся « взрывчатки произвели в Чечне, как боевикам удавалось перевозить через линию фронта с окопами и траншеями целые грузовики со «смертью»?  А чего стоит продемонстрированный журналистам дневник чеченского боевика с конспектами и схемами по подрывному делу? Возможно все это чистая случайность, но вызывает недоумение каллиграфический  почерк террориста, прекрасный русский язык с четко расставленными запятыми…  Куда там до него студентам, записывающим свои лекции в мирных аудиториях!»

Далее прошла информация, что еще 5 домов могли быть взорваны в Москве, если бы…  если бы, видимо, не обосрались в Рязани.  Далее выдержки из статьи Юлии Латыниной от 28 сентября 2000 г. «Спустя десять лет, или о взрывах домов в Москве». «Аргумент номер четыре: история в Рязани. 22 сентября 1999 г. к дому по ул. Новоселовой в Рязани приехали двое мужчин на белых «жигулях», часть номера машины была заклеена бумагой. Мужчины выгрузили из багажника «жигулей» несколько мешков, загрузили их в подвал и уехали. В обстановке всеобщей паники царившей в стране, жители немедленно сообщили в милицию. Прибывшие взывотехники обнаружили в подвале гексоген и взрыватели. ФСБ сообщила о предотвращении очередного теракта, однако, когда к вечеру того же дня мужчин задержали, они оказались сотрудниками спецподразделения ФСБ «Вымпел». На следующий день версия ФБС поменялась: Патрушев заявил, что гексогена в мешках не было, а был сахар, а все произошедшее было «проверкой бдительности».  Официальное объяснение ФСБ не выдерживает никакой критики….  Когда взрывчатку обнаружили бдительные граждане, пришлось поблагодарить их за бдительность. Когда вслед за взрывчаткой застукали и чекистов, пришлось нести околесицу.    …заехали в город 22 сентября, когда паника была в полном разгаре; таскали мешки в подвал без всякого договора. А когда дороги перекрыли, залегли (бойцы) на квартире и не нашли ничего лучше, чем позвонить на телефон дежурного на Лубянке, каковой звонок и перехватили в рязанском УФСБ».

Затем ФБС обозначили две фамилии – Батчаев и Деккушев, которые взорвали себя, будучи в поясах шахидов, — погибли при задержании, однако «в книге Литвиненко и Фельштинского «ФСБ взрывают Россию», переизданной в апреле 2004 –го, об этих персонажах сказано ровно следующее: «В Буйнакске, Москве и Волгодонске исполнители терактов найдены не были». «Добавлю, что в статье Скотта Андерсена, написанной через пять лет после суда, имена Крымшамхалова и Батчачева не упоминаются вовсе. Г-н Андерсен сообщает, что Михаил Трепашкин собирался присутствовать на процессе людей, «которые якобы были ответственны за взрывы в Москве и Волгодонске». Он собирался предъявить фото Романовича, но был арестован. «В его отсутствие двоих мужчин, которых судили за взрывы домов, обвинили и приговорили к пожизненному заключению», — пишет Скотт Андерсен».

Материалы Agentura.Ru:  «11 ноября 2003 года Михаил Трепашкин (экс-сотрудник ФСБ) впервые публично заявил, что на фотороботе, опубликованном в сентябре 1999 года, он опознал Владимира Михайловича Романовича. Как утверждает Трепашкин, Романович являлся сотрудником ФСБ. По словам Трепашкина, спустя полгода после взрывов  он узнал, что Романовича, который к тому времени выехал на Кипр, задавила машина».

Ну что же,  еще один свидетель в могиле. И замдиректора ФСБ Герман Угрюмов, которого  А. Литвиненко и Ю. Фельтишинский обвинили в организации взрывов, тоже уже покойный.

«Масла в огонь подлила статья Скотта Андерсена «Владимир Путин  — темное восхождение к власти», напечатанная в американском  GQ и запрещенная к переводу в российском; в результате статья была мгновенно переведена, перепечатана и проанонсирована по всему Рунету, и даже те, кто обыкновенно не читает GQ, статью прочли или по крайней мере о ней знают. …Или другой пример: Скотт Андерсен пишет, что «двое членов парламентской комиссии по расследованию» взрывов были убиты… Депутат Сергей  Юшенков и депутат Юрий Щекочихин…». «Итак, после терактов прошло десять. За это время появилась книга Литвиненко и Фельштинского «ФСБ взрывает Россию». За это время отравили полонием Литвиненко. За это время посадили Михаила Трепашкина. За это время произошло много событий, которые позволяют перечислить аргументы сторонников версии о взрывах домов Лубянкой; тем более что эти аргументы в почти неизменном виде кочуют из статьи в статью и из книги в книгу». Далее Латынина пишет: «Я обращаю ваше внимание, что вопросы, заданные выше, строятся на открытых материалах». Она, Латынина,  интересно пишет. Ее всегда стоит читать. Она путем отрицания, рассказывает захватывающие новости, которых ты и не знаешь, но прочитав ее отрицания, понимаешь, где правда,  и что она в конечном итоге хотела вам сказать. Умная журналистка, хваткая.  Вот еще несколько ее высказываний из этой же статьи: «Увы, вместо того чтобы окончательно уничтожить противника, эти утверждения уничтожают доверие к каким-либо высказываниям российской власти». « За прошедшие десять лет доказательств, что дома взрывали исламские фундаменталисты, стало гораздо больше, а людей, верящих в это, — становится все меньше». «И взрывы домов в Москве явились отнюдь не предлогом для прихода ко власти мелкой и жадной своры силовиков».

«6 января 2000 года в газете  Independent появилась статья, в которой говорилось, что редакция располагает видеокассетой, на которой русский офицер, захваченный чеченцами, признает, что российские спецслужбы причастны к взрывам жилых домов в Москве. На пленке, отснятой турецким журналистом в ноябре прошлого года, офицер называет себя Алексеем Галтиным (Галкиным), старшим лейтенантом ГРУ. Галкин заявил, что был захвачен в плен на границе Дагестана и Чечни в момент закладки мин. По словам Галкина, сам он не принимал участия в подготовке терактов в Москве и  Дагестане, однако располагает информацией о том, как готовились взрывы. Пленный заявил, что всю ответственность за теракты несут ФСБ и ГРУ. Он также называет имена других разведчиков, причастных к организации взрывов». Позднее Галкину удалось освободиться, и он дезавуировал все свои показания, заявив, что дал их под давлением. Он получил звание «Героя России» и этот сюжет лег в основу спонсированного  ФСБ художественного фильма «Личный номер»».

Странная любовь у ФСБ снимать о своих подвигах кинофильмы. В конце статьи расскажу вам о двух таких фильмах, снятых по заказу.

Синежук рассказывал, что Дмитрич был очень заинтересован в том, чтобы поставить своего выкормыша Вову на престол власти (см. статью «Великий и Ужасный» http://www.karatsouba.com/main.asp?119 ).

Вот что происходило до сентября 1999 г. Июль-август 1999г. Рублево-Успенское шоссе и Ильинское шоссе ночами кишели передвигающейся военной техникой на резиновых колесах. В августе я увидела в селе Калчуга рядом с постом милиции на повороте дороги на резиденцию Ново-Огарево расчехленные дула пушек.  Синежук, уже на правах героя, спасающего жизнь моей семьи, от какой-то непонятной мести своей секретной организации, исчезал ночами, а по утрам герой-разведчик рассказывал захватывающие и пугающие новости. Он рассказал, что у Дмитрича в Ново-Огарево появился «клиент Вова». Что Дмитрич его бережет, как  зеницу ока. С нашей стороны, то есть со стороны  д. Усово, Дмитрич завез бойцов из Одессы и еще каких-то, которых Синежук не знает.  И что в пожарной части, примыкающей к резиденции Ново-Огарево, сидят бойцы, а не пожарники. Когда знаешь, что это резиденция президента страны, то это норма. Но пока эта территория принадлежит какому-то Дмитричу, то это нонсонс, заставляющий задуматься. Такой факт настораживает. И кто такой этот охранник, которого подсунул мне капитан ФАПСИ Дмитрий Поляков?  Поляков заезжал ко мне на дачу, якобы проверить охранника, и о чем-то подолгу шептался с ним.

Весь август 1999 года, начиная с 1:30 ночи и до 3:30 утра, оба шоссе – Рублевка и Ильинка, — гудели от передвижения военной техники.  Синежук приходил по утрам и рассказывал, что вот-вот начнутся боевые действия. Ситуация намного хуже, чем в 1991 и 1993 годах. А меня чего пугать…? Дача человека с именем Пуго находилась рядом под номером 1, а моя под номером 17. И все мы, живущие в этом закрытом поселке знали, что именно там совещались заговорщики 1991 года, и там могла решиться судьба России, но не решилась. А поплыла по указанному кем-то течению совсем в другую сторону. Синежук стращал, что, если начнутся боевые действия, то перекроют все наши шоссе-ниточки, соединяющие жителей элитной Рублевки с Москвой.  По адресам пойдут бойцы. Списки составлены. Богатые и влиятельные люди страны, проживающие здесь, будут взяты в плен.  За одну ночь страна лишится тех, кто ею сегодня управляет.  Читатель!  Может ли «бомж из Крыма» говорить такие вещи?  Нет. Абсурд. Это рассуждения грамотного в делах спецподразделений человека. Он в деталях рассказывал, как это происходит. Говорил о том, что всех богатеньких специально селят (через рекламу об элитности) в одном месте.  Потому что, когда наступит час Ч, то всех блокируют и не выпустят, пока не выполнят те или иные условия.  Что всех выпотрошат, и многих ликвидируют вместе с семьями.  Это мне тут же напомнило его рассказ про Руанду, когда его подразделение уничтожало белое население Руанды, загнав за колючую проволоку, потому что было только две дороги – на Юг, где быстро можно было сесть на самолет, и где была цивилизация, и на Север, — где не было цивилизации.  То есть, все белые поехали только на Юг, где их ожидал блок-пост Синежука.  Он также сказал, что за безопасность нашей дачи он не ручается, потому что, когда начнется, то там будет не до разборок, где и кто, могут смести всех.

Две недели я и четверо детей жили в страхе.  У каждого из нас, по совету Синежука, были заготовлены теплые вещи, с обязательной черной вязаной шапочкой.  Чтобы в случае начавшегося движения по захвату политиков и банкиров, он Синежук, будет знать и уведет нас в лесополосу. Он называл это «падать в лес».

Прожив в постоянном страхе, я не выдержала и 19 августа 1999 года, собрав 4-х детей, улетела в Швейцарию. Но в стране было все тихо. Позвонила на дачу охраннику, — он сообщил: Все в порядке. Приезжайте. Они договорились. Час Ч отменили.

К 1 сентября 1999 года я вернулась с двумя сыновьями, которые пошли в школу. По Рублевке весело бегали машины со знакомым номером 661. На мой вопрос Синежук ответил, что он все-таки был третьим человеком в организации и Дмитрич любит его и прислушивается к его мнению. Поэтому не возражал, когда  Бондарь поставил их автомобили на такие же номера, так как Витя постоянно завидует Синежуку, и взял его счастливый номер.

А через несколько дней произошел взрыв один, другой…    И уши спецслужб торчали на каждом шагу. Тем более, у меня был хороший осведомитель-толкователь,  – охранник Юрий Синежук.
4 сентября 1999 г. – Буйнакск
8 сентября 1999 г. – Москва, ул. Гурьянова
13 сентября 1999 г. – Москва, Каширское шоссе
16 сентября 1999 г. – Волгодонск
22 сентября 1999 г. —  Рязань – позор
31 декабря 1999 г. – отречение Ельцына, передача власти В.Путину.

«При полном молчании власти либеральная оппозиция обсуждала только одну тему: тему причастности к взрывам ФСБ» (Ю.Латынина, «Спустя десять лет, или о взрывах домов в Москве).

Я была запугана и видела спасение только в герое Синежуке, который все знал на нашем элитном Рублево-Успенском шоссе, на нашем сверхсекретном направлении.  Он повез меня в Чегасово и показал въезд со шлакбаумом, сказав, что Виктор Бондарь прислал сюда своих бойцов, что здесь живет банкир Гусинский, и Бобков, Витин друг из ФСБ, просил помочь кадрами.  Я тогда впервые слышала фамилию Бобкова и впервые видела Чегасово.

Жила я на Рублево-Успенском шоссе в дачах Администрации Президента России уже как два года. А какой-то охранник, только приехавший из Крыма, рассказывает мне о секретном аэродроме во Власихе, о его подземных устройствах.  Капитан ФАПСИ Дмитрий Поляков, привезший из Крыма Юрия Синежука, и поселивший первоначально его у себя на охраняемом объекте Огниково в Подмосковье, — дал охраннику великолепную рекомендацию прошедшего войну бойца в Африке, в Руанде.  Надо сказать, мне его просто впарили, уговорив убрать только что взятого другого охранника. Зачем Д.Поляков привез старшего сержанта Синежука в Москву, в то время как он находился в розыске в Одессе? Кто рассказывал наемнику-бойцу Юрию Синежуку все тайны Рублевки?

Вся страна застыла в немом вопросе, когда 31 декабря 1999 года Первый президент России Борис Ельцин, добровольно отрекся от власти. Вся страна – но не знаменитая Рублевка. Рублёвка знала, ЧТО стоит за добровольной отставкой. Какой ценой далась «Семье» эта добровольность. Кровью и животным страхом.  Не «Семья», как утверждают в СМИ, привела Путина к власти, — это были совсем другие силы, которым было по плечу заставить «Семью» это сделать своими руками.

А теперь о фильмах. Наши доблестные органы хранят множество секретов.  Каким-то секретам не суждено быть обнародованным. А каким-то, наоборот, суждено, как птица, вырваться из тайны клетки, и облетать просторы страны с некоей периодичностью. Итак, взрывы домов в России произошли в 1999 году, а уже в конце 2001 года телевизионный канал Рен ТВ показал 4 серии фильма под интригующим названием «Конференция маньяков». Обычно люди пропускают этот фильм мимо, и он мало известен. Вы, читатели, не поверите, речь в фильме-комедии идет именно о том, что основной пиротехник-взрыватель сидит на Лубянке, в ФСБ. И что без героя Бондаря из Африки, наше ФСБ не может обойтись никак. Да и герой доктор Кроткий уж очень смахивает на Дмитрича, которого постоянно описывал мне Синежук.  Четыре серии фильма надо было вероятно снимать почти 2 года. Получается, что кто-то цинично, сразу после взрывов домов, после людских трагедий, оставлял в кинематографе память о себе. Кто?

ИЗ ИНТЕРНЕТА
http://forum-msk.org/material/society/699304.html
Будет ли когда-то раскрыта тайна взрывов домов в Москве и Волгодонске?

15.01.2009
Источник: The Wall Street Journal
В течение восьми лет ряд громких дел, включая взрывы домов, которые предшествовали второй чеченской войне, если и расследовались, то не слишком успешно, и не очень активно. У многих заинтересованных лиц, да и у людей, наблюдающих за этими событиями как бы со стороны, сложилось стойкое впечатление, что власть не слишком заинтересована в их раскрытии. Это мягко говоря. Но после смены президента Путина на президента Медведева можно ли говорить о смене власти в Кремле? Ведь и персоны, и стиль работы, и приоритеты внешней и внутренней политики — все осталось прежним.
Однако люди все же обращаются к новому президенту с просьбой исправить ошибки и преступления прежнего правления. Например, в нашей рубрике «Напиши письмо Медведеву » скопились уже сотни писем, как от простых граждан, так и от весьма известных людей. Ни на одно из них не было получено ни одного внятного ответа. Если не считать, конечно, ответом президента Иреку Муртазину на письмо, написанное 15 декабря избиение его бейсбольными битами в канун Нового года. Надеемся, эти события напрямую все же не связаны.
Тем более трудно ожидать реакции президента на письмо о расследовании (точнее не-расследовании) резонансных дел, напрямую связанных с интересами правящей верхушки. Что он может сказать сегодня? Хотя президент-юрист мог бы заявить хотя бы по некоторым из них, что берет расследование под свой личный контроль, не надеясь на персональный контроль Генпрокуратуры, о котором было заявлено много лет назад. Навряд ли это было бы нарушением конституционного принципа разделения властей — следствие и прокуратура не относятся к «третьей власти», судебной, а входят в структуру исполнительной. Правда, по итогам этого персонального контроля пришлось бы когда-то отчитываться. Это так. Но нельзя же во всем уходить от персональной ответственности? Надо что-то брать на себя и президенту.
Тем не менее, мы публикуем письмо президенту Медведеву сестер  Татьяны и Алены Морозовых, раньше живших во взорванном доме на улице Гурьянова, где погибла их мать, а теперь проживающих в эмиграции. Письмо было опубликовано также и в зарубежной прессе, не только у нас. Может, будет какой-то резонанс. Может нет. Но люди ведь тоже прочитают, а отсутствие реакции властей — это тоже реакция, верно?
А.Б.
________________________________________

В результате трех скоординированных взрывов жилых домов в Москве и Волгодонске в сентябре 1999 года погибли 292 человека, в том числе наша мать — Любовь Морозова.
Дмитрий Анатольевич, мы обращаемся к Вам с призывом инициировать независимое, открытое и всестороннее расследование данных терактов. Хотя вину за данные преступления возложили на чеченских террористов и это использовали для оправдания полномасштабной войны против Чечни, которая началась позже, в сентябре, существует ряд указаний на то, что к случившемуся могли быть причастны российские спецслужбы. Имеются явные доказательства того, что власти скрыли правду. Мы не считаем это дело закрытым.
Позвольте напомнить Вам ряд фактов. — 23 сентября 1999 года милиция арестовала трех сотрудников Федеральной службы безопасности (ФСБ), которые пытались разместить в подвале жилого дома в Рязани взрыватель и гексоген — ту же самую взрывчатку, которая использовалась при предыдущих терактах. ФСБ объяснила, что ее агенты проводили «учения» и что в мешках со взрывчаткой на самом деле находился сахар. Расследование было прекращено, а все улики оказались под грифом «совершенно секретно».
— Примерно в то же время российский солдат обнаружил в своей воинской части недалеко от Рязани гексоген в мешках с надписью «сахар». Расследование по этому инциденту так и не провели, а улики были засекречены.
— 13 сентября 1999 года спикер Госдумы Геннадий Селезнев заявил о взрыве жилого дома в Волгодонске — за три дня до того, как произошел теракт.
— Марк Блюменфельд, администратор нашего дома на улице Гурьянова в Москве, где затем произошел взрыв, сообщил нашему адвокату и ряду журналистов, что он изменил показания под давлением со стороны сотрудников ФСБ. Представители спецслужб показали ему фотографию чеченца Ачимеза Гочияева, которого он прежде никогда не видел, и под нажимом мужчина «опознал» его как человека, который якобы арендовал у него под складские нужды подвал.
— Фоторобот, составленный по первоначальным показаниям Блюменфельда о внешности настоящего подозреваемого, похоже, исчез из уголовного дела и был заменен фотографией Гочияева. Одновременно адвокат Михаил Трепашкин, сам бывший агент КГБ, сообщил журналистам, что опознал по фотороботу сотрудника ФСБ Владимира Романовича. Позже Романович погиб на Кипре в результате дорожной аварии, причем водитель скрылся с места происшествия, а дело так и не было раскрыто.
— В ноябре 2003 года, незадолго до суда над двумя чеченцами, которых позднее признали виновными в перевозке взрывчатки, использованной при взрывах домов в Москве, Трепашкина арестовали — в его машину подложили огнестрельное оружие. Это помешало ему передать в суд заявление господина Блюменфельда о том, что агенты ФСБ заставили его дать ложные показания.Суд над двумя чеченцами не был убедительным ни для нас, ни для мировой общественности, поскольку он проходил за закрытыми дверями, а правозащитные группы отметили в процессе многочисленные нарушения, Российский суд так и не рассмотрел ни заявление господина Блюменфельда, ни факт замены фоторобота фотографией Гочияева.
— Были убиты четыре человека, которые расследовали вопрос о возможной причастности ФСБ к взрывам. Депутат Думы Сергей Юшенков был застрелен в Москве в апреле 2003 года, а через три месяца погиб от отравления его коллега Юрий Щекочихин. Журналистку Анну Политковскую застрелили в октябре 2006 года в ее московском доме, а еще через месяц в Лондоне от отравления скончался экс-сотрудник КГБ Александр Литвиненко.
Многие россияне пришли к выводу, что взрывы могли быть делом рук российских спецслужб. Что же касается нашей семьи, то мы давно потеряли первоначальную веру в официальную версию о «чеченском следе». Мы пришли к убеждению, что нашу мать и соседей принесли в жертву политической цели: необходимости оправдать войну в Чечне и помочь Владимиру Путину стать на следующий год президентом. Лишь объективное расследование может заставить нас изменить это мнение.
Господин президент, мы пишем Вам это открытое письмо, поскольку хотели бы верить, что Ваше избрание положит конец нынешнему темному периоду в российской истории. Вы не были к нему причастны. Мы сознаем, что Вы лояльны и благодарны прошлому режиму. Однако государственная власть была доверена Вам не для того, чтобы защищать возможных убийц. Теперь Вы управляете Россией, и занимаемая должность налагает на Вас большую ответственность. Ради истории, людей и памяти невинных жертв Вы обязаны найти и придать гласности правду о тех преступлениях.
Сестры Татьяна и Алена Морозовы
жили в доме на улице Гурьянова в Москве, который был взорван 9 сентября 1999 года. Сегодня они проживают в городе Спрингфилд, штат Миссури, США

© Copyright: Таня Карацуба Сеид-Бурхан, 2013
Свидетельство о публикации №213072200156

Обсуждение закрыто.