Щекочихин Юра /в память/ | КАРА ДАГ РУПОР

Щекочихин Юра /в память

ЩЕКОЧИХИН ЮРА

ЩЕКОЧИХИН ЮРА

10.06.2014

Помню свою первую встречу с Юрой Щекочихиным в 1972 году, когда он, корреспондент Комсомолки, прибегал к нам на урок мастерства и приглашал писать и обращаться за помощью к нему. Второй этап — Юра женился на дочери Марины Лебедевой-Кумач, с которой я работала в журнале Международная жизнь в  1975 г., где главным редактором у нас был министр иностранных дел Андрей Андреевич Громыко, и наши сотрудники ездили к нему из нашего маленького уютного особняка на Гороховской, 14 в МИД на Смоленке.

Марина Васильевна Лебедева-Кумач жила в квартире отца, революционного песенника, напротив Белорусского вокзала. Ее окна, выходившие на Белорусскую площадь, были завешены плотным бордовым бархатом. Она жаловалась на постоянный шум, и что приходится закрываться от шума шторами. В глазах моих стоит Марина Васильевна в своем смешном парике, — тогда не было возможности купить приличный парик. Вот и приходилось довольствоваться тем, что — кто где достал.

Третий этап — Юра Щекочихин был моим соседом по даче в Переделкино, где наш с ним дом на двоих чуть было не сгорел в сухое жаркое лето 1993 г. и мы с ним в 1 час ночи стояли на крыльцах , каждый со своей стороны и смотрели, как со стороны Булата Окуджавы упало раздвоившееся дерево на электрический щит, стоящий на нашем участке. На улицу высыпали тогда все именитые соседи. Щит сверкал белым пламенем, а Юра говорил, что он успел выхватить из розетки шнур компьютера, чтобы пламя не перекинулось на наш дом.  Так мы и стояли — мои детверо детей, я и Юра — душное жаркое лето в Переделкино:

В сто сорок солнц закат пылал, 
В июль катилось лето, 
Была жара, 
Жара плыла, 
На даче было это! 
                                       (В.Маяковский)

Песня Булата Окуджавы — Молитва, написанная в 1993 г в Переделкино.

<iframe width=»560″ height=»315″ src=»//www.youtube.com/embed/xoRjh-pf5C0?list=RDhUgl1c7k_zc» frameborder=»0″ allowfullscreen></iframe>

Именно это покушение на мою жизнь предсказала мне моя подруга Тамара Глоба, вычислив даже числа 18-21 июля. В ночь с 20 на 21 июля 1993 г моя жизнь и жизнь моих четверых детей подверглась опасности. Мы с Тамарой не могли представить ЧТО именно может грозить моей жизни. И Тамара придумывала новые ходы, чтобы защитить меня и моих детей: давай наймем охрану на эти дни, не выходи с дачи.

ЩЕКОЧИХИН ЮРА

ЩЕКОЧИХИН ЮРА

Четвертый этап был печальным. Ноябрь 1994 г. Вечер, темно. Сыро. Я вошла в домик Администрации писательского Переделкино. Нужно было позвонить. Тогда еще не было мобильных телефонов, да и с установочными телефонами была большая проблема, не везде они были. На нашей с Юрой даче не было телефона.

Юра сидел за столом с телефонной трубкой в руках. Лицо его было…. На месте лица был раздутый сизый шар. Мафия начала прессинг. Его сильно избили.

«И били мальчика прикладом по знаменитым жемчугам».

В первое мгновение я испугалась, и вновь прикрыла дверь с внешней стороны. От неожиданности и шока даже не поздоровалась. Сердце мое забилось. Я не ожидала увидеть избитого Юру. Он рассказывал кому-то по телефону, что с ним случилось и как его били рукояткой пистолета по лицу.

Борьба с мафией, с бандитами, закончилась для правдолюбца Щекочихина — смертью.

Справка Википедия:

Родился 9 июня 1950 года в Кировабаде (город Гянджа). Окончил факультет журналистики МГУ имени М. В. Ломоносова (1975). Журналистскую карьеру начал в 17 лет (первая публикация — в «Московском комсомольце»). В 19721980 вёл рубрику «Алый парус» в газете «Комсомольская правда», где занимался подростковыми проблемами.[1]

С 1980 по июль 1996 состоял редактором отдела расследований в «Литературной газете». С 1996 работал заместителем главного редактора и редактором отдела расследований в «Новой газете». В числе основных тем публикаций Щекочихина в 1990-е годы — состояние российской армии, освобождение пленных и заложников в Чечнекоррупция в органах государственной власти, социальные проблемы. В 1995 Юрий Щекочихин — автор и ведущий программы («журналистского расследования») «Специальная бригада» (программа была снята с эфира как «дестабилизующая обстановку в стране»).

Политическая деятельность[править | править исходный текст]

Политическую деятельность Щекочихин начал в 1990 году, когда был избран народным депутатом СССР от одного из избирательных округов Луганской области. В 1995 стал депутатом Государственной думы второго созыва от фракции«Яблоко», в 1999 вошёл в Государственную думу третьего созыва (по списку «Яблока»).

Щекочихин входил в состав Комитета по безопасности Госдумы (занимал должность заместителя председателя Комитета в Госдуме третьего созыва) и Комиссии по борьбе с коррупцией в органах государственной власти. Рассматривал проблемы организованной преступности (в том числе подростковой преступности), был автором ряда острых публикаций на эту тему. Был экспертом ООН по вопросам организованной преступности. Был президентом Международного фонда в поддержку молодой творческой интеллигенции (19932003).

В последние годы жизни Щекочихин расследовал «мебельное дело» (дело «Трёх китов») и сопутствовавший конфликт между силовыми органами. Требовал возобновления этого остановленного дела в Генеральной прокуратуре. В 2002—2003 получал анонимные звонки с угрозами.[2]

Сергей Соколов писал, что расследования Щекочихина, подобные делу министра Адамова, делу об отмывании денег через «Бэнк оф Нью-Йорк», делу «Трёх китов» и десятку других, «затрагивали интересы коррупционеров высочайшего уровня».[3]

Незадолго до своей смерти, в 2002—2003 гг. Щекочихин был членом «Общественной комиссии по расследованию обстоятельств взрывов домов в городах Москве и Волгодонске и проведения учений в городе Рязани в сентябре 1999 года» под руководством Сергея Ковалёва.[4]

Обсуждение закрыто.