Операция «Чечевица». 23 февраля 1944 года. Депортация

Операция «Чечевица». 23 февраля 1944 года

В Чечне и Ингушетии 23 февраля мужчин не поздравляют. Для вайнахов это День памяти о массовой депортации.

Поголовному насильственному переселению в сталинском СССР подверглись многие народы: немцы Поволжья, финны, калмыки, карачаевцы, балкарцы, крымские татары, понтийские греки, проживавшие в Крыму болгары и армяне, корейцы и турки-месхетинцы, украинцы и многие другие народы. Переселяли как по национальному признаку, так и по классовому. Массовые депортации имели место в странах Балтии и Западной Украине, на Кавказе, в Ленинграде и Карелии не смотря на войну и блокаду. Всего в 1944 году было выселено на восток около 873 тысяч человек, а к октябрю 1948 года — 2 млн. 247 тыс. человек. Все они являются репрессированными и подлежат реабилитации. Операция под кодовым названием «Чечевица» по выселению вайнахов была одной из самых крупных.

депортация чечено-ингушского народа 23 февраля 1944 года.

Она началась 23 февраля 1944 года в 02:00 по местному времени, когда по радио был передан кодовый сигнал «Пантера», и завершилась 9 марта. В ней участвовали около 19 тысяч оперативных работников НКВД, НКГБ и военной контрразведки «СМЕРШ», и 100 тысяч военнослужащих войск НКВД — по одному на каждых четырех выселяемых, включая женщин, детей и стариков. Их заранее разместили на Северном Кавказе под видом фронтовых частей, отведенных на отдых и переформирование. В шесть утра военные начали стучаться в дома и будить хозяев, давая им два часа на сборы. Затем их везли грузовиками к ближайшим железнодорожным станциям и грузили в «теплушки». Уже в первые сутки из населенных пунктов вывезли 333 739 человек, и погрузили в эшелоны 176 тыс. 950 человек. В 11 утра Берия телеграфировал Сталину: «Выселение проходит нормально. Заслуживающих внимания происшествий нет», — а вечером устроил в Грозном застолье.

В Чечне и Ингушетии 23 февраля мужчин не поздравляют. Для вайнахов это День памяти о массовой депортации. Поголовному насильственному переселению в сталинском СССР подверглись многие народы: немцы Поволжья, финны, калмыки, карачаевцы, балкарцы, крымские татары, понтийские греки, проживавшие в Крыму болгары и армяне, корейцы и турки-месхетинцы, украинцы и многие другие народы. Переселяли как по национальному признаку, так и по классовому. Массовые депортации имели место в странах Балтии и Западной Украине, на Кавказе, в Ленинграде и Карелии не смотря на войну и блокаду. Всего в 1944 году было выселено на восток около 873 тысяч человек, а к октябрю 1948 года - 2 млн. 247 тыс. человек. Все они являются репрессированными и подлежат реабилитации. Операция под кодовым названием "Чечевица" по выселению вайнахов была одной из самых крупных. За две недели Она началась 23 февраля 1944 года в 02:00 по местному времени, когда по радио был передан кодовый сигнал "Пантера", и завершилась 9 марта. В ней участвовали около 19 тысяч оперативных работников НКВД, НКГБ и военной контрразведки "СМЕРШ", и 100 тысяч военнослужащих войск НКВД - по одному на каждых четырех выселяемых, включая женщин, детей и стариков. Их заранее разместили на Северном Кавказе под видом фронтовых частей, отведенных на отдых и переформирование. В шесть утра военные начали стучаться в дома и будить хозяев, давая им два часа на сборы. Затем их везли грузовиками к ближайшим железнодорожным станциям и грузили в "теплушки". Уже в первые сутки из населенных пунктов вывезли 333 739 человек, и погрузили в эшелоны 176 тыс. 950 человек. В 11 утра Берия телеграфировал Сталину: "Выселение проходит нормально. Заслуживающих внимания происшествий нет", - а вечером устроил в Грозном застолье. Сталин получал информацию о ходе выселения лично от Берии. К концу февраля отправили 478 тыс. 479 человек, в том числе 91 тыс. 250 ингушей и 387 тыс. 229 чеченцев. Всего, как следует из доклада начальника конвойных войск НКВД генерала Бочкова Берии, в 180 эшелонах по 65 вагонов в каждом было отправлено 493 269 человек (в среднем по 2740 человек на эшелон). В пути родились 56 младенцев и умерли 1272 человека, главным образом от простуды или обострения хронических болезней. К 20 марта на место прибыли 491 748 депортированных. Разрешалось брать до 500 кг груза на семью, но фактически большую часть вещей пришлось оставить, поскольку в каждом вагоне должны были поместиться 45 человек со всем имуществом (немцев Поволжья размещали по 40 человек в "теплушке", и вещи везли отдельно). "Спецпереселенцы" должны были сдать скот и зерно и получить взамен аналогичное количество от властей на новых местах жительства, но в большинстве случаев это правило не выполнялось. Последними шли поезда с чеченской и ингушской номенклатурой и верхушкой духовенства. Остаться в родных местах не позволили никому. Единственное послабление для элиты состояло в том, что ее везли в нормальных пассажирских вагонах и позволили взять больше вещей. В июле 1944 года Берия представил Сталину окончательную информацию: "Во исполнение постановления Государственного Комитета Обороны НКВД в феврале-марте 1944 г. было переселено на постоянное жительство в Казахскую и Киргизскую ССР 602 193 человека жителей Северного Кавказа, из них чеченцев и ингушей - 496 460 человек, карачаевцев - 68 327, балкарцев - 37 406 чел." В Казахстане поселили около 411 тысяч вайнахов (85 тысяч семей), в Киргизии - 85,5 тысяч (20 тысяч семей). Чечено-Ингушская АССР была упразднена, а ее территория разделена между соседними регионами - Ставропольским краем, Дагестаном и Северной Осетией. Операцию "Чечевица" начали готовить в октябре-ноябре 1943 года. Первоначально планировалось переселение в Новосибирскую и Омскую области, Алтайский и Красноярский края. Затем маршрут изменили на Среднюю Азию. Неоднократно менялась и дата начала операции. Почему, в конце концов, выбор остановили на Дне Красной Армии, неизвестно. 29 января 1944 года НКВД издал секретную "Инструкцию о порядке проведения выселения чеченцев и ингушей". 1 февраля решение окончательно утвердило политбюро. Руководил операцией лично Берия. 17 февраля 1944 года он доложил Сталину из Грозного, что все готово, 21-го подписал соответствующий приказ по НКВД, 22-го сообщил о предстоящем выселении руководству республики и высшему духовенству. Как докладывал Берия Сталину, председатель совнаркома Чечено-Ингушетии Моллаев "прослезился, но обещал взять себя в руки и обещал выполнить все задания, которые ему будут даны в связи с выселением". Имамам и муллам Берия приказал "провести необходимую работу среди населения". Из-за огромного неравенства сил случаев сопротивления было немного. По официальным данным, в ходе операции были убиты 780 человек, арестовано 2016 "антисоветского элемента", изъято более 20 тысяч единиц огнестрельного оружия, в основном хранившегося в чеченских домах еще со времен гражданской войны. Скрыться в горах сумели 6544 человека. Отдельные работники наркомата госбезопасности сообщали о "ряде безобразных фактов нарушения революционной законности, самочинных расстрелах над оставшимися после переселения чеченками-старухами, больными, калеками, которые не могли следовать", но наказания никто не понес. Напротив, указом от 8 марта 1944 года 714 участников депортации были награждены "за образцовое выполнение специальных заданий", в том числе боевыми орденами Суворова, Кутузова и Красного Знамени. Самая страшная трагедия разыгралась в высокогорном ауле Хайбах, где были убиты 705 человек. На месте Хайбаха остались лишь развалины. Единственная их "вина" состояла в том, что 23 февраля пошел сильный снег, жители не могли спуститься с гор и срывали график депортации. Комиссар госбезопасности 3-го ранга Михаил Гвишиани (впоследствии - сват премьера Алексея Косыгина) приказал загнать людей в конюшню и сжечь, использовав ту же методику, какую применяли нацисты к партизанским селам. В 1980-х годах военный журналист Степан Кашурко, занимавшийся розыском безвестных героев войны, обнаружил на берегу Десны в районе Новгород-Северского останки погибшего 12 марта 1943 года разведчика 2-го гвардейского кавалерийского корпуса Бексултана Газоева. В непромокаемом пакете у него на груди было неотправленное письмо матери, адресованное в Хайбах. Журналист написал в республиканской военкомат Чечено-Ингушетии, и получил ответ, что такого населенного пункта нет, и никогда не было. Заинтригованный Кашурко не поленился съездить в Грозный и встретился с первым секретарем обкома Доку Завгаевым, который нехотя признал, что "люди сгорели при депортации", но "об этой истории говорить и писать запрещено". В 1991 году военная прокуратура возбудила дело по факту массового убийства в Хайбахе, которое впоследствии прекратили в связи со смертью основных обвиняемых. Чеченцы где-то раздобыли полутораметровый портрет Гвишиани и сожгли его на месте расправы под барабанный бой. Что было, и чего не было Решение депортировать чеченцев и ингушей Президиум Верховного Совета СССР мотивировал тем, что "в период Великой Отечественной войны, особенно во время действий немецко-фашистских войск на Кавказе, многие чеченцы и ингуши изменили Родине, переходили на сторону фашистских оккупантов, вступали в ряды диверсантов и разведчиков, забрасываемых немцами в тыл Красной Армии, создавали по указке немцев вооруженные банды для борьбы против советской власти". По данным из докладной записки заместителя Берии Богдана Кобулова, из 30 тыс. 309 жителей Чечено-Ингушетии, подлежавших призыву в армию в 1941-1942 годах, уклонились от службы 16 тыс. 511 человек, из-за чего в республике пришлось объявить призыв добровольным и отказаться от планов формирования 114-й Чечено-Ингушской кавалерийской дивизии. С другой стороны, согласно данным, обнародованным российским историком Василием Филькиным, на фронтах Великой Отечественной войны сражались 28,5 тысяч чеченцев и ингушей (19,5 тысяч призванных или пошедших на фронт добровольцами плюс девять тысяч тех, кого война застала в армии), а по информации чеченского Общества ветеранов войны - даже 44 тысячи человек. На фронте погибли около 2300 чеченцев и ингушей. Одним из последних солдат Брестской крепости был по национальности ингуш. Четверо стали Героями Советского Союза, а еще шестерым это звание присвоили задним числом после реабилитации репрессированных народов. При этом, по имеющимся данным, было заполнено около 40 представлений, но с февраля 1942 года действовало негласное указание "придерживать" наградные листы. Герой Советского Союза снайпер Абухаджи Идрисов уничтожил 349 военнослужащих противника, а другой Герой, Ханпаша Нурадилов, взял 12 "языков". Имена трех чеченцев и одного ингуша увековечены в Мемориальном комплексе защитников Брестской крепости. При этом исключений в 1944 году не сделали ни для кого. Часть вайнахов сняли с фронта немедленно, другим дали довоевать, но после войны всех неукоснительно отправили на поселение, в том числе подполковника Мавлиди Висаитова, который первым из старших советских офицеров приветствовал союзников на Эльбе и был награжден американским орденом. За годы войны на территорию Чечено-Ингушетии были сброшены восемь групп немецких парашютистов, общей численностью 77 человек, "большую часть" из которых, по утверждению НКВД-НКГБ, составляли завербованные местные жители. В октябре 1941-го года в Шатойском, Итум-Калинском, Веденском, Чеберлоевском и Галанчожском районах вспыхнуло антисоветское восстание под предводительством Хасана Исраилова и Маирбека Шерипова, но направлено оно было, прежде всего, против колхозного строя. Прямых доказательств связи повстанцев с немецкой разведкой нет. По официальным советским данным, с начала войны до момента депортации в Чечено-Ингушетии были арестованы 1901 и убиты 973 "бандита". Под эгидой немецких спецслужб в Берлине действовала Партия кавказских борцов, в которую входили представители 11 народов Кавказа, провозглашавшая лозунг "борьбы с большевистским варварством и русским деспотизмом", и издавалась газета "Газават", но занимались этим в основном эмигранты периода Гражданской войны. По утверждению английского историка Николая Толстого, "в 1946 году на Западе находилось предположительно около 80 тысяч мусульман", но сколько среди них было именно чеченцев и ингушей, неизвестно. По имеющимся данным, американские и британские власти выдавали мусульман Кавказа, Поволжья и Средней Азии не так активно, как военнопленных и "власовцев" славянского происхождения. Поведение чеченцев и ингушей не было чем-то исключительным. В общей сложности от 800 тысяч до миллиона советских граждан всех национальностей в годы войны служили немцам с оружием в руках. В любом случае, применение принципа коллективной ответственности и этнические чистки явились вопиющим нарушением прав человека. Депортация состоялась, когда вермахт уже был отброшен на сотни километров от Кавказа, и, таким образом, явилась не военной необходимостью, а актом наказания. По мнению историка Бориса Соколова, "Сталин давно планировал решить проблему непокорных кавказских народов, никогда по сути не признававших Советской власти, а война предоставила удобный повод для этого". Изгнание было объявлено вечным, но фактически продолжалось 13 лет. Переселенцы, включая детей, обязаны были еженедельно отмечаться в спецкомендатурах. За самовольное оставление места жительства полагалось 20 лет лагерей. Власти далеко не везде смогли обеспечить вновь прибывших продовольствием, работой и кровом. Сложно сказать, чего здесь было больше: жестокости по отношению к "предателям", или обычной неразберихи, неизбежной при скоропалительном и массовом переселении. 9 января 1957 года президиумы Верховных Советов СССР и РСФСР издали совместный указ об отмене высылки вайнахов и восстановлении Чечено-Ингушской автономной республики. К тому времени в Казахстане проживало около 315 тысяч, а в Киргизии - примерно 80 тысяч чеченцев и ингушей. Таким образом, численность вайнахов за годы изгнания сократилась примерно на 100 тысяч человек. Весной и летом 1957 года на родину вернулись около 140 тысяч человек, но их дома оказались заняты переселенными в Чечню и Ингушетию русскими и представителями других народов СССР, а Пригородный район Ингушетии был передан в состав Осетии. Чеченцы и ингуши хотели жить именно в тех домах, которые принадлежали им до депортации. В августе 1958 года после убийства на бытовой почве в Грозном произошли межэтнические столкновения, в результате которых погибли два человека, 32 получили травмы и почти 60 были арестованы. Тем не менее, к весне 1959 года возвращение в основном состоялось. 14 ноября 1989 года и 26 апреля 1991 года были приняты законы СССР и РСФСР "О реабилитации репрессированных народов", в основном дублировавшие друг друга. С одной стороны, они предусматривали "признание и осуществление их права на восстановление территориальной целостности, существовавшей до антиконституционной политики насильственного перекраивания границ, на восстановление национально-государственных образований, сложившихся до их упразднения, а также на возмещение ущерба, причиненного государством". С другой стороны, указывалось, что "процесс реабилитации не должен ущемлять права и законные интересы граждан, проживающих в настоящее время на данных территориях". Трудноразрешимое противоречие привело к конфликтам, до конца не разрешенным и поныне.

Сталин получал информацию о ходе выселения лично от Берии. К концу февраля отправили 478 тыс. 479 человек, в том числе 91 тыс. 250 ингушей и 387 тыс. 229 чеченцев. Всего, как следует из доклада начальника конвойных войск НКВД генерала Бочкова Берии, в 180 эшелонах по 65 вагонов в каждом было отправлено 493 269 человек (в среднем по 2740 человек на эшелон). В пути родились 56 младенцев и умерли 1272 человека, главным образом от простуды или обострения хронических болезней. К 20 марта на место прибыли 491 748 депортированных. Разрешалось брать до 500 кг груза на семью, но фактически большую часть вещей пришлось оставить, поскольку в каждом вагоне должны были поместиться 45 человек со всем имуществом (немцев Поволжья размещали по 40 человек в «теплушке», и вещи везли отдельно). «Спецпереселенцы» должны были сдать скот и зерно и получить взамен аналогичное количество от властей на новых местах жительства, но в большинстве случаев это правило не выполнялось.

В Чечне и Ингушетии 23 февраля мужчин не поздравляют. Для вайнахов это День памяти о массовой депортации.

Последними шли поезда с чеченской и ингушской номенклатурой и верхушкой духовенства. Остаться в родных местах не позволили никому. Единственное послабление для элиты состояло в том, что ее везли в нормальных пассажирских вагонах и позволили взять больше вещей. В июле 1944 года Берия представил Сталину окончательную информацию: «Во исполнение постановления Государственного Комитета Обороны НКВД в феврале-марте 1944 г. было переселено на постоянное жительство в Казахскую и Киргизскую ССР 602 193 человека жителей Северного Кавказа, из них чеченцев и ингушей — 496 460 человек, карачаевцев — 68 327, балкарцев — 37 406 чел.» В Казахстане поселили около 411 тысяч вайнахов (85 тысяч семей), в Киргизии — 85,5 тысяч (20 тысяч семей). Чечено-Ингушская АССР была упразднена, а ее территория разделена между соседними регионами — Ставропольским краем, Дагестаном и Северной Осетией.

Операцию «Чечевица» начали готовить в октябре-ноябре 1943 года. Первоначально планировалось переселение в Новосибирскую и Омскую области, Алтайский и Красноярский края. Затем маршрут изменили на Среднюю Азию. Неоднократно менялась и дата начала операции. Почему, в конце концов, выбор остановили на Дне Красной Армии, неизвестно. 29 января 1944 года НКВД издал секретную «Инструкцию о порядке проведения выселения чеченцев и ингушей». 1 февраля решение окончательно утвердило политбюро. Руководил операцией лично Берия. 17 февраля 1944 года он доложил Сталину из Грозного, что все готово, 21-го подписал соответствующий приказ по НКВД, 22-го сообщил о предстоящем выселении руководству республики и высшему духовенству. Как докладывал Берия Сталину, председатель совнаркома Чечено-Ингушетии Моллаев «прослезился, но обещал взять себя в руки и обещал выполнить все задания, которые ему будут даны в связи с выселением». Имамам и муллам Берия приказал «провести необходимую работу среди населения».

Депорта́ция чече́нцев и ингуше́й (операция «Чечеви́ца») — депортация чеченцев и ингушей с территории Чечено-Ингушской АССР и Дагестанской АССР в Среднюю Азию и Казахстан в период с 23 февраля по 9 марта 1944 года.

Депорта́ция чече́нцев и ингуше́й (операция «Чечеви́ца») — депортация чеченцев и ингушей с территории Чечено-Ингушской АССР и Дагестанской АССР в Среднюю Азию и Казахстан в период с 23 февраля по 9 марта 1944 года.

Депорта́ция чече́нцев и ингуше́й (операция «Чечеви́ца») — депортация чеченцев и ингушей с территории Чечено-Ингушской АССР и Дагестанской АССР в Среднюю Азию и Казахстан в период с 23 февраля по 9 марта 1944 года.

Депорта́ция чече́нцев и ингуше́й (операция «Чечеви́ца») — депортация чеченцев и ингушей с территории Чечено-Ингушской АССР и Дагестанской АССР в Среднюю Азию и Казахстан в период с 23 февраля по 9 марта 1944 года.

Депорта́ция чече́нцев и ингуше́й (операция «Чечеви́ца») — депортация чеченцев и ингушей с территории Чечено-Ингушской АССР и Дагестанской АССР в Среднюю Азию и Казахстан в период с 23 февраля по 9 марта 1944 года.

Из-за огромного неравенства сил случаев сопротивления было немного. По официальным данным, в ходе операции были убиты 780 человек, арестовано 2016 «антисоветского элемента», изъято более 20 тысяч единиц огнестрельного оружия, в основном хранившегося в чеченских домах еще со времен гражданской войны. Скрыться в горах сумели 6544 человека. Отдельные работники наркомата госбезопасности сообщали о «ряде безобразных фактов нарушения революционной законности, самочинных расстрелах над оставшимися после переселения чеченками-старухами, больными, калеками, которые не могли следовать», но наказания никто не понес. Напротив, указом от 8 марта 1944 года 714 участников депортации были награждены «за образцовое выполнение специальных заданий», в том числе боевыми орденами Суворова, Кутузова и Красного Знамени. Самая страшная трагедия разыгралась в высокогорном ауле Хайбах, где были убиты 705 человек. На месте Хайбаха остались лишь развалины. Единственная их «вина» состояла в том, что 23 февраля пошел сильный снег, жители не могли спуститься с гор и срывали график депортации. Комиссар госбезопасности 3-го ранга Михаил Гвишиани (впоследствии — сват премьера Алексея Косыгина) приказал загнать людей в конюшню и сжечь, использовав ту же методику, какую применяли нацисты к партизанским селам.

В 1980-х годах военный журналист Степан Кашурко, занимавшийся розыском безвестных героев войны, обнаружил на берегу Десны в районе Новгород-Северского останки погибшего 12 марта 1943 года разведчика 2-го гвардейского кавалерийского корпуса Бексултана Газоева. В непромокаемом пакете у него на груди было неотправленное письмо матери, адресованное в Хайбах. Журналист написал в республиканской военкомат Чечено-Ингушетии, и получил ответ, что такого населенного пункта нет, и никогда не было. Заинтригованный Кашурко не поленился съездить в Грозный и встретился с первым секретарем обкома Доку Завгаевым, который нехотя признал, что «люди сгорели при депортации», но «об этой истории говорить и писать запрещено». В 1991 году военная прокуратура возбудила дело по факту массового убийства в Хайбахе, которое впоследствии прекратили в связи со смертью основных обвиняемых. Чеченцы где-то раздобыли полутораметровый портрет Гвишиани и сожгли его на месте расправы под барабанный бой.

Решение депортировать чеченцев и ингушей Президиум Верховного Совета СССР мотивировал тем, что «в период Великой Отечественной войны, особенно во время действий немецко-фашистских войск на Кавказе, многие чеченцы и ингуши изменили Родине, переходили на сторону фашистских оккупантов, вступали в ряды диверсантов и разведчиков, забрасываемых немцами в тыл Красной Армии, создавали по указке немцев вооруженные банды для борьбы против советской власти». По данным из докладной записки заместителя Берии Богдана Кобулова, из 30 тыс. 309 жителей Чечено-Ингушетии, подлежавших призыву в армию в 1941-1942 годах, уклонились от службы 16 тыс. 511 человек, из-за чего в республике пришлось объявить призыв добровольным и отказаться от планов формирования 114-й Чечено-Ингушской кавалерийской дивизии. С другой стороны, согласно данным, обнародованным российским историком Василием Филькиным, на фронтах Великой Отечественной войны сражались 28,5 тысяч чеченцев и ингушей (19,5 тысяч призванных или пошедших на фронт добровольцами плюс девять тысяч тех, кого война застала в армии), а по информации чеченского Общества ветеранов войны — даже 44 тысячи человек. На фронте погибли около 2300 чеченцев и ингушей. Одним из последних солдат Брестской крепости был по национальности ингуш.

Четверо стали Героями Советского Союза, а еще шестерым это звание присвоили задним числом после реабилитации репрессированных народов. При этом, по имеющимся данным, было заполнено около 40 представлений, но с февраля 1942 года действовало негласное указание «придерживать» наградные листы. Герой Советского Союза снайпер Абухаджи Идрисов уничтожил 349 военнослужащих противника, а другой Герой, Ханпаша Нурадилов, взял 12 «языков». Имена трех чеченцев и одного ингуша увековечены в Мемориальном комплексе защитников Брестской крепости. При этом исключений в 1944 году не сделали ни для кого. Часть вайнахов сняли с фронта немедленно, другим дали довоевать, но после войны всех неукоснительно отправили на поселение, в том числе подполковника Мавлиди Висаитова, который первым из старших советских офицеров приветствовал союзников на Эльбе и был награжден американским орденом. За годы войны на территорию Чечено-Ингушетии были сброшены восемь групп немецких парашютистов, общей численностью 77 человек, «большую часть» из которых, по утверждению НКВД-НКГБ, составляли завербованные местные жители.

В октябре 1941-го года в Шатойском, Итум-Калинском, Веденском, Чеберлоевском и Галанчожском районах вспыхнуло антисоветское восстание под предводительством Хасана Исраилова и Маирбека Шерипова, но направлено оно было, прежде всего, против колхозного строя. Прямых доказательств связи повстанцев с немецкой разведкой нет. По официальным советским данным, с начала войны до момента депортации в Чечено-Ингушетии были арестованы 1901 и убиты 973 «бандита». Под эгидой немецких спецслужб в Берлине действовала Партия кавказских борцов, в которую входили представители 11 народов Кавказа, провозглашавшая лозунг «борьбы с большевистским варварством и русским деспотизмом», и издавалась газета «Газават», но занимались этим в основном эмигранты периода Гражданской войны. По утверждению английского историка Николая Толстого, «в 1946 году на Западе находилось предположительно около 80 тысяч мусульман», но сколько среди них было именно чеченцев и ингушей, неизвестно. По имеющимся данным, американские и британские власти выдавали мусульман Кавказа, Поволжья и Средней Азии не так активно, как военнопленных и «власовцев» славянского происхождения.

Поведение чеченцев и ингушей не было чем-то исключительным. В общей сложности от 800 тысяч до миллиона советских граждан всех национальностей в годы войны служили немцам с оружием в руках. В любом случае, применение принципа коллективной ответственности и этнические чистки явились вопиющим нарушением прав человека. Депортация состоялась, когда вермахт уже был отброшен на сотни километров от Кавказа, и, таким образом, явилась не военной необходимостью, а актом наказания. По мнению историка Бориса Соколова, «Сталин давно планировал решить проблему непокорных кавказских народов, никогда по сути не признававших Советской власти, а война предоставила удобный повод для этого».

Депорта́ция чече́нцев и ингуше́й (операция «Чечеви́ца») — депортация чеченцев и ингушей с территории Чечено-Ингушской АССР и Дагестанской АССР в Среднюю Азию и Казахстан в период с 23 февраля по 9 марта 1944 года.

Изгнание было объявлено вечным, но фактически продолжалось 13 лет. Переселенцы, включая детей, обязаны были еженедельно отмечаться в спецкомендатурах. За самовольное оставление места жительства полагалось 20 лет лагерей. Власти далеко не везде смогли обеспечить вновь прибывших продовольствием, работой и кровом. Сложно сказать, чего здесь было больше: жестокости по отношению к «предателям», или обычной неразберихи, неизбежной при скоропалительном и массовом переселении. 9 января 1957 года президиумы Верховных Советов СССР и РСФСР издали совместный указ об отмене высылки вайнахов и восстановлении Чечено-Ингушской автономной республики. К тому времени в Казахстане проживало около 315 тысяч, а в Киргизии — примерно 80 тысяч чеченцев и ингушей. Таким образом, численность вайнахов за годы изгнания сократилась примерно на 100 тысяч человек. Весной и летом 1957 года на родину вернулись около 140 тысяч человек, но их дома оказались заняты переселенными в Чечню и Ингушетию русскими и представителями других народов СССР, а Пригородный район Ингушетии был передан в состав Осетии.

Чеченцы и ингуши хотели жить именно в тех домах, которые принадлежали им до депортации. В августе 1958 года после убийства на бытовой почве в Грозном произошли межэтнические столкновения, в результате которых погибли два человека, 32 получили травмы и почти 60 были арестованы. Тем не менее, к весне 1959 года возвращение в основном состоялось. 14 ноября 1989 года и 26 апреля 1991 года были приняты законы СССР и РСФСР «О реабилитации репрессированных народов», в основном дублировавшие друг друга. С одной стороны, они предусматривали «признание и осуществление их права на восстановление территориальной целостности, существовавшей до антиконституционной политики насильственного перекраивания границ, на восстановление национально-государственных образований, сложившихся до их упразднения, а также на возмещение ущерба, причиненного государством». С другой стороны, указывалось, что «процесс реабилитации не должен ущемлять права и законные интересы граждан, проживающих в настоящее время на данных территориях». Трудноразрешимое противоречие привело к конфликтам, до конца не разрешенным и поныне.

Депорта́ция чече́нцев и ингуше́й (операция «Чечеви́ца») — депортация чеченцев и ингушей с территории Чечено-Ингушской АССР и Дагестанской АССР в Среднюю Азию и Казахстан в период с 23 февраля по 9 марта 1944 года.

Использованы следущие материалы:

  • ЧГНА. Ф.1. Оп.1. Д.1837. Л.4-5.
  • ГАРФ. Ф.Р-9401. Оп.2. Д.134. Л.176-180.
  • Пост. СМ СССР № 4367-1726сс от 24.XI.1948 г.
  • Выписка из протокола № 66 от 1948 г.
  • ГАРФ. Ф.Р-9479. Оп.1. Д.768. л.129.
  • ГАРФ. Ф.Р-9479. Оп.1. Д.111. Л.191об.
  • ГАРФ. Ф.Р-9401. Оп.2. Д.63. Л.311-313
  • ГАРФ. Ф.Р-9401. Оп.1. Д.2077-86. Л.15.
  • ГАРФ. Ф.Р-5446. Оп.47. Д.4356. Л.59-62.
  • ГАРФ. Ф.Р-9401. Оп.2. Д.64. Л.161.
  • ЧГНА. Ф.220. Оп.1. Д.26. Л.113.
  • ГАРФ. Ф.Р-9479. Оп.1. Д.182. Л.62,64.
  • ГАРФ. Ф.Р-9401. Оп.2. Д.64. Л.160
  • ГАРФ. Ф.Р-9401. Оп.2. Д.64. Л.166.
  • ГАРФ. Ф.9401. Оп.2. Д.64. Л.167.
  • РЦХИДНИ. Ф.644. Оп.1. Д.200. Л.13-15.
  • ГАРФ. Ф.Р-9478. Оп.1. Д.55. Л.13
  • ГАРФ. Ф.Р-9478. Оп.1. Д.55. Л.1-9.
  • ГАРФ. Ф-9478.
  • ГАРФ. Ф.Р-9478. Оп.1. Д.55. Л1-9
  • ГАРФ. Д.401. Оп.12. Д.127-09. Л.80
  • НАРЧ. Ф.1. Оп.1. Д.748. Л.15.
  • ГАРФ. Ф.Р-9478. Оп.1. Д.2. Л.3-4

Поделись страницей в:

6098929
23 февраля 2016 года
1407
0

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *