Хим оружие СССР

23 августа 2017

Почему у статьи такое название, я не знаю. Вероятно, есть связь.

Марк Штейнберг: сексоизбирательное оружие СССР.

Умирающим Аральское море стало давно. Еще во второй половине 70-х годов прошлого века десятки километров солончаков и серого песка отделили бывший берег от зеркала воды. Где-то в те поры наш вездеход, лавируя между озерцами солончаковой топи, добрался наконец-то до понтонного катера. Мы пересели и поплыли к видневшейся на горизонте узкой полоске суши.

— Напрасно идем, товарищ генерал-майор, — доложил прапорщик, командир катера, — не пустят нас на остров, там с этим строго.

— Как это не пустят, мне Командующий лично приказал, — возмутился (хотя и соврал!) генерал Королев.

— А они никому не подчиняются, совершенно секретная организация там, — сокрушенно пробормотал прапор.

И в самом деле, не успели мы даже приблизиться к бетонному причалу, как от него отвалил бронекатер и круто пересек нам путь.

— Кто такие? — прогремел мегафон

— Генерал-майор Королев, начальник инженерных войск ТуркВО, ответил прапорщик.

— Немедленно разворачивайтесь, иначе открываю огонь! — зарычал мегафон и счетверенные стволы зенитной установки угрожающе уставились в наш катеришко. Чувствовалось, что здесь не шутят, и под яростную матерщину генерала мы отправились восвояси, к полосе песков.

Генерал кипел. Его радушно встречали на самых закрытых «площадках» испытательных полигонов Сары-Шагана, Сары-Озека и Эмбы, а от какого-то вшивого острова отогнали пулеметами. В лагере он немедленно позвонил начальнику штаба ТуркВО генерал-лейтенанту Будаковскому.

— Ну и правильно сделали. Нечего тебе на этом острове делать. Они там обезьян чумой травят. До саперных генералов еще не дошли. Да и по части захмеления там тебе не обломилось бы, — ехидно заключил начштаба, хорошо знавший замашки Королева.

Так бесславно завершилась попытка начинжа ТуркВО проинспектировать таинственный остров Возрождения, самый большой на Арале. В то время генерал — да и никто из нас — не знали, что на острове находится один из самых секретных объектов «империи зла» — главный испытательный полигон зловещего ведомства, готовившего биологические средства войны. Место было выбрано как нельзя более подходящее: умирающий Арал вполне гармонировал с тем, чем занимались на острове с именем, прямо противоположным его страшному предназначению.

Биополигон на острове Возрождения: свидетельства

Испытательная биологическая площадка на острове Возрождения в Аральском море действовала еще в 1936-37 годах. Впоследствии биополигон возобновил свою работу в 1954 году. Здесь находился военный городок Кантубек (Аральск-7), где проживало 1,5 тыс. человек. На острове в 1980-е был построен уникальный аэродром, состоящий из четырех бетонных взлетно-посадочных полос в виде розы ветров, позволявший взлетать при любой погоде. Это был самый крупный полигон, где методом распыления и подрыва испытывали бактериологическое оружие на основе сибирской язвы, чумы, туляремии, Ку-лихорадки (Q fever), бруцеллеза, сапа, других особо опасных инфекций. Символично — за сорок четыре года существования секретный гарнизон так и не обзавелся своим кладбищем. Здесь функционировал крематорий и железобетонный глубокий саркофаг.

Есть достоверные данные, что на острове биологическое оружие опробовали на заключенных. Приведу свидетельство одного из них, которому удалось выжить: «На острове Возрождения я находился с 77-го по 81-й. Все эти годы, что я находился на острове, на мне проводили эксперименты. Программа испытаний была разнообразна. В моем корпусе в основном проводились опыты на мозге и психике, воздействуя рецептурами. Но основные эксперименты проводились на женщинах. Их беременных куда то вывозили. Многие женщины умирали, от чего и по какой причине тоже не знаю… Эксперименты с боевыми рецептурами проводились в основном на острове Комсомольский. В 78-м году привезли сразу же очень много заключенных (больше 100 человек), на второй день их всех отправили на остров Комсомольский. Затем туда отправляли зеков много раз. Дальнейшую их судьбу я не знаю, но оттуда не возвращались никогда…».

А вот свидетельство бывшего солдата: «Весь остров был разбит на участки, и на каждом требовался особый допуск. Я работал рядом с аэродромом — большие самолеты садились и взлетали каждый день. Но как только машина заходила на посадку, нас загоняли в казармы и держали взаперти по нескольку часов. Что или кого привозили на остров, знать нам не полагалось — вдоль посадочной полосы становились солдаты с автоматами, не пропускавшие к самолетам даже офицеров, не имевших допуска. Но часовые рассказывали: мол, сегодня привезли столько-то зеков, ну, тех, кто приговорен к расстрелу. За мою службу таким образом на остров доставили их много сотен. И ни один не вернулся…».

Таким образом, сегодня нет сомнений для каких зловещих целей был предназначен остров с таким романтическим именем. Вполне невинно называлась и организация, к которой он принадлежал — «Биопрепарат», огромная научно-производственная структура, разрабатывавшая и изготовлявшая биологическое оружие массового поражения. Работы по его созданию в СССР начались в 1933 году в специально учрежденном научно-исследовательском институте Наркомата обороны.

Подготовка СССР к тотальной биологической и химической войне

Все эти годы его задачи оставались прежними, но в 1973 году, наряду с этим НИИ, стала функционировать мощная «Система Огаркова», названная по имени первого ее руководителя генерала Всеволода Огаркова. В систему входили 18 научных институтов с 25 тысячами сотрудников, 6 заводов и крупное хранилище в Сибири.

Важнейшим предприятием, где осуществлялись разработка и опытное производство биологического оружия избирательного действия, являлся 19-й военный городок — особо секретный объект Минобороны, расположенный в южной части Свердловска. Структура самого предприятия состояла из НИИ и собственно завода, расположенного глубоко под землей.

В конце 1960-х — начале 1970-х годов государство приступило к разработке принципиально нового вида биологического оружия. Специалисты за колючей проволокой 19-го городка решали сложнейшую задачу, поставленную в рамках подготовки СССР к тотальной химической и биологической войне: синтезировать принципиально новые штаммы вирусов, которые убивают мужчин в расцвете сил: от 17 до 45-55 лет.Они переносились аэрогенным путем, были устойчивы в широком спектре температуры воздуха и при попадании в организм давали внешние признаки и симптомы воспаления легких. Новый штамм зашифровали как «Сибирскую язву».

Открытия военных микробиологов были особенно глубоко засекречены после подписания в 1972 году Советским Союзом Конвенции о запрещении разработки и производства биологического оружия.

События 1979 года и последовавшая за тем волна неприкрытого вранья и спекуляций заставляет вновь вернуться к далекому прошлому. Только в 1990 году общественность узнала, что в ночь с 3-го на 4-е апреля 1979 года через одну из вытяжных систем произошел аварийный выброс микробиологического облака.

Был ли это случайный взрыв, история умалчивает, но получилось так, что один из районов Свердловска в одночасье превратился в испытательный полигон Минобороны СССР. Уже днем 4 апреля появились первые больные и умирающие среди рабочих и военнослужащих 32-го городка. Начиная с 5 апреля, включая май и даже июнь, в районе аварии умирало ежесуточно по 5-10 человек. Смерть косила в основном мужчин в возрасте от 17 до 55 лет. Но умирали и женщины. Повышенная смертность в Свердловске наблюдалась всё лето 1979 года. Общие потери от этого чудовищного эксперимента по испытанию оружия на живых людях не оценены до сих пор.

Символично, что и теперь официально поддерживается версия Свердловского обкома партии (который возглавлял в то время будущий первый президент России Борис Ельцин) о распространении инфекции от дохлой коровы, зараженной Сибирской язвой. Ни одно официальное лицо России не признало факт производства Советским Союзом сексоизбирательного биологического оружия. Хотя преобладание погибших мужчин в расцвете сил — факт, не требующий доказательств.

Могильники антракса

Весной 1988-го года в разгар горбачевской перестройки в Вашингтон поступили разведданные о том, что Советский Союз, вопреки Конвенции 1972-го года, производит так называемый антракс, боевой агент сибирской язвы — идеальное биологическое оружие. Этот микроорганизм способен образовывать споры, предохраняющие его от воздействия окружающей среды. В таком виде он может жить бесконечно длительное время, продолжая заражать людей. Тонны антракса, накопленного в СССР, необходимо было уничтожить во избежание крупного международного скандала. Соблюдая особую секретность, специалисты военного предприятия под Екатеринбургом погрузили антракс в специальные емкости из нержавеющей стали и залили их хлорной известью. Смертоносный груз был размещен в 24-х вагонах и проделал путь до Аральска. Затем контейнеры захоронили в 11 могильниках на острове Возрождения.

Соединенные Штаты вплоть до 1992-го года не знали, что Советский Союз проводил в Средней Азии захоронения антракса.

Полуостров смерти

В 1992-м президент Борис Ельцин издал указ о закрытии полигона, воинский контингент был передислоцирован, биолаборатория — демонтирована, часть оборудования военные вывезли за пределы острова, а часть осталась захороненной на острове. Люди бросили в домах всю мебель и даже телевизоры. Нетронутыми оставлены два автопарка: новенькие грузовые «ЗИЛы», «Кировец», другие трактора, мастерские, склады запчастей, продовольствия и обмундирования. С 1993 года остров Возрождения, который территориально относится к Узбекистану и Казахстану, фактически был отдан в руки любителей легкой наживы, автомобильная техника, электростанции были разграблены. Еще через 3 года американцы по приглашению узбекской стороны тайно побывали на острове и взяли пробы антракса из могильников. Результаты этого исследования повергли всех в шок. Споры антракса, несмотря на мощную дезинфекцию и почти 10 лет пребывания в могильнике, полностью не погибли. Недавние проверки подтвердили это.

Заброшенный полигон в Аральском море и сегодня считается самым крупным кладбищем биологического оружия в мире. В настоящее время северо-восточная часть Аральского моря высохла полностью. Остров Возрождение на юге соединился с плато Устюрт, т.е. с материком и превратился в полуостров. Нетрудно предположить, что имеющаяся между ним и материком перемычка позволяет легко мигрировать «на большую землю» зараженным животным и посещать его любопытным и мародерам. Между тем в настоящее время с каждым годом опасность распространения инфекции может усугубляться, так как Аральское море быстро мелеет, и, соответственно, бывший остров увеличивается в размерах и превращается в полуостров Смерти.

 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *