Тюняев. Князь Мещерский: Русь, Русский – честь, отвага, победа

Князь Мещерский: Русь, Русский – честь, отвага, победа

26 января 2011 | История России, Народ

Князь Мещерский: Русь, Русский – честь, отвага, победаЕго сиятельство князь Эммануил Николаевич Мещерский – так именовали моего героического двоюродного прапрадеда. Он был родом из Лотошино…

В те далёкие времена у владетельного князя Ивана Васильевича Мещерского было четыре сына князь Василий, князь Николай, князь Сергей и князь Пётр Мещерские, а ещё дочь необыкновенной красоты княжна Мария Ивановна Мещерская. Она вошла в историю России, как знаменитая Лотошинская красавица. В неё без памяти влюбился родной брат Натальи Николаевны Гончаровой (супруги А.С. Пушкина) Иван Николаевич Гончаров. Он был военным, и, когда позволяла служба, приезжал в Лотошино, чтобы в очередной раз попытаться сломить гордость и неприступность княжны Мещерской.

И надо было так случиться, что и Александр Сергеевич Пушкин тоже приехал вместе с Натальей Николаевной в это же время в гости к князьям Мещерским. Ослепительная красота княжны Марии Ивановны прямо-таки опалила любвеобильное сердце знаменитого российского поэта. Не имея возможности сопротивляться внезапно нахлынувшим чувствам, Пушкин сразу же кинулся покорять сердце очаровательной благородной княжны.

Возник конфуз, так как Наталья Николаевна Гончарова, тоже будучи незаурядной красоты девицей, вдруг оказалась буквально брошенной своим женихом. Известный поэт же просто потерял тогда разум. Такое поведение придворного щёголя не на шутку взбесило Николая Николаевича Гончарова, и он, недолго думая, выхватил свой пистолет и приставил его к носу нового претендента в женихи к величавой княжне. И если бы все князья Мещерские не вмешались в этот конфликт, то Александр Сергеевич уже никогда бы не написал многие свои блистательные поэтические творения.

Молодой Гончаров превосходно фехтовал и мог прострелить из пистолета медную монету на тридцать пять шагов. Старшим князьям Мещерским пришлось примирять всех участников этих событий, так как братья Мещерские одинаково любили и поэта Пушкина, и весьма уважали героического Николая Гончарова. Дуэль удалось предотвратить благодаря усердиям князя Николая Ивановича Мещерского, который слыл неразлучным другом Николая Николаевича Гончарова и с которым они часами рубились на саблях, потом непрерывно стреляли по мишеням, соревнуясь в меткости. Оба храбрые до безрассудства, они ещё в далёкой молодости даже побратались, соединив кровь из разрезанных ладоней.

Таким же храбрецом и искусным рубакой Николай Иванович воспитал и своего сына князя Эммануила Николаевича Мещерского. Мой прапрадед князь Борис Васильевич Мещерский приходился двоюродным братом князю Эммануилу, так как их родители были родными братьями. Вот об этом героическом моём двоюродном прапрадеде я сейчас и хочу вам рассказать.

Он родился в 1832 году. Почти сразу после этого события был зачислен рядовым в артиллерийскую батарею, ибо все дворяне были обязаны служить в царской армии. Всё его воспитание до 18 лет являлось, по сути, подготовкой к настоящей армейской жизни. Каждодневное фехтование на саблях и стрельба. Скачки на полудиких конях по Лотошинским лугам. А главное, это вечерние беседы, о чести, воинском долге и о княжеском достоинстве.

Главным для каждого офицера и гражданина России являлось понятие Честь. Тогда говорили: жизнь – царю, душу – Богу, честь – никому! Таким образом, именно честь была основой жизни и патриотизма. Потерять честь означало и окончание жизни, так как обесчещенный являлся изгоем дворянского общества. В армии существовали суды чести, на которых давались оценки поведения офицеров в полках и в обществе. За поругание чести убивали на дуэлях.

Сейчас, к сожалению, это главное понятие в жизни культурного человека искоренили большевики. Что неминуемо привело к деградации нашего общества. Вместо стремления к высоким жизненным идеалам люди стали стремиться к материальным благам любой ценой. И Великая Российская империя пала, как глиняный колос, лишённый стального внутреннего стержня. Насилие над личностью, закон стал определять, как некий незначительный ущерб, за который дают лишь несколько лет слаборежимной тюрьмы. Подумаешь. Ведь это же не убийство! А то, что убили или испоганили душу и честь – теперь не имеет вообще никакой ценности. Поэтому и служба Родине тоже деградировала.

Стало модным «откосить» от армии. Прикинуться больным и ущербным стало признаком ума, а добросовестное служение отчизне – признаком глупости и убожества. К чему в таком обществе повышать рождаемость? Чтобы плодить моральных уродов и космополитов? Ведь это, по сути, гибель государства… При «проклятом царизме, общество было здоровее и душой и телом.

Князь Эммануил Николаевич Мещерский с младенчества вырос по службе до унтер-офицера. Впервые принял боевое крещение на Кавказе. Необычайное бесстрашие и благородство отличали его в сражениях в Чечне. В боях он не прятался за спины солдат и сражался в первых рядах, и никогда не мстил пленным горцам и уважал их честь и отвагу.

Все офицеры видели в нём некий фатализм. Он никогда не проявлял боязни умереть. Всегда лез в самую гущу кровавой сечи и при этом испытывал не страх, а восторг. Очень часто выезжал на коне за пределы расположения русских войск и в одиночестве скакал по горным тропам. Коварные горцы любили охотиться за головами отставших или отбившихся от частей солдат и офицеров и вчетвером нападали на одиноких уставших военных. Увидев щеголевато одетого одиночного всадника, они представляли его лакомой добычей и всегда радостно бросались на него, предвкушая лёгкую победу.

Их же ждал настоящий сабельный вихрь. Несколько минут жесточайшей схватки и молодой князь возвращался в полк на батарею, ведя на привязи четырёх горских коней с притороченным к сёдлам оружием. За это и был награждён самым почётным в то время орденом: Знаком Военного Ордена.

Его способность вести переговоры с горскими князьями и местной знатью была отмечена, и по велению царя он был переведён на дипломатическую службу. Горцы всегда уважали только силу. И то, что в переговоры с ними вступал отчаянный бесстрашный боец высокого княжеского происхождения, делало им честь.

Его стали назначать военным агентом в разные посольства. Это не помешало Князю Эммануилу Николаевичу Мещерскому принять участие во франко-прусской войне. Где он опять отличился своей храбростью и получил в награду Золотую Саблю. Он так мастерски рубился, поражая противников направо и налево, что клинки его сабель часто ломались и требовали замены. Сейчас это трудно понять. Представьте себе лезвие сабли, сделанное из углеродистой стали У10 или У12 с добавлением марганца для гибкости. Сломать такую полоску крепчайшего клинка просто так невозможно. Сил попросту не хватит.

Но если умелый боец со всего размаха наносит режущий удар, да ещё подкручивает своим корпусом, чтобы создать максимальную угловую скорость на кончике сабли, то острие просто взвизгивает и пропарывает стальные кирасы и шлемы. Эта скорость сопоставима со скоростью пули, то есть тысяча метров в секунду. Таким режущим сабельным ударом запросто отсекали голову и даже перерубали лошадь напополам. И даже от того, что клинок от рубки тупился и покрывался зазубринами, он резал также смертельно и гибельно, приобретая свойства пилы. Когда зазубрины налагались одна на другую, лезвие однажды ломалось и требовало сварки или замены, если владельцу удавалось выжить и победить.

С князем Эммануилом Николаевичем такое случалось весьма часто. Поэтому прекрасное оружие с золотым эфесом было для князя лучшей наградой. Клинок этой сабли был выполнен из булата, стали скрученной и сваренной из полос разной вязкости и твёрдости. Грудь князя также украсили Датский офицерский крест и Нидерландский офицерский крест. Все эти награды он получил за непосредственное участие в баталиях. Где опять же полное презрение к смерти и восторженный героизм просто повергали всех, кто его знал, в полную уверенность, что князя ни штык, ни пуля, ни сабля поразить не могут.

Знание нескольких европейских языков и великолепное владение французским позволяло перспективному и бесстрашному князю делать великолепную военно-дипломатическую карьеру. Он всегда умел быть элегантным. Одевался весьма опрятно и изыскано. Всегда и везде. И в мирное время и в жестоком смертельном бою. Именно по этой причине выпускница Петербургского Смольного института Благородных Девиц княжна Мария Михайловна Долгорукая отдала ему свою руку и доверила Честь.

Она принадлежала древнейшему княжескому роду. Её предки происходили от самого Рюрика. Вместе со своей старшей сестрой княжной Екатериной Михайловной Долгоруковой она поступила в Высшее Элитное учебное заведение Петербурга. Её красивая сестрица впоследствии выйдет замуж за царя Александра Второго и станет именоваться, как княгиня Юрьевская. В институте Благородных девиц Мария Михайловна была самой красивой блондинкой. Её локон и изображение на миниатюре князь Эммануил впоследствии всегда носил на своей груди. Она родила ему прекрасных детей. Уважение супруги и детей, и гордость за свою семью всегда сопровождали его в жизни.

В сорок пять лет князь Эммануил Николаевич Мещерский получил звание полковника и флигель адъютанта царя. В Болгарии в это время шла жесточайшая война. Турки, по сути, уничтожали славянское население страны. Это сопровождалось немыслимой жестокостью и зверствами. В России стали формироваться отряды добровольцев. Русские патриоты, не могли отдать на растерзание озверевшим янычарам людей родных им по крови и вере. Россия ввела в Болгарию свою Освободительную армию под командованием генерала Скобелева. Многие дворяне и офицеры просто рвались в этот опасный поход, чтобы спасти от тотального уничтожения братский болгарский народ.

Естественно, что и князь Эммануил Мещерский оказался в этом адском пекле, в самой гуще боёв. Он командовал первой батареей четырнадцатой артиллерийской бригады четырнадцатой пехотной дивизии генерала Драгомирова. Батарея проявляла чудеса ратного мастерства и отваги и потому называлась не иначе, как батарея князя Мещерского. Она первой форсировала реку Дунай и вошла в боевое соприкосновение с турецкими войсками.

И они почувствовали сразу большую разницу в этих кровавых событиях. Одно дело убивать беззащитных связанных верёвками болгарских крестьян и глумиться над их истерзанными жёнами, а другое – наступать на бесстрашных русских, которые буквально шинковали их картечью из своих смертоносных пушек. Невероятная точность стрельбы орудий батареи князя Мещерского повергала кровожадных янычар в смертельный ужас и заставляла ежесекундно молиться Аллаху за свою жизнь.

Их кровавый Бог наверно и пытался спасти своих верноподданных, но безжалостная и неотвратимая смерть, извергаемая русскими пушками, беспощадно косила густые турецкие цепи. Князь Эммануил всегда находился у своих орудий. Как и в мирной жизни, элегантный и всегда опрятный. С щегольской бородкой на благородном лице, с Золотой саблей и с револьвером в кожаной кобуре на поясе, он совсем не прятался от пуль и не пригибался при близких разрывах. Он наперёд знал, что у каждого и в этой войне своя судьба, а от неё прятаться бессмысленно.

Что погибнет, он тоже знал, и потому заранее распорядился, чтобы после смерти его похоронили с миниатюрой супруги на груди, а её локон велел отправить в Россию. Она, получив свою девичью прядь в конверте, сразу поймёт, что таким образом верный князь Эммануил в последний раз попрощался с милой его сердцу Маришей.

* * *

Все подчинённые всегда обращались к нему Ваше Сиятельство князь! Этот благородный титул достался всем князьям Мещерским от своих древнейших предков. Ведь мы принадлежим в Великой династии Парадат. Династии посредников между Богами и людьми. Цивилизация Богов всегда имела невидимое для людей некое сияние, которое на иконах изображалось в виде нимбов. Это совершенно реальное излучение было результатом таинственных ядерных процессов в телах Высших существ.

Ведь их кровь состояла в основе своей из тяжёлой дейтериевой и тритиевой воды. Такую кровь «Гра» они передали всем представителям семи родов династии Парадат. По этой причине Цари Царей реально сияли по сравнению с людскими династиями и издревле имели титулы – Ваше Сиятельство. Эти титулы принадлежали нам на протяжении многих тысячелетий до потопа и после всемирного наводнения, которое произошло шесть тысяч лет назад.

* * *

В той безжалостной кровавой бойне на Балканах даже бывалые солдаты и офицеры поражались масштабам глумления не только над живыми, но и над трупами павших русских и болгар. Казалось, что оставшиеся в живых уже никогда не смогут забыть эти кровавые бессмысленные утехи краснофесочных турок.
Необъяснимая жестокость. Нет, нет – не зверство. Ведь звери в природе никогда не совершают ничего подобного. Война не на жизнь, а на смерть.

Очень часто князю Эммануилу Николаевичу Мещерскому приходилось участвовать в рукопашных схватках, кода турецкие солдаты подступали к брустверам русских позиций. Смерти он, как и прежде совсем не боялся. Наверное, знал тот час, когда она придёт к нему в последний раз за его душой. Ведь как династические цари и князья, мы можем общаться с Духами. С той энергетикой, что осталась от Богов после смерти их тел.

Ведь это вполне реальные материальные существа. Наши тела состоят из воды на 70%, а они существуют виде нейтринных сгустков. Поэтому и приход Смерти не является для нас трагедией. Ко всем князьям Мещерским она время от времени приходила и приходит во снах, спрашивает разрешения перед тем, как забрать нас в Навь.

Приходила к моей прапрабабушке княгине Софье Васильевне Мещерской, приходила и ко мне, предупреждая о грядущих событиях. У неё много обликов и много имён. Последний раз она сказала: Называй меня Легаль! – и шутливо попыталась обнять. Я попытался заехать ей кулаком в беззубую челюсть, но промахнулся. Она засмеялась и ушла, захватив из этого мира очередную жертву. Со мной Гула просто пошутила. Такие у неё зловещие шуточки.

Очевидно, что и полковнику князю Эммануилу Николаевичу Мещерскому Морена являлась в ночи и заранее описала место его гибели. Поэтому в боях он был неслыханно отчаян и дерзок. Бесстрашно рубился саблей в толпе вражеских солдат с какой-то необыкновенной удалью и бесшабашностью, зная точно, что погибнет не сейчас и не в этом бою.

В начале сентября 1877 года батарея князя Мещерского заняла позицию на Шипкинском перевале. На нём три вершины. Пушки закопали на краю одной из них, на горе Святого Николая. Турки всё время атаковали. Сизый пороховой дым перемешался с туманом. Стоял омерзительный запах гниющих трупов и солдатского дерьма. Потому что и то и другое в изобилии покрывало израненную землю на боевых позициях. По ночам могильный холод проникал под шинели, и батарейцы грелись у костров разведённых тут же недалеко от орудий.

Князь, как будто узнал это место, когда то обозначенное ночной гостьей. Поэтому накануне, 5 сентября опять распорядился по поводу своей гибели. Но страха не проявлял и вёл себя, как обычно. Туман ещё не рассеялся, а красные колпаки турецких солдат уже вновь замаячили на подходах к батарее. – Алла, Алла! – Послышались вопли, когда первые же залпы пробили зияющие бреши в их цепях. Несмотря на ужасающие потери, янычары наседали и наседали. Вот они уже у самых брустверов. Завязалась яростная рукопашная схватка. Князь Мещерский был необычайно азартен и яростен. Турецкая алая кровь тонкой струйкой стекала с острия его золотой сабли, а в другой руке дымился ствол револьвера.

Атаку отбили. Ещё не остывшие трупы в красных фесках устилали всё пространство перед раскалёнными русскими пушками. Его Сиятельство стоял на бруствере и с восторгом наблюдал за убегающим противником. И вдруг всего один выстрел. Сухой щелчок в наступающей вязкой тишине после грома и криков яростной схватки. Пуля пробила княжеское сердце. Князь Эммануил Николаевич Мещерский, как-то сразу вытянулся и замер, словно отдавая последнюю честь своим боевым соратникам, и рухнул на опалённую болгарскую землю. Умер сразу без всяких мучений.

Солдаты батареи моментально положили его тело на носилки и бегом понесли в лазарет. Они ещё надеялись, что может случиться чудо, и Его Сиятельство оживёт, может быть он только ранен или контужен… Нет. Небесный колокол в последний раз прозвенел героическому князю. Его тело похоронили на Шипке рядом с другими героями, отдавшими свою жизнь за свободу Болгарии. Батарея в честь героя дала последний горестный залп. А там, где орудия князя Мещерского отбивали атаки злобных янычар, установили памятник на том самом месте, где командир батареи полковник князь Мещерский пал смертью храбрых.

После тех памятных событий прошло много лет. Большевики уничтожили памятник генералу Скобелеву, что был воздвигнут патриотами России напротив Московской мэрии. Самих патриотов уничтожил в концлагерях Гулага кровожадный грузин по кличке Сталин. Величайшей из стран планеты Земля, Россией, стали править странные политики. Всю древнюю историю страны они велели переврать и изолгать и не упоминать нигде больше. Новая же история начиналась с Революции 1917 года и состояла сплошь из партийных съездов, пятилеток и войны 1941 – 1945 гг.

Памятник героям битвы под Плевной, что находится на Старой площади в Москве, обозвали Плешкой и сделали здесь место сексуальных посиделок воинствующих педерастов. О чести и достоинстве перестали упоминать и вовсе. По сути, обрубили все исторические корни, питавшие на протяжении многих тысячелетий Великое Российское древо Жизни. И жизни стала незаметно и тихо уходить из нашей страны. Как будто кто-то тайным образом незаметно кастрировал некие начала, раз за разом возрождавшие россов после губительных и кровавых побоищ.

Кладбищенская тишь, да гладь. И не служить верой и правдой своей героической стране мечтает молодое поколение теперь, а хапнуть где-либо побольше от общего и сбежать в чуждые пределы, чтобы больше никогда не видеть плохих дорог, буйства разрухи и бедности и вымирающих толп дураков, убивших своего царя и допустивших к власти разнузданных воровских лжедемократов.

Уважаемый посетитель, Вы зашли на сайт как незарегистрированный пользователь. Мы рекомендуем Вам зарегистрироваться либо войти на сайт под своим именем.
Информация

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *