Страницы крымской истории: депортация XIXвека

Страницы крымской истории: «Невыразимо тяжки должны были быть условия их в Крыму, если татары решались на такой подвиг…»

05.04.2015                    http://ru.krymr.com/content/article/26939286.html
Боссоли. Татары путешествующие по степи.

Боссоли. Татары путешествующие по степи.

Опубликовано 05.04.2015

Так устроен человек, что ответы на самые сложные вопросы современности он пытается найти в прошлом опыте поколений. Сегодняшняя жизнь крымскотатарского народа, столь кардинально изменившаяся за последний год, перед многими людьми поставила трудную дилемму – покинуть родину или остаться. Вопрос этот тем более сложен, что после депортации 1944 года крымские татары на протяжении десятилетий, с неимоверными трудностями и потерями возвращались на историческую родину, в Крым. И вернулись – только благодаря собственным усилиям. Но сегодня жизнь на «острове Крым» для многих становится все более психологически нестерпимой…

Увы, как замечал великий древнегреческий историк Фукидид, «история любит повторяться». В истории крымскотатарского народа уже был длительный, полуторавековой, трагический период, когда они вынуждены были покидать родную землю.

Процесс массовой эмиграции начался сразу после аннексии Крыма Россией в 1783 году

Процесс массовой эмиграции начался сразу после аннексии Крыма Россией в 1783 году.

После длительного военного противостояния между Россией и Турцией по Кючук-Кайнарджийскому миру 1774 года последняя признала отделение Крыма от Османской империи. Но после десяти лет смутного времени Манифестом от 8 апреля 1783 года «полуостров Крымский, остров Тамань и вся Кубанская сторона» вошли в состав России. Как пишет крымовед Саркисов-Серазини, «тяжелый сапог екатерининского солдата прошелся по безбрежным степям Тавриды, а над столетним ханским дворцом взвился флаг с черным силуэтом орла… Гордые потомки некогда могучей орды, перед которой трепетали и Русь, и Литва, и Польша, напуганные слухами о крещении, подвергаемые насилиям со стороны победителей, в паническом страхе бросают города, деревни, гробницы отцов и бегут в единоверную Турцию».

Эмиграция крымских татар

Эмиграция крымских татар

 

Первая волна массовой эмиграции крымских татар последовала сразу же после аннексии. Точные цифры не известны, но исследователи полагают, что эмигрировало из Крыма от двадцати до тридцати процентов населения полуострова. Кто-то уезжал по призыву мусульманского духовенства – в Крым пришла власть иноверная, а потому истинную веру теперь можно было сохранить разве что в соседней Турции. Эмигрировали от распространения нового, непривычного уклада жизни, от притеснения со стороны русских чиновников – даже язык которых был коренному населению Крыма – крымским татарам – неизвестен.

Задачу эту решить оказалось не под силу, в результате – земли крымских татар вскоре оказывались в распоряжении русских дворян и чиновничества.Одной из главных причин эмиграций стало решение царского правительства привести земельный вопрос в Крыму в соответствие с российским земельным законодательством.  В России существовало две формы: государственная и дворянская частная собственность. В то время как в Крыму существовало около десяти форм местного землевладения и землепользования: бывшие султанские и ханские владения – калагалык, ходжалык, бейлик; мурзинские и поселянские земли, вакуфы духовенства (вакф-шер), обычный (вакф-адет), пустоши (меват) и прочие.

Самой масштабной и трагической по последствиям стала эмиграция крымских татар середины ХIХ века: по официальным сведениям, тогда Крым покинуло около 193 тысяч человек

Нам немного известно об эмиграционной волне 1800-1812 годов, о которой, по мнению писателя Евгения Маркова, существуют только «изустные предания». А самой масштабной и трагической по последствиям стала эмиграция крымских татар середины ХIХ века:  по официальным сведениям, тогда Крым покинуло около 193 тысяч человек. В Перекопском уезде опустело 278 селений, и по данным земства к 1870 году 244 из них оставались в развалинах; в четырех уездах крымские татары покинули 687 селений, из которых 315 совершенно опустели.

Но свято место пусто не бывает – 8 ноября 1861 года были приняты утвержденные царем Александром II Правила заселения частных земель в Крыму иностранными выходцами. Комитет министров отныне предоставлял право крымским землевладельцам нанимать иностранных рабочих на работу, разрешив выдачу им паспортов на весь срок найма. Тем из иностранцев, которые пожелают обосноваться в Крыму и принять российское подданство, предоставлялись все права и льготы. Началась колонизация полуострова…

Что же касается эмигрантов-крымских татар, в пути на чужбину их ждали всевозможные невзгоды. Вот как вспоминает об этом очевидец событий, крымовед Василий Кондараки в своем знаменитом «Универсальном описании Крыма»: «Я не могу без грусти вспомнить это время, напоминавшее изгнание мавров из Испании!.. Коровы, волы и лучшие бараны – все резалось беспощадно, солилось в бочках, сушилось на солнце; лошади и верблюды… дарились или продавались ближайшим соседям и помещикам за самые ничтожные деньги. Затем назначался день отъезда целой деревни к ближайшему портовому городу. Как только обозы выступали за деревню и равнялись с кладбищем, люди брали по горсти земли с могил родственников, тщательно завязывали в полотенца. Все это сопровождалось рыданиями».

Книга Василия Кондараки

Книга Василия Кондараки

Кондараки стал свидетелем смерти двух стариков и троих детей, которые вывезены были из деревни, несмотря на предсмертные муки: «Несчастные, они преданы были погребению прежде, нежели успели остыть».

Ужасным было положение переселенцев на море. «В  период эмиграции ежедневно море выбрасывало по нескольку трупов переселенцев; но сколько из них достались в пищу рыбам или занесены на противоположные берега – трудно сказать, прибыло в Турцию не более двух третей», – пишет Кондараки.

Не удивительно возникновение в крымскотатарском песенном творчестве отдельного жанра – переселенческих песен (муаджир йырлары)

Никакой помощи гибнущим переселенцам со стороны российского правительства оказано не было. В Турции их тоже никто не ждал. Они голодали, болели и массово вымирали. Земли, отведенные им в Анатолии, либо оказались негодным песком и камнем, либо находились в местностях крайне нездоровых. Сбежавшим оттуда в Румелию и Добруджу эмигрантам были отданы для заселения болотистые равнины – постоянный очаг злейшей малярии. И вовсе не удивительно возникновение в крымскотатарском песенном творчестве отдельного жанра – переселенческих песен (муаджир йырлары).

«Невыразимо тяжки должны были быть условия, окружавшие их в Крыму, если татары решались на такой подвиг», – подытоживает Кондараки печальные наблюдения за эмиграцией своих земляков.

Эдуард ТотлебенЭдуард Тотлебен

Что же вызвало столь огромное по масштабам эмиграционное движение? Генерал-адъютант, граф, герой Крымской войны Эдуард Тотлебен в статье «О выселении татар из Крыма в 1860 году», опубликованной в журнале «Русская старина», эмиграцию крымских татар считает отнюдь не мгновенным побуждением, а естественным результатом тяжелого материального положения, связанного с отсутствием земли и своеволием многочисленных российских начальников.

«Помещики… часто присваивают себе земли, принадлежавшие татарам… 30 лет назад в Крыму почти не было другого землевладения, кроме свободного татарского и небольшого количества лиц, владевших садами на южном берегу и в долинах».

«Вестник Европы»«Вестник Европы»

Внимательно анализировал проблему крымских татар российский журнал либерально-оппозиционного направления «Вестник Европы» – в двух пространных материалах которого 1882 и 1883 годов были опубликованы статьи Г.Левицкого и М.Гольденберга.

Левицкий в статье «Переселение татар из Крыма в Турцию» с удивлением констатирует, что «даже русское народонаселение не перенесло бы без ропота или явного сопротивления и десятой доли обид и несправедливостей, претерпенных татарами, которых, однако ж… считают вредными и дурными». Подлинной причиной такого отношения Левицкий считает «желание исторгнуть Крым из рук татар и заселить его населением православного исповедания».

Задаваясь вопросом, каковы же причины столь панического бегства, что же могло подвигнуть на это целый народ – «терпеливый, верующий в догмат фатализма» и, следовательно, «довольно нравственно направленный», Левицкий называет несколько обстоятельств.

Во время Крымской войны казачьи патрули, разъезжая по губернии, захватывали татар (под предлогом, что те намеревались перейти к неприятелю) и в случае отказа откупиться представляли их начальству как изменников. В результате множество татар было выслано в Орловскую, Курскую, Екатеринославскую и Херсонскую губернии.

Другой причиной Левицкий называет «неуравнительность пособий» за убытки, понесенные во время войны. Выплаты «производились самым несправедливым образом и сильно поколебали привязанность татар к русскому правительству».

И, конечно, чрезвычайно болезненной оставалась для крымских татар земельная проблема… К 50-м годам ХIХ столетия, пишет Левицкий, «стремление исторгнуть из рук татар всю поземельную собственность стало… законом»…

(Окончание следует)

Гульнара Бекирова, крымский историк, член Украинского ПЭН-клуба 

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *