Политика Украины | КАРА ДАГ РУПОР

Политика Украины

19.11.2012
В политике должна быть этика поведения. Когда же эта «этика» приходится на понимание поли­тиков-бандитов, бывших заключенных за банди­тизм, за изнасилование, то этика перерастает в простое бандитское сведение счетов. Я верю, что посадив Тимошенко в тюрьму, ее банально начали травить. Это в наше время стало делом обыден­ным, никто не берется проверять факты травли, потому что всем очевидно, что это происходит, но происходит по заказу сверху, то есть от властных структур. Сколько бы Тимошенко ни писала о том, что ее травят, в прессе звучат только саркастиче­ские нотки. Я желаю всем, кто смеется сегодня над травлей Тимошенко в тюрьме, испытать то же самое на себе, желаю, чтобы судьба повернулась к вам той самой «задницей», где властные струк­туры вдруг захотят вас травить, и вы ничего не смо­жете сделать. Травля Тимошенко происходит, что называется, «со скрученными за спину руками», то есть, насильственная травля через продукты или каким-либо другим образом.

Я никогда не была сторонницей Тимошенко. Но когда ее посадили и начали намеренно тра­вить, не давая ей свободного доступа к другим продуктам, когда у физически слабой женщины, связаны руки и ей насильно впихивают яды, чтобы травить медленно с большим ущербом для здоровья, то я в этом случае оказалась на стороне Тимошенко. Кощунственно! Здоровые мужики связали женщину и травят ядами исподтишка, боясь убить открыто.

В Крыму, в Коктебеле, я имею большой дом, на который крымские деятели положили «глаз», чтобы подобрать дом под себя. Дом красивый с богатой обстановкой, в стиле того, как до этого я жила в Швейцарии. И что же? Полковник мили­ции, сотрудник службы собственной безопас­ности Сергей Федорович Володин, объявил, что на дом писательницы Тани Карацуба поступил «заказ сверху», намекая на своего кума гене­рала Анатолия Могилева. Знает ли сам Могилев, что это его «заказ» или нет, трудно сказать, но генерал в курсе событий. Тем более в том же Коктебеле у Главы Крыма Анатолия Могилева есть свой дом, и, возможно, он с удовольствием поменял бы неказистый полусарайного типа дом (из-за отсутствия вкуса и эстетического образо­вания) на мой.

Меня пытались обвинить в терроризме, при­няв к исполнению «свидетельство» психически больной женщины, что в моем доме «перевалоч­ная база чеченских боевиков и склады оружия»; меня штурмовал отряд антитеррора «Сокол» из 30 боевиков, у которых был приказ «стрелять на поражение», мне пытались подкинуть ружье, обвиняя в «стрельбе» со сломанной рукой; на меня «спускали» наркоманов и рецидивистов, которые терроризировали мою семью в собствен­ном доме, и у которых был приказ пырнуть меня ножом под видом ограбления, ко мне и членам моей семьи подсылались провокаторы, сотруд­ники коктебельской милиции, которые прово­цировали дать им заказ на убийство; избив мою дочь кусками арматуры, 7 сотрудников милиции, переодетых в гражданскую одежду, захватили мой дом силой и вселили туда семью сотрудника милиции Коктебеля О. Бибика. Ни одно заявле­ние не было принято к рассмотрению.

Как бы там ни было с «заказом» от Могилева или просто от самого полковника Володина, но, ко всему перечисленному, меня в течение дол­гого времени физически травили ядами. Задача была поставить жителей Коктебеля в известность, что я больна и вот-вот умру. Медленно, но верно, меня подвели к гибели. Но чуть не доработали, поспешили. Умирающую оставили одну.

Мне давали таллий (тяжелый металл, пора­жающий легкие, центральную нервную систему, мышечную систему, глаза, мозг, печень и почки), которым были отравлены по очереди все мои 10 собак.

Мне подсыпали психотропы, чтобы пода­вить психику и волю, подчиняя своим желаниям и приказам. У того, кто меня травил, находясь в доме рядом, были хорошие консультанты. У меня так же, как у Юли Тимошенко, болели и распу­хали суставы, я не могла ходить. Из деятельной и энергичной, какой вы, мои многие читатели меня знаете лично, меня превращали в подчиняюще­еся приказам зомби. Все мои старинные дорогие вещи и ювелирные изделия перекочевали в дом к Могилеву и Володину, со слов жителей.

Организовав сразу 3 уголовных дела против меня (тем самым, закрыв мне дорогу в Крым), полковник феодосийского УВД Володин «дока­зал», что два нищих сакских жителя, один из кото­рых бывший зэк, безработный и наркоман, другая — бывшая банщица сакских грязелечебниц с зар­платой в 10 долл/месяц (80 гривен), стоящая на учете в психоневрологической больнице, смогли построить виллу в 4 этажа, стоимостью в полмил­лиона долларов США, обвинив меня в краже дома у нищих. Вот какие сегодня бандитские законы и зэковские порядки в Крыму, находящемся во вла­сти «унтер Пришибеева» из Макеевки, который мечтает отделить Крым и стать царьком, сделать Крым собственностью.

Обсуждение закрыто.