Гурджиев, голубой алмаз, Джафар

Пишет Николай Подосокорский (philologist)

Сценарий балета Георгия Гурджиева «Борьба магов». Часть 1

Г.И. Гурджиев. БОРЬБА МАГОВ. Сценарий балета

Перевод Михаила Стукалова под редакцией Андрея Степанова и эгидой Общества Друзей Абсолюта.
Источник: http://www.fway.org

Действие первое

Действие происходит в крупном торговом городе на Востоке.

Рыночная площадь, пересечение множества улиц и переулков; вокруг нее магазины и прилавки со всевозможными товарами – ткани, гончарные изделия, пряности; открытые взору мастерские портных и сапожников. Справа – ряд прилавков с фруктами; двух- и трехэтажные дома с плоскими крышами и множеством балкончиков – некоторые завешены коврами, другие – стираным бельем. Слева вдали на крыше чайханы играют дети; две обезьяны карабкаются по карнизам. За домами видны извилистые улицы, ведущие к домам на склонах гор, мечетям и минаретам, садам, дворцам, христианским церквям, индуистским храмам, пагодам. Вдали на горе видна башня старой крепости.

В рыночной толпе, снующей по площади и переулкам, можно встретить практически любого жителя Азии в своей национальной одежде: перса с крашеной бородой; одетого во все белое афганца с гордым и смелым выражением лица; балхистанца в белом остроконечном тюрбане и короткой белой безрукавке, из-за его широкого пояса торчат несколько ножей; полуголого индуса из Тамила с бело-красным трезубцем, символом Вишну, на выбритом лбе; хивинца в огромной черной меховой шапке и толстом стеганом халате; бритоголового буддийского монаха в желтом одеянии с молитвенным колесом в руках; армянина в черной чуке с серебряным поясом и черном картузе; тибетца в похожем на китайский костюме, отделанном ценным мехом; а также бухарцев, арабов, кавказцев, турков…

Купцы громко расхваливают свои товары, зазывая покупателей; нищие жалобными голосами выпрашивают милостыню; продавец шербета развлекает толпу забавной песенкой.

Уличный цирюльник, бреющий голову почтенному пожилому ходже, пересказывает городские новости и слухи портному, который обедает рядом в харчевне. По одной из улиц движется похоронная процессия; впереди мулла, за ним на похоронных носилках несут тело, покрытое саваном, следом идут плакальщицы. На другой улице завязывается драка, и все мальчишки бегут туда поглазеть на нее. Справа на шкуре антилопы сидит факир с распростертыми руками и устремленным в одну точку взором. Мимо него, не обращая внимания на толпу, проходит богатый и важный купец. За ним следуют слуги, нагруженные корзинами с покупками. Затем появляются несколько полуголых, покрытых пылью изможденных нищих, только что прибывших из голодных мест. В одной из лавок демонстрируют шали из Кашмира и других мест, вынося и показывая их покупателям.

Напротив чайханы устраивается заклинатель змей, и через мгновение его окружает любопытная толпа. Проходят ослы, навьюченные корзинами. Проходят женщины, одни в чадре, другие – с открытыми лицами. Горбатая старуха останавливается около факира и с благоговейным видом опускает деньги в стоящую рядом чашу для подаяний, сделанную из кокосового ореха. Она дотрагивается до шкуры, на которой сидит факир и уходит прочь, прикладывая руки ко лбу и глазам. Проходит свадебная процессия: впереди нарядно одетые дети, за ними шуты, музыканты и барабанщики. Проходит городской глашатай, крича во всю глотку. С одной из улиц доносятся удары кузнечного молота. Повсюду шум, гам, движение, смех, брань, молитвы, торговля – жизнь кипит вовсю.

Из толпы отделяются двое мужчин. Оба богато одеты. Один из них, Джафар – статный, стройный богатый перс лет тридцати-тридцати пяти. У него чисто выбритое лицо, черные усики, волосы коротко острижены. На нем легкий светло-желтый шелковый кафтан, опоясанный бледно-розовым кушаком, и синие шаровары. Поверх накинут парчовый халат, края которого расшиты серебром; на ногах высокие сапоги из светлой кожи, сверху отделанных золотом и драгоценными камням; на голове узорчатый индийский тюрбан с преобладанием бирюзовых оттенков, на пальцах – кольца с крупными изумрудами и бриллиантами. Второй мужчина – его приближенный друг Россула, одет не менее богато, но небрежно. Невысокий, дородный, хитрый и коварный, он главный помощник своему хозяину во всех любовных похождениях и интригах. Он всегда готов схитрить и очень изворотлив. На голове у него красная тюбетейка, поверх нее – желтый тюрбан; в руке — небольшие красные четки.

Джафар поглядывает на некоторые товары и время от времени останавливается поговорить с какими-то их своих знакомых, но явственно видно, что его ничто не интересует – каждое его движение выдает человека, пресыщенного удовольствиями. К равным себе он относится снисходительно-вежливо, на всех же остальных он взирает с презрением или отвращением. Он уже все пережил, все видел, и то, ради чего другие люди борются и напрягают все свои силы, для него уже не существует.

В этот момент из переулка слева от площади выходят две женщины. Одна из них, Зейнаб – молодая, лет двадцати двух, женщина индо-иранской внешности, выше среднего роста. Она одета в белую тунику с зеленым поясом на талии, ее гладко причесанные волосы с пробором посередине повязаны золотистой лентой, на голову наброшена чадра, однако лицо ее не закрыто. Другая – ее подруга и поверенная ее тайн Хейла, невысокого роста добродушная полная женщина. На ней синее бархатное одеяние и фиолетовая чадра, рот прикрыт платком.

Зейнаб держит свиток пергамента, обернутый шелковым платком. Она проходит по площади, щедро раздавая милостыню нищим. Джафар замечает ее и провожает ее глазами. Ее лицо о чем-то или ком-то напомнило ему при первом взгляде и поэтому он заинтересовался. Он спрашивает Россулу и своих знакомых о ней, но никто ее не знает. В это время Зейнаб подходит к просящей милостыню женщине, рядом с которой стоит полуодетый мальчик с открытой раной на голой руке. Когда она дает мальчику подаяние, она замечает его рану, наклоняется к женщине и говорит о нем. Глядя на жесты, которые делает Зейнаб, можно понять, что она показывает женщине путь к месту, где мальчика смогут вылечить. Все это время Джафар не переставал наблюдать за ней. Зейнаб хочет перевязать мальчику рану, но у нее нечем обернуть ее. Она снимает шелковый платок с пергамента и забинтовывает им рану мальчика. Затем она уходит вместе с Хейлой.

Джафар быстро что-то говорит Россуле. Очевидно, что он приказывает ему проследить за Зейнаб и узнать о ней все, что можно. Когда Зейнаб уходит, Россула следует за нею по той же улице. Джафар смотрит ему вслед, а затем медленно идет к женщине-попрошайке и заговаривает с ней. Он смотрит на платок, повязанный Зейнаб вокруг раны мальчика, как на нечто, что принадлежало ей, и, не зная почему, хочет его купить. Он предлагает женщине деньги, но она отказывается. Тогда Джафар бросает ей под ноги целую пригоршню денег и почти силой отбирает у мальчика платок, и затем медленно выходит в центр площади. Удивленная женщина подбирает брошенные монеты и, поднимая руки к небу, благодарит Джафара. Потом она берет мальчика за руку и уходит в сторону, указанную Зейнаб.

Россула возвращается и с безнадежным видом говорит Джафару, что Зейнаб – это не обычная женщина, к которой было бы просто подобраться. Продолжая разговаривать, они уходят по одной из улиц слева. Наступает вечер. На одной из аллей заметна какая-то суматоха, и вскоре из нее появляется дервиш в окружении толпы людей, в которой множество женщин и детей. В последнее время он прославился по всей стране, и его уважают представители множества разных национальностей. Он произносит священные стихи и в ритм голосу делает движения, напоминающие гимнастику или танец.

Стихи означают:
Бог один для всех,
Но он в трех частях.
Люди сбиваются, потому что он и в семи частях.
В своей полноте он одной глубины, (?)
В своем делении он имеет множество глубин,
А в другой грани он и противоречив.
Он везде и во всех формах.
Когда люди видят его
Зависит от их качеств
Какой части они касаются
Но тот, кто несведущ
Видит часть как целое (и больше ничего)
И не сомневаясь, проповедует о нем
Этим он грешит
Поскольку действует против
Законов, установленных
В заповедях Самого Высшего.
А закон такой:
Я есть истина.
Твое неверие приближает
Тебя ко мне,
Поскольку тот, кто видит меня…

Окончание теряется в громких звуках барабанов, сопровождающих шарлатана, продающего некие снадобья. Сгущаются сумерки. Один за другим, торговцы начинают собирать свой товар и закрывать лавки. В момент, когда толпа движется интенсивнее всего, опускается занавес.

Действие второе

Школа Белого Мага

Просторная комната, похожая на лабораторию или обсерваторию – тут и там полки, на которых стоят колбы, склянки и предметы фантастического вида, по своим очертаниям напоминающие современные приборы, а также пергаментные свитки и книги. На заднем плане огромное окно, скрытое занавесями. Слева дверь, ведущая во внутреннюю комнату, справа – дверь на улицу. В правом углу стоят песочные часы. С левой стороны – несколько низеньких столиков, на которых колбы, склянки и открытые книги. У окна стоит телескоп странной конструкции, а слева на маленьком столике – прибор, похожий на микроскоп. Справа от окна стоит похожее на трон большое кресло с высокой спинкой, на которой изображен символ эннеаграммы, а слева – небольшое кресло для помощника Мага.

Когда занавес поднимается, на сцене присутствует несколько учеников, среди них и мужчины, и женщины, а время от времени входят другие ученики. Это стройные, красивые молодые люди приятной наружности. Они одеты в белые туники, у женщин длинные, у мужчин – до колен. На ногах сандалии. У женщин гладко причесанные волосы, завязанные золотыми лентами; у мужчин ленты серебряные. У всех вокруг талии повязаны шарфы – у девушек желтые, оранжевые и красные; у мужчин – зеленые, темно-синие и голубые. Все чем-то занимаются. Одни расставляют и чистят приборы, другие читают, третьи смешивают жидкости в склянках. К этому времени число учеников увеличивается.

Через дверь с улицы входит помощник Мага. Это невысокого роста старик с седой бородой, в очках. На нем желтая мантия поверх белого одеяния, на талии повязан фиолетовый шарф. На ногах – сандалии, на голове – скуфейка с фиолетовой лентой вокруг нее. В руке он держит длинные перламутровые четки, а на его груди на серебряной цепочке висит символ гептаграммы – семиконечной звезды в круге. Ученики здороваются с помощником Мага, который благосклонно отвечает на приветствия, переходя от одного ученика к другому, осматривая и поправляя их работу. Ученики все прибывают. Заметно, что отношения между всеми ними добросердечные и дружелюбные.

Через внутреннюю дверь входит слуга и что-то говорит – судя по движениям присутствующих, понятно, что они кого-то ждут. Входит Белый Маг. Это высокий, статный старец с длинной белой бородой и красивым лицом. Он одет в длинную белую мантию с широкими рукавами и оторочкой, из-под которой виднеется одеяние кремового цвета. На ногах сандалии. В руке – длинный посох с набалдашником из слоновой кости, а на груди – медальон с изображением эннеграммы из драгоценных камней, висящий на широкой золотой цепи. На низкие поклоны учеников он отвечает доброй улыбкой, благословляя их. Затем медленно идет к трону и, еще раз благословив учеников, садится (в этот момент символ на троне загорается). Ученики по очереди подходят к нему, целуют ему руку, затем возвращаются на свои места и возобновляют прерванные занятия.

В этот момент входит Зейнаб. Она опоздала и запыхалась, торопясь. Она подходит к Магу и тоже целует ему руку. Судя по тому, как Маг приветствует ее, видно, что она – одна из любимых учениц. Потом она идет к другим ученикам и понятно, что она делится своими недавними впечатлениями о встрече с нищенкой и мальчиком. Один из учеников идет к Магу, беседующему со своим помощником, и просит его что-то объяснить. Видно, что ответ заинтересовал всех, и постепенно все ученики собираются вокруг Мага и слушают. Продолжая объяснение, Маг встает (в этот момент символ на троне гаснет), идет к микроскопу и начинает что-то показывать. Ученики по очереди подходят к микроскопу и смотрят в него. Потом Маг подходит к окну и раздвигает занавеси. Видно чистое звездное небо. Он направляет телескоп к небу. Ученики по очереди смотрят в телескоп, одновременно слушая объяснения Мага.

Основная идея сцены следующая: то, что вверху, подобно тому, что внизу; а то, что внизу, подобно тому, что наверху. Каждое единство – это космос. Законы, которые управляют Мегалокосмосом, управляют также Макрокосмосом, Дейтерокосмосом, Мезокосмосом, Тритокосмосом и так далее, вплоть до Микрокосмоса. Изучив один космос, вы узнаете все другие. Ближайший из всех космосов для нашего изучения – Тритокосмос, а для каждого из нас ближайшим объектом изучения являемся мы сами. Изучив себя полностью, узнаешь все, даже Бога, поскольку люди созданы по его образу и подобию. Сказав это, Маг медленно возвращается к своему трону.

Входит слуга и, приблизившись к Магу, сообщает, что некто просит позволения войти. Получив разрешение, слуга приводит нищенку с ребенком. Она падает ниц у ног Мага и просит о помощи, указывая на мальчика. Зейнаб также подходит к Магу и ходатайствует о мальчике. Осмотрев рану, Маг обращается к двум ученикам, которые после этого уходят во внутреннюю комнату и возвращаются, один – с подушкой, на которой лежит палочка из слоновой кости с большим серебряным шаром на конце, а другой несет платок, чашу и кувшин с какой-то жидкостью. Маг наполняет чашу жидкостью из кувшина, намачивает в ней платок и прикладывает его к ране. Затем, с большой осторожностью, он берет палочку и, не касаясь раны, несколько раз проводит ею над рукой мальчика. Когда он убирает платок, раны уже нет.

Женщина, от удивления лишившись дара речи, падает на колени и целует край мантии Мага. Маг ласково гладит мальчика по голове и отпускает их. Ученики расходятся по своим местам и возобновляют свои занятия. Маг проходит по комнате, подходя к некоторым из учеников, чтобы посмотреть их работу и дать необходимые указания. Спустя короткое время он что-то говорит всем ученикам и возвращается на свой трон. Не медля, ученики оставляют свои занятия и выстраиваются в ряды, и, по знаку Мага, выполняют различные движения, похожие на танец. Помощник Мага проходит по рядам и поправляет позы и движения учеников.

Эти «священные танцы» считаются одним из главных объектов изучения во всех эзотерических школах Востока, как в древние времена, так и сейчас. Движения, из которых состоят эти танцы, имеют двойную цель – они содержат в себе и выражают определенное знание, в то же время служа методом достижения гармоничного состояния бытия. Комбинации этих движений выражают различные ощущения, порождают разные уровни концентрации мысли, создают необходимые усилия в различной деятельности и показывают возможные пределы личной силы.

Во время перерыва один из учеников показывает на песочные часы, после чего Маг приказывает им закончить прежние занятия и приготовиться к тому, что должно последовать дальше. А пока он подходит к окну и раздвигает занавеси. За окном – раннее утро, над горизонтом встает солнце. Как только появляются первые лучи, Белый Маг со своим помощником и учениками позади него падают на колени. Они молятся.

Занавес медленно опускается.

Действие третье

Дом Джафара

Комната с альковом в правом углу, в которой, позади резных колонн, виден фонтан с мраморным основанием. Слева дверь, ведущая во внутренние покои, сзади еще одна дверь, ведущая в сад. Комната обставлена в персидско-индийском стиле. Справа, напротив возвышения для музыкантов, миндари – скамьи, покрытые коврами и подушками в несколько рядов. Слева – низенький диванчик, возле него несколько украшенных причудливой резьбой столиков. На одном из них стоит кальян и другие принадлежности для курения, на другом – набор для шербета, на третьем – небольшой гонг, а на четвертом – кувшин и тазик для умывания искусной и дорогой работы.

Джафар расхаживает по комнате. Он без мантии, на голове у него тюбетейка, украшенная драгоценными камнями. Каждое его движение и взгляд показывают, что находится в нетерпеливом ожидании. Время от времени он присаживается на диван и погружается в размышления. Он чувствует, что с ним происходит нечто новое. Он, всегда надменно спокойный и безразличный, теперь взволнован и обеспокоен безделицей, которая прежде даже не привлекла бы его внимания. Последнее время он стал раздражителен, подозрителен и нетерпелив.

Прямо сейчас он ждет Россулу, который должен принести ему новости насчет Зейнаб – той женщины, которую месяц назад они встретили на базаре, и которую Россула, несмотря на его всю его опытность и умение в подобных делах, так и не смог завлечь в гарем Джафара. Вчера Джафар приказал Россуле устроить это любой ценой, и теперь его тревожит то, что он сгорает от нетерпения, ожидая результата решающих усилий Россулы. В то же время он чувствует, что это просто смешно. И прежде его не раз прельщала та или иная женщина, но пока Россула делал свое дело, Джафар либо забывал о ней, либо переставал интересоваться ею. Но теперь он не только не забыл ее – он с каждым днем он все больше и больше думает о Зейнаб.

Россула входит через заднюю дверь. Он выглядит очень растроенным – и это на него совершенно непохоже. Он приносит обескураживающие новости – он говорит Джафару, что попытки выполнить его приказания не удались, и он даже не знает, что еще предпринять. Оба погружаются в размышления. Все способы завлечь Зейнаб уже испробованы, все, что можно было сделать в подобном деле, уже сделано. Они посылали ей самые разнообразные подарки: древние индийские ткани, расшитые золотом; лучших лошадей – арабских, китайских и персидских; сибирские меха; даже такую редкость, как бесценное изумрудное ожерелье – дар раджи Колхапура дедушке Джафара; знаменитую голубую жемчужину Джафара – «Слеза Цейлона»; и, наконец, они предложили Зейнаб в качестве отдельного гарема со своими слугами и служанками «Дуновение Рая» – знаменитый замок Джафаров, гордость их семьи. Но все тщетно. Зейнаб ничего не слушала и от всего отказалась.

Джафар в смятении. Он все больше убеждается, что не в силах примириться с невероятным упорством Зейнаб, и правда заключается в том, что именно она является причиной его нынешнего необычного душевного состояния. Ясно, что в этой женщине есть нечто исключительное. То, как он, Джафар, воспринимает поражение Россулы, поражает даже его самого. В любом другом случае он бы лишь возмутился, но сейчас, несмотря на то, что он едва может сдержать свой гнев, в глубине души он чуть ли не радуется тому, что на этот раз обычные приемы Россулы не годятся. Странные вещи, которые он в себе замечает, направляют внимание Джафара на его отношения с женщинами вообще.

Благодаря богатству, высокому положению и обстоятельствам рождения, его жизнь сложилась так, что уже в семнадцать лет он был окружен женщинами, и, в соответствии с обычаем его страны, владел собственным гаремом. Сейчас ему тридцать два и он все еще не женат, несмотря на то, что уже давно хотел бы жениться, хотя бы только для того, чтобы доставить удовольствие своей старой матери, которая постоянно мечтает о его женитьбе. Однако до сих пор он не встретил ни одной женщины, которая, на его взгляд, могла бы быть его женой. Многие женщины привлекали его, и поначалу казались преданными и заслуживающими доверия, но, в конце концов, оказывалось, что вся их любовь и преданность лишь прикрывали мелочные эгоистичные чувства. У кого-то это была страсть к молодому и красивому мужчине, у других – жажда роскоши, которую он мог им обеспечить, у третьих – возможность стать фавориткой аристократа, и так далее.

Все, что он повидал, крайне разочаровало его. Он так и не повстречал женщину, к которой испытывал бы доверие и почтение, которые, на его взгляд, он должен был бы питать по отношению к своей жене. Для него стало привычным взирать на всякие красивые слова о любви и общности душ всего лишь как на фантазию поэтов, и мало-помалу для него женщины стали походить одна на другую, отличаясь лишь типом красоты и разными проявлениями страсти. Его гарем стал частью его коллекции драгоценностей. Он также не мог жить без своих женщин, как и без курения, музыки или роскоши, которая всегда окружала его. Но он давным-давно перестал искать в женщине нечто большее, нежели мимолетное наслаждение красивой вещью.

И вдруг сейчас в нем неожиданно появилось странное любопытство по отношению к этой непостижимой женщине. Возможно ли, что она в самом деле столь отлична от других? Внешность Зейнаб поразила его с первого взгляда, но что он знает о ней, кроме этого? По сведениями, добытым Россулой, Зейнаб – единственная дочь богатого хана из далекого города. Ей двадцать один год, она совершенно свободна и ни к кому не просватана, живет очень тихо с несколькими слугами и старой женщиной по имени Хейла. Она занималась науками, а сюда приехала, чтобы обучаться в школе знаменитого мага. Эту школу она посещает каждый день, а остальное время проводит дома, погруженная в занятия. Во всем этом многое странно, непохоже на то, к чему он привык. Мысль о Зейнаб не дает ему покоя, он не может не думать о ней и готов на любую жертву, лишь бы обладать ею.

В глубокой задумчивости Джафар встает и ходит по комнате. Затем, очевидно, охваченный какой-то новой мыслью, снова садится на диван. Теперь ясно, что невозможно соблазнить Зейнаб чем-то, что привлекает других женщин и преодолевает их сопротивление. Раз так, то остается лишь одно – жениться на ней. Рано или поздно ему придется взять кого-нибудь в жены, а прекраснее Зейнаб он не найдет никогда. И если она окажется такой женой, о какой он мечтал, то это будет счастьем для него и радостью для его матери. Джафар размышляет таким образом некоторое время, и наконец сообщает о своем решении Россуле. Затем вызывает слугу и отдает ему приказание. Слуга выходит через левую дверь.

Вскоре через эту же дверь входит пожилая женщина. Это одна из ближайших родственниц Джафара. Он объясняет свое решение и просит ее выступить в качестве свахи. Пожилая дама отвечает, что с удовольствием выполнит его поручение и не сомневается в успехе. Общеизвестно, что все самые знаменитые красавицы страны почли бы за счастье стать его женой, зная о его состоянии и положении. Она уходит во внутренние апартаменты и вскоре возвращается в сопровождении двух других женщин. Все трое, закрывшись чадрами, отправляются к дому Зейнаб. Задумавшись, Джафар продолжает сидеть на диване. Россула ходит по комнате и время от времени поворачивается к Джафару, предлагая разного рода развлечения. Но мысли Джафара далеко, и его ничто не привлекает. Он с рассеянным видом слушает Россулу и, наконец, только чтобы отделаться от него, соглашается с одним из его предложений.

По зову Россулы немедленно входят музыканты, образуя смешанный оркестр из афганских, индийских и туркестанских музыкальных инструментов. Вот каковы эти инструменты: цитра (род балалайки с длинным грифом и семью струнами, звук извлекается смычком), дутар (род балалайки с двумя струнами, играют пальцами), рабаб (три струны из кишок, три медные, играют с помощью небольшого деревянного медиатора), тар (типа мандолины с длинным грифом и семью струнами, играют как на мандолине), саз (тоже типа мандолины), калуп (подобие цитры с множеством железных и медных струн, играют с помощью медиатора из кости, надетого на палец), зурна (род дудки), хиджаб (род скрипки), даф (тамбурин), давул (род барабана), кавал (вид флейты), галюк (подобие кларнета), а также и другие. Музыканты рассаживаются на миндари и начинают игру.

Как только зазвучала музыка, появляются танцовщицы из гарема, танцуя парами. Всех их привезли из разных стран. За их красоту, равно как за их умение и ловкость, они считаются искуснейшими в стране. Люди приходят издалека, только чтобы увидеть их. Ни один иноземец, видевший их совместный танец, не мог не прийти в восторг, а когда каждая из них танцует танец своей собственной страны, самые искушенные знатоки приходят в экстаз. Двенадцать танцовщиц, все одеты в костюмы своей нации. Сегодня, то ли из-за того, что они чувствуют настроение своего хозяина, то ли потому, что они долго не танцевали перед ним, они танцуют с полной отдачей и страстью.

Сначала тибетская танцовщица исполняет один из танцев своей загадочной родины. Следом за ней армянка из Муши под аккомпанемент медленной музыки представляет любовный танец своей страны, почти усыпляющий, но полный скрытого огня. После нее в танце, легком, словно воздух, выходит осетинка с Кавказа. Потом цыганка, дочь народа, забывшего свою родину, в зажигательном круговороте словно рассказывает о свободе степей и далеких огнях табора. После нее аравийка, сначала медленно, потом все убыстряя и убыстряя движения, доходит до сумасшедшего темпа, а потом вдруг расслабляется и постепенно впадает в экстаз. Затем выходят балкистанка, персиянка, профессиональная танцовщица из Индии – каждая из них своими движениями выражает душу, нрав, темперамент и характер своей страны.

Джафар, будучи безразличным ко всему остальному, всегда получал наслаждение от своих танцовщиц, но сегодня, глядя на них, он едва ли их видит – настолько глубоко он погружен в свои мысли и чувства. Во время одного из групповых танцев возвращаются женщины-посланницы. С сокрушенным видом пожилая женщина говорит Джафару, что его предложение не принято. Джафара, обезумев от ярости, выгоняет всех из комнаты и остается наедине с Россулой. Оба молчат. Джафар большими шагами меряет комнату. Он мог ожидать чего угодно, но только не этого. Это переходит всякие границы. Никогда в своей жизни не испытывал он такого унижения. Россула ошеломлен не меньше, чем Джафар. Он стоит в глубокой задумчивости и мучительно размышляет. Вскоре лицо его проясняется, он подходит к Джафару и что-то говорит ему.

Джафар мрачно слушает. То, что предлагает Россула, противоречит его глубочайшим убеждениям, но он оскорблен и возмущен, и во чтобы то ни стало хочет настоять на своем. Его страсть к Зейнаб чуть ли не превратилась в ненависть, и его одолевает желание отомстить за свое унижение. Россула продолжает уговаривать его. Наконец, после непродолжительной внутренней борьбы, Джафар соглашается. Они зовут слугу и отсылают его с поручением. Джафар с мрачным и гневным выражением лица снова усаживается на диван. Россула ходит по комнате, довольный своей находчивостью и изобретательностью. Вскоре входит старая колдунья в сопровождении слуги.

Она низенькая и сгорбленная, у нее большой крючковатый нос, взъерошенные седые волосы и бегающие глаза. Лицо смуглое, большая волосатая бородавка на левой щеке; руки с длинными грязными ногтями – тонкие и жилистые. На ней короткая грязная накидка фиолетового цвета и черные шаровары; на ногах – старые турецкие туфли. Она закутана в грязную черную чадру с множеством разноцветных заплаток, в руке – простая деревянная палка. Джафар спрашивает колдунью, может ли она навести любовные чары на женщину, чтобы та влюбилась в него. Колдунья с самоуверенным видом отвечает утвердительно, но, услышав имя женщины, она содрогается от страха и говорит, что в этом случае она бессильна. Они предлагают ей золото, но на этот раз золото не помогает.

Колдунья не может ничего сделать сама, но говорит им, что есть один человек, который, если захочет, сможет заколдовать Зейнаб. Его можно уговорить, но для этого надо будет дать ему много, много золота. Джафар и Россула советуются; они задают колдунье вопросы и, очевидно, решают отправиться немеденно. Колдунья соглашается проводить их. Входит слуга и помогает им одеться. Тем временем по приказу Джафара из внутренних покоев слуги приносят мешки, наполненные дарами. Затем, в сопровождении слуг, несущих мешки, Джафар и Россула уходят через заднюю дверь.

Занавес.

Окончание: http://philologist.livejournal.com/7110222.html

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *