Доклад Белковского: Русские войны

1035081Доклад ФСБ: «Русские войны: крупнейшие бюрократические, корпоративные, информационные конфликты в России в 2013 году»

17.12.2013, 14:26

 

Доклад

ФОНДА СТАНИСЛАВА БЕЛКОВСКОГО
(ФСБ)

Русские войны:
крупнейшие бюрократические, корпоративные, информационные конфликты в России в 2013 году

Москва
2013

Введение. Внутриэлитные войны третьего года перестройки-2

Конфликт вокруг Правительства Д. Медведева и начало теневой схватки за позицию потенциального преемника-2018

Дело А. Сердюкова в развитии

Системная атака на В. Якунина, попытка смены руководства ОАО РЖД

Судьба иннограда (Фонда развития иннограда) «Сколково»

Гонения на банки после смены руководства ЦБ РФ

Досрочные выборы мэра Москвы. Новая роль А. Навального

Закон Магнитского, список Магнитского, Уильям Браудер

Оргвыводы

 

Основные внутриэлитные конфликты и войны 2013 года еще раз подтверждают тезис, что пресловутая «вертикаль власти» есть не более чем пропагандистский фантом. Применительно к сегодняшней России следует говорить, скорее, о «горизонтали власти» – не определенной четко совокупности центров принятия решений, возникающих (находящихся) во всякой точке российского пространства, где критический финансовый ресурс сочетается (совмещается, объединяется) с критическим силовым. Эти выводы мы проиллюстрируем примерами наиболее ярких «русских войн» уходящего 2013 года в России. Некоторые описываемые далее войны/конфликты фактически начались (были инициированы) в конце 2012 года, однако развертывались в публичной плоскости и достигали стадии принятия политико-аппаратных решений в основном в 2013-м. 

 

Введение.
Внутриэлитные войны третьего года перестройки-2

Еще летом 2010 года авторы этого доклада предупредили страну и общество, что Россия находится на пороге перестройки-2 — периода долгосрочной политико-социальной турбулентности, который характеризуется, прежде всего:

– непреодолимым отчуждением активной части общества от власти;

– прогрессирующим разочарованием элит в той политико-экономической системе, которая их воспитала, взрастила и вскормила.

То есть путинская Россия подойдет к черте, у которой во второй половине 1980-х годов оказался горбачевский СССР. Разумеется, не обязательно с последствиями в виде распада страны. (Хотя и это не исключено.) Но с неизбежными и порой достаточно радикальными переменами в жизни России, функционировании ее государственного механизма.

Мы констатировали, что перестройка-2 обернется, среди прочего:

– нарастанием протестной активности активной части населения — пресловутой «движухой» (dvizhukha, этот термин может войти в иностранные языки без прямого перевода, подобно словам perestroika, sputnik, pogrom, apparatchiki, siloviki и некоторым другим);

– обострением выше обычного остроты и интенсивности внутриэлитных конфликтов — борьбы за влияние и ресурсы между ключевыми субъектами (индивидуальными и коллективными) правящей политико-экономической элиты.

Условно временем начала перестройки-2 можно считать декабрь 2011 года, когда в крупных городах России, но прежде всего  в столице Москве развернулись массовые мирные выступления против фальсификации выборов в Государственную думу, состоявшихся 4 декабря. Митинг на Болотной площади 10 декабря 2011 года собрал около 50 тысяч участников, протестное мероприятие на проспекте Сахарова 24 декабря — около 100 тысяч человек. Эти цифры были беспрецедентно высокими для всего путинского периода новейшей российской истории и, шире, — большей части постсоветской эпохи в истории страны (после 1991 г.).

Несмотря на то что интенсивность и численность участников протестных акций впоследствии колебалась, а подъем и энтузиазм протестного актива периодически сменялись апатией и разочарованием, в целом класс Русских Образованных Горожан (РОГов), явившийся главной движущей силой протестов, ясно обозначил свое устойчивое негативное отношение к политико-экономической системе, прежде всего:

– к системе манипулятивных выборов, результат которых, чаще всего, известен заранее, а реальная конкуренция превентивно пресекается неполитическими (силовыми и приравненными к ним) методами;

– к Экономике РОЗ (Распила, Отката, Заноса) (© ФСБ) — тотальной коррупции как основополагающему принципу принятия важных и важнейших экономических решений, равно как и концептуально-технологической основе реализации подобных решений.

Под влиянием ярко выраженного протеста РОГов российская власть пошла на определенные, отчасти достаточно масштабные уступки, в частности:

– либерализацию законодательства о политических партиях, что уже привело к появлению на политическом пространстве России в 2012–2013 гг. 70 новых партий (всего их теперь 77, включая 7 «старых» партий, зарегистрированных до 2012 г.);

– возвращение прямых выборов глав субъектов Российской Федерации, упраздненных в ходе соответствующей антифедеративной реформы 2004–2005 гг. (формальным поводом к такой реформе был теракт в Беслане в первых числах сентября 2004 г.);

– легализация участия оппозиционеров и — шире — политиков и общественных деятелей, относящих себя к оппонентам «партии власти» — в выборах различных уровней, включая муниципальные;

– провозглашение борьбы с коррупцией одним из важнейших приоритетов деятельности власти.

Все эти реформы были анонсированы в последнем президентском послании экс-главы государства (с мая 2012 г. — председателя правительства РФ) Дмитрия Медведева Федеральному собранию России в декабре 2011 г. Курс, вне всякого сомнения одобренный и Владимиром Путиным, готовившимся в то время к возвращению в Кремль, был, в основном, продолжен и после того, как Путин вновь стал президентом страны в мае 2012 г.

Вместе с тем, Кремль решил сбалансировать уступки РОГам ужесточением политики в некоторых сферах и областях российского бытия. В частности, были приняты новые законы:

– ограничивающие финансирование из зарубежных (внероссийских) источников некоммерческих организаций (НКО), прямо или косвенно занимающихся политической деятельностью;

– запрещающие усыновление российских сирот гражданами и резидентами США (формально подобный закон считался «симметричным ответом» на знаменитый «закон Магнитского», The Magnitsky Rule of Law Accountability Act, принятый конгрессом США в конце 2012 г.); соответствующий закон получил название «Акта Димы Яковлева» — по имени российского ребенка, усыновленного из детского дома и погибшего в 2008 г. из-за преступной халатности своих американских приемных родителей.

– ограничивающие пропаганду гомосексуализма (шире — однополой любви) среди несовершеннолетних, что было расценено немалой частью российского гей-сообщества как элемент дискриминации по признаку сексуальной ориентации

и некоторые другие.

Также была восстановлена уголовная ответственность за клевету, упраздненная в недолгий период президентства г-на Д. Медведева.

Хотя рестриктивный и тем более репрессивный характер, равно как и потенциал перечисленных и иных «балансирующих» актов на поверку оказался достаточно скромным, активная часть общества, РОГа восприняли все перечисленные действия власти негативно. Некоторые шаги, как, например, «закон Димы Яковлева», сами по себе стали факторами, провоцирующими новые масштабные протестные выступления. Так, Марш против этого законодательного акта («антисиротского закона», также заклейменного «законом подлецов») вывел на улицы Москвы около 50 тысяч человек в январе 2013 г.

Впрочем, двунаправленность политических решений и ходов власти «шаг вперед, N шагов назад» © — также есть характеристическая особенность перестроечного процесса. Она со всей неизбежностью обусловлена природой перестройки как этапа / периода в жизни той или иной системы, достигшей определенной стадии и уровня деградации: у власти нет последовательной программы стратегических реформ, задача высшего руководства страны — не кардинально трансформировать ее в том или ином направлении, но законсервировать систему на неопределенно долгий срок посредством половинчатых решений («полуреформ», как назвал их экс-министр финансов Алексей Кудрин, доверенное лицо Владимира Путина, покинувшее исполнительную власть в сентябре 2011 г. из-за разногласий с Дмитрием Медведевым).

Параллельно, либерализационные действия власти, явившиеся прямым ответом на вызов перестройки, позицию РОГов, массовые протестные акции, не вызвали у РОГов высокой оценки и должной благодарности власти. Активное меньшинство россиян, скорее, обращает внимание на неполноту и непоследовательный характер реформ, присутствие в их толщи и ткани элементов, частично обессмысливающих самоё реформацию, например, введение «муниципальных фильтров» на выборах глав регионов (субъектов Российской Федерации). Эти претензии следует признать справедливыми, но лишь отчасти. Но так всегда бывает в эпоху перестройки: уступки и послабления со стороны власти кажутся меньше и незначительнее, чем они есть, а балансирующие меры ужесточающего характера — серьезнее и крупнее по последствиям, чем на самом деле. В этом тоже проявляется устойчивое недоверие активной части общества к власти и труднопреодолимое отчуждение между данными двумя коллективными акторами.

К третьему году перестройки-2 (2013) стал очевиден и новый характер внутриэлитных конфликтов, проявляющихся, прежде всего, в аппаратных (бюрократических) и корпоративных войнах.

2013 год позволяет нам сделать вывод о новых фундаментальных чертах и тенденциях, проявившихся в такого типа конфликтах (войнах).

  • Инициаторы  / участники войн стали качественно меньше зависимы от различных положений подразумеваемой «путинской конвенции элит», сложившейся в первой половине нулевых годов XXI века. В частности, от принципа «не выносить сор из избы». Путинская элита уже не воспринимает себя как единое целое настолько, чтобы ограничиваться в ходе внутриэлитных конфликтов исключительно методами и средствами, не дестабилизирующими систему в целом. Дестабилизация системы отныне не считается чрезмерной платой за победу в бюрократической  / корпоративной войне (схватке, битве) — тоже типично перестроечный симптом.
  • Неполитические конфликты стали нередко принимать политический характер за счет активного вовлечения в них политических акторов / игроков.
  • Внутриэлитные российские конфликты становятся фактором международной политики. (Вспомним, к примеру, The Magnitsky Act и все, что с ним связано.)
  • Как и на протяжении первого срока пребывания у власти Владимира Путина (2000–2004 гг.), президентство Дмитрия Медведева (2008–2012 гг.) вывело на авансцену российской бюрократической и бизнес-жизни новое поколение субъектов / игроков, желающих принять участие в переделе активов и сфер влияния. Не в последнюю очередь — за счет близости к третьему президенту, он же — нынешний премьер-министр РФ.
  • Сокращение собственно активов и ресурсов для раздела / передела, продиктованное системными слабостями и обостряющимися проблемами российской экономики, неизбежно влечет за собой качественное обострение борьбы за эти активы / ресурсы.

Кроме того, основные внутриэлитные конфликты и войны 2013 года еще раз подтверждают наш тезис, что пресловутая «вертикаль власти» есть не более чем пропагандистский фантом. Применительно к сегодняшней России следует говорить, скорее, о «горизонтали власти» — не определенной четко совокупности центров принятия решений, возникающих (находящихся) во всякой точке российского пространства, где критический финансовый ресурс сочетается (совмещается, объединяется) с критическим силовым.

Все эти выводы мы проиллюстрируем примерами наиболее ярких «русских войн» уходящего 2013 года в России. Некоторые описываемые далее войны / конфликты фактически начались (были инициированы) в конце 2012 года, однако развертывались в публичной плоскости и достигали стадии принятия политико-аппаратных решений, в основном, в 2013-м.

Конфликт вокруг Правительства Д. Медведева и начало теневой схватки за позицию потенциального преемника-2018

Вероятная отставка федерального правительства во главе с Дмитрием Медведевым, сформированного в мае 2012 г., сразу после третьей президентской инаугурации Владимира Путина, стала приоритетным объектом внимание экспертного сообщества, СМИ и прогрессивной общественности еще в минувшем году. Фактически, общая тоска, охватившая медиа-наблюдателей после возвращения г-на Путина в Кремль, должна была найти себе выход в апокалиптических ожиданиях увольнения г-на Медведева, который еще недавно ассоциировался у прогрессивной общественности к некими надеждами на решительные реформы в экономической и политической сферах, а также широко объявленную «модернизацию России».

Особое мнение ФСБ. ФСБ неоднократно указывал на то, что Дмитрий Медведев и его ближайшие соратники, вроде как отвечавшие за модернизационную стратегию и соответствующие / сопутствующие программы (Аркадий Дворкович, Владислав Сурков и др.), неверно понимают и трактуют сам термин «модернизация». Модернизация, согласно классическому определению, — это построение государства и общества модерна, которое характеризуется, в первую очередь, созданием и развитием мощных систем социализации человека. Именно в условиях общества модерна возникает / формируется нация — сообщество политически равных и ментально / культурно однородных людей, с определенного исторического момента именуемых гражданами и воспринимающих себя в таком качестве. В условиях модернизации нация становится субъектом власти — в противовес «населению», которое всегда может быть объектом управления и не более того. Разумеется, никаких преобразований такого типа Медведев, анонсировавший далеко идущие «модернизационные» планы в статье «Россия, вперед!» (Газета.Ру, 10 сентября 2009 года), и его формальная команда (слово «формальная» здесь имеет неформальное значение, так как постоянной команды единомышленников и соработников у псевдолидера медведевского типа, тотально зависимо психологически от «старших товарищей», быть не может по определению) не имели в виду. Под модернизацией президент Медведев имел в виду, насколько можно судить по его тактическим декларациям и практическим шагам, некую точечную инноватизацию, связанную с: а) импортом отдельных технологических решений; б) созданием титульного государственного инкубатора высокотехнологичного бизнеса — иннограда «Сколково» в ближнем Подмосковье. Простой пример модернизации по-медведевски: представленный недавно главой госкорпорации «Российские технологии» Сергеем Чемезовым так называемый «Йотафон» — российский аналог устройства связи типа «смартфон» (Smartphone), собранный из китайских комплектующих в Сингапуре. Если Владимир Путин имел/или имеет в виду, что комплекс мероприятий подобного рода и типа не должен именоваться модернизацией и потому сам девиз «модернизации» следует сбросить с корабля современности, он почти полностью прав. Независимо от мотивов (политических, аппаратных и и т.п.) его открыто высказанной и сформулированной правоты.

Первую серьезную аппаратную потерю Д. Медведев понес 6 ноября 2012 года, когда в отставку был отправлен министр обороны РФ Анатолий Сердюков, серьезно сблизившийся с нынешним главой кабинета еще в бытность последнего главой государства, в 2011–2012 гг. Г-н Медведев неоднократно, публично и непублично называл г-на Сердюкова лучшим министром обороны постсоветской эпохи, что явно не коррелировало с интересами ряда крупных лоббистских групп: собственно военной среды, «генералов» оборонно-промышленного комплекса и т.п. Как известно, кресло главы Минобороны занял Сергей Шойгу, генетически и исторически с г-ном Медведевым не связанный. Рокировка «Сердюков — Шойгу» стала для некоторого неформального сообщества информированных людей сигналов об ослаблении премьера и, соответственно, появлении / проявлении новых аргументов в пользу его скорой отставки. Подробнее о конфликте вокруг Минобороны и лично А. Сердюкова см. в разделе 2 настоящего доклада.

Далее, еще (или, если угодно уже) в декабре 2012 г. Институт проблем глобализации, возглавляемый д. э. н. Михаилом Делягиным, провел экспертный опрос, результаты которого были обнародованы газетой «Известия». Согласно мнению большинства опрошенных экспертов, отставка могла ожидать кабинет Медведева уже весной (в марте-апреле) 2013 года.

В опубликованной «Известиями» статье, где излагались основные тезисы доклада ИПРОГ «2013 год: оттеснение либерального клана», приводилось и объяснение данного прогноза: это случится потому, что «окружение премьер-министра будет ослаблено и лишено самозащиты в связи с прекращением после Нового года обострившейся на фоне борьбы с коррупцией межклановой войны».

Но в указанные сроки отставки кабинета не произошло ни в одном глазу.

Второй пик слухов о смене премьер-министра страны пришелся на май 2013 года. 8 мая был отправлен в отставку (якобы по собственному желанию, на самом же деле — из-за затяжного труднопримиримого конфликта с руководством администрации президента РФ в лице Сергея Иванова и особенно Вячеслава Володина) руководитель аппарата правительства РФ, вице-премьер Владислав Сурков. Чиновник, который в силу своего аппаратного опыта и личных качеств, считался (во многом, справедливо) ключевой опорой премьера.

Непосредственно увольнению Суркова предшествовал публичный скандал вокруг иннограда «Сколково», чьим куратором был чиновник — и в своем прежнем качестве первого заместителя руководителя администрации президента РФ (2008–2011 г.), и как вице-премьер, наряду с организацией работы правительственного аппарата отвечавший за вопросы / проблемы модернизации.

Как отмечал 25 апреля «МК», сначала Следственный комитет России (СКР) сообщил, что проделанная депутатом Ильей Пономарёвым работа для инновационного фонда «Сколково» не стоит тех $750 тысяч, которые ему заплатили, и возбудил уголовное дело против вице-президента фонда Алексея Бельтюкова. Также в нечестности Пономарёва неожиданно заподозрил и президент «Сколково» Виктор Вексельберг. Он заявил, что подаст в суд на депутата, если подтвердится его недобросовестность. Газета отмечала, что проверки в отношении доходов Ильи Пономарева начались с подачи Владимира Жириновского, который обратился в думскую комиссию по контролю за доходами депутатов. По мнению лидера ЛДПР, справоросс от фонда «Сколково» $750 тысяч получил незаконно. Далее ситуацией заинтересовался Следственный комитет России (СКР), который в результате и возбудил уголовное дело в отношении вице-президента «Сколково» Алексея Бельтюкова за растраты в особо крупном размере. В СКР считают, что скрыть факт растраты крупной суммы вице-президент фонда попытался, заключив с депутатом специальный договор.

Как сообщило 7 мая издание Newsru.com, старший вице-президент фонда «Сколково» Алексей Бельтюков, обвиняемый в растрате в особо крупном размере, отстранен от работы на время расследования уголовного дела, с депутат Илья Пономарев был вызван в этот день в Следственный Комитет для дачи показаний по этому делу. Активность ведомства по уже второму уголовному делу в фонде, тогда неприятно удивила вице-премьера Владислава Суркова, чей шеф Дмитрий Медведев считается родоначальником проекта «Сколково». «Энергия, с которой СК РФ публикует свои предположения, взывают у обычных людей ощущение, что совершены преступления. Но это просто энергичность СК», — так отчитал тогда следователей вице-премьер Владислав Сурков.

Ему оперативно ответил официальный представитель СКР Владимир Маркин в своей статье в газете «Известия». «В отсутствие результатов масштабных проектов всегда будет виноват Следственный комитет. То в восемь утра на обыск придут к креативным ребятам строго по УПК, то иностранного гостя в коридорах „Сколково“ спугнут процессуальными действиями… У граждан России, в том числе работающих в СКР, возник риторический вопрос: а сколь долго удержится в своем кресле член кабинета Е.И.В. (очевидно, „Ее Императорского Величества“ — прим.NEWSru.com), если он, пребывая с частным визитом в Москве, публично осудит Скотленд-Ярд за исполнение прямых обязанностей? Видимо, у нас в Москве слишком либеральный режим».

Особое мнение ФСБ. Владислав Сурков, на рубеже 2011 /12 гг. не скрывавший своих амбиций стать руководителем кремлевской администрации вместо перешедшего на пост председателя Государственной думы Сергея Нарышкина, потерпел промежуточное, но болезненное аппаратное поражение в декабре 2011 года, после событий на Болотной площади и проспекте Сахарова. Окончательно выяснилось, что в качестве менеджера внутренней политики Владимир Путин доверяет, скорее, Вячеславу Володину, чем Суркову. Подобный «сдвиг доверия» объясняется, не в последнюю очередь, следующими обстоятельствами и факторами: А) в 2010–2011 гг. (до легендарной «рокировки» 24.09.2011, анонсированной на «историческом» съезде «Единой России») г-н Сурков делал неформальную, но недвусмысленную ставку на второй президентский срок Д. Медведева; соответствующие сигналы были разосланы по всем инстанциям «сурковской» внутриполитической вертикали — как в ее бюрократической, так и экспертно-креативной ипостасях; собственно, и повышенный интерес первого замруководителя АП РФ к проекту «Сколково» вполне вписывался именно в эту, а не какую-либо альтернативную логику; Б) президент РФ внимательно отнесся к версии, согласно которой В. Сурков мог тайно стимулировать масштабные протестные акции в столице в декабре 2011 г., чтобы использовать их как рычаг влияния на собственную политико-аппаратную судьбу — а В. Путина нельзя назвать поклонником такого рода «разводок». Впрочем, и В. Володин, хоть и получил фирменный «сурковский» пост куратора всей внутренней политики Кремля, шефом президентской администрации не стал. Этот пост достался Сергею Б. Иванову, который, в полном соответствии с базовой логикой Владимира В. Путина, был вознагражден за унижение 2007 года (тогда в последний момент он не стал преемником президента, из СМИ узнав, что заветная позиция достается г-ну Медведеву) и последующие годы терпения (в 2008–2011 гг. г-н Иванов прозябал на второстепенном посту вице-премьера по оборонно-промышленному комплексу, хотя именно на этой должности он, по некоторым данным, познал-таки вкус больших животворящих денег).

В результате место Суркова как вице-премьера и руководителя аппарата правительства РФ занял помощник президента Сергей Приходько, а функции куратора вопросов недобитой модернизации перешли к Аркадию Дворковичу, самому доверенному функционеру Д. Медведева. Внешние наблюдатели расценили свершившееся как недобрый сигнал для кабинета в целом. В известной мере такая позиция неявно подогревалась самим В. Сурковым, который должен был предельно драматизировать свою отставку и придать ей сугубо политическое измерение. Следует отметить, что бывший шеф правительственного аппарата по-прежнему сохраняет неплохие коммуникации и в СМИ, с которыми работал по кремлевской линии на протяжении 12 лет (1999–2011), и в экспертном сообществе. Значительная часть бывших близких подчиненных и просто конфидентов (неформальных агентов влияния) г-на Суркова сгруппировалась сегодня вокруг нового губернатора Московской области Андрея Воробьева, который, в свою очередь, склонен недолюбливать В. Володина и все, что связано с последним. В связи с этим некоторые наблюдатели делают вывод, что В. Сурков в близком будущем может сориентироваться на поддержку С. Шойгу как потенциального премьер-министра и преемника президента В. Путина (в 2018 году). Судить об этом с достаточной долей уверенности сегодня нельзя. В такой постановке вопроса слишком много факторов неопределенности.

Данные ФСБ. Возвращение В. Суркова в Кремль (сентябрь 2013 г.) на пост помощника президента РФ по связям с республиками Абхазия и Южная Осетия было, в немалой степени, пролоббировано главой Чечни Рамзаном А. Кадыровым. Последний долгие годы подряд благоволит г-ну Суркову — не только как чиновнику / аппаратчику, но и как самому крупному представителю федеральной власти, который активно и даже несколько нарочито рекламирует свое чеченское этническое происхождение. (По слухам, истинное имя В. Суркова по отцу — Асланбек Дудаев. Впрочем, это теория была сформирована при деятельном участии самого В. Суркова, потому полного доверия ей нет, даже если она верна. Современная психология подчеркивает стремление человека к созданию альтернативной идентичности как фирменное проявление глубокого комплекса неполноценности). Вскоре после отставки с вице-премьерского поста В. Сурков посетил Грозный, где Р. Кадыров принимал его по высшему разряду и даже предложил пост руководителя Чечни (в шутку, разумеется, — чеченскому лидеру присущ своеобразный добрый юмор). Однако, по данным ФСБ, непосредственно встречу В. Путина и В. Суркова в Сочи (резиденция «Бочаров ручей»), где решился вопрос о предоставлении «Асланбеку Дудаеву» почетной синекуры, организовал председатель правления ОАО «Роснефть» Игорь Сечин. Необходимо отметить, что С. Иванов и В. Володин по-прежнему относятся к г-ну Суркову довольно скептически / критически. Г-н Иванов публично подчеркнул в октябре 2013 года, что «полномочия Суркова расширяться не будут». Синекура — она и есть синекура, кто бы что ни говорил.

Третий пик информационной войны вокруг судьбы кабинета Д. Медведева пришелся на лето 2013 года. Крупнейшая парламентская оппозиционная партия КПРФ инициировала сбор 1 млн подписей граждан страны за отставку правительства РФ. Формальным поводом для этого стала реформа (фактически, упразднение в ее историческом виде и качестве) Российской академии наук (РАН), формально инициированная министром образования и науки России Дмитрием Ливановым и одобренная кабинетом г-на Медведева 27 июня 2013 года.

Мнение ФСБ. Ликвидация РАН была, без сомнения, полностью одобрена президентом В. Путиным. Поэтому относить кардинальную реорганизацию системы управления российской наукой исключительно к зоне / сфере ответственности медведевского правительства было бы несколько бессмысленно и беспощадно. Философия реформы сводится к следующему: а) существующая модель сырьевой экономики в принципе не нуждается в фундаментальной науке, а отдельные, необходимые для этой экономики прикладные научные разработки легко могут быть импортированы, что не создает необходимости в гигантских расходах на научную инфраструктуру; б) РАН — паразитический посредник при распределении государственных (бюджетных) средств между научными учреждениями; в) ликвидация Академии в 2013 году (в отличие, скажем, от 1990-х годов) не приведет к социальному взрыву, потому такой шаг можно считать столь же необходимым, сколь и своевременным.

Так, издание Slon.ru еще 1 июля опубликовало следующую версию: по заданию администрации президента коммунисты готовят «заготовку» к осени, чтобы появилась возможность отправить Медведева в отставку уже к концу года. «К тому же объединение Высшего арбитражного суда и Верховного суда тоже должно быть урегулировано на законодательном уровне осенью, а именно туда, в обновленный Верховный суд, как считают некоторые эксперты, и собираются отправить нынешнего премьера».

Тогда же вице-президент Российской академии наук, нобелевский лауреат по физике Жорес Алферов обратился к депутатам с заявлением о том, что «господ Д. Медведева и Д. Ливанова» надо уволить с государственной службы как авторов законопроекта о реформировании РАН. Алферов сослался на «высшую инстанцию» — майский указ президента Владимира Путина: создать к 2020 году 25 миллионов рабочих мест в высокотехнологичном секторе экономики. После этого Геннадий Зюганов заявил: «Мы начинаем процедуру выражения недоверия правительству. Мы приняли такое решение».

А в ноябре Геннадий Зюганов уже докладывал президенту об итогах проведенных КПРФ мероприятий по отставке правительства. Как пишет «МК», Геннадий Зюганов пришел к Владимиру Путину 19 ноября поговорить о грядущем послании Федеральному собранию, но успел обсудить с главой государства в том числе и отставку правительства. Геннадий Зюганов пришел к президенту с тремя увесистыми красными папками, содержащими, как он пояснил, ряд предложений коммунистов в части «модернизации страны и укрепления национального, территориального единства». При этом он «открыто сказал, что либеральный курс и состав правительства не могут справится с теми задачами, которые перед ними ставит президент. Нужно сильное, профессиональное, грамотное правительство, проводящее другую политику». Также Геннадий Зюганов напомнил, что КПРФ уже собрала 150 тысяч подписей, необходимых для постановки вопроса об отставке кабмина перед Госдумой.

Четвертая вспышка разговоров о скорой отставке кабинета случилась после выступления В. Путина на заседании Наблюдательного совета Агентства стратегических инициатив (АСИ) 14 ноября 2013 года, где президент неодобрительно высказался о попытках отдельных крупных чиновников критиковать политические решения, уже принятые на всех уровнях. В первую очередь, речь шла о решении изъять в 2014 году средства негосударственных пенсионных фондов (НПФ) в объеме около 240 млрд. руб. (почти $8 млрд., что примерно в 7 раз меньше расходов на организацию и проведение Зимних Олимпийских игр-2014 в г. Сочи) в федеральный бюджет и включении их в состав трансфера Пенсионному фонду РФ. В. Путин посоветовал должностным лицам, позволяющим себе критиковать состоявшиеся решения исполнительной власти (прежде всего, самого главы государства), перейти из властных структур в экспертное сообщество, подобно А. Кудрину, совершившему подобный отчаянный шаг осенью 2011 г. Под «крупными чиновниками» должны были подразумеваться, прежде всего, Д. Медведев, а также министр экономического развития РФ Алексей Улюкаев, замеченные в публичной критике фактической конфискации пенсионных накоплений граждан.

Мнение ФСБ. Не секрет (во всяком случае, не государственный секрет, что большая часть членов правительства, включая Д. Медведева и А. Улюкаева), а также руководство Центрального банка РФ (Э. Набиуллина и др.) выступали против описанного выше сценария распоряжения средствами НПФ. Однако В. Путин прислушался к точке зрения вице-премьера О. Голодец, которая выступает, де-факто, за упразднение смешанной системы пенсионного обеспечения в России и возвращения к господству распределительной системы. Философия высочайшего решения понятна и укладывается в общую систему путинских подходов: это безответственное (в массе своей) население серьезных пенсионных накоплений самостоятельно все равно не создаст; большинство народа в настоящем и будущем, как и в прошлом, будет возлагать надежды на государственную грудь.

Пятый пик рассуждений — впрочем, уже более умеренных, взвешенных и спокойных по тональности — об уходе Д. Медведева породило послание президента В. Путина Федеральному собранию РФ (12.12.2013 г.), в котором содержалась открытая критика Правительства Российской Федерации за недопустимо затянувшееся исполнение так называемых «майских указов» президента — пакета социально ориентированных решений, принятых в мае 2012 г.

В тот же день премьер-министр РФ Дмитрий Медведев признал невыполнение правительством федеральных целевых программ (ФЦП) и назвал это «хронической болезнью» российского правительства. Тем самым он фактически моментально подтвердил критику Владимира Путина. Г-н Медведев отметил на заседании кабинета, что федеральные целевые программы продолжают исполняться неудовлетворительно. «На одном из заседаний правительства в сентябре я обращал внимание на неудовлетворительное исполнение ФЦП. В целом это, к сожалению, хроническая болезнь. И за девять месяцев ситуация существенно не изменилась», — отметил премьер.

В то же время необходимо отметить, что:

— в недавнем послании президента федеральное правительство упоминалось и в качестве постоянного политико-административного партнера, а не исключительно объекта критики; в частности, Владимир Путин давал кабинету министров разнообразные прямые поручения и даже по одному из вопросов просил Дмитрия Медведева взять ситуацию под личный контроль; что уже подразумевает определенный уровень доверия между (формально) первым и вторым должностными лицами страны.

Практически параллельно с неоднозначным упоминанием в президентском послании Д. Медведев удостоился и сравнительного мелкого аппаратного укуса. Неожиданным (для большей части правящей элиты) указом В. Путин ликвидировал российское агентство международной информации (РИА) «Новости», которое с 2003 г. возглавляла Светлана Миронюк — супруга известного PR-бизнесмена и менеджера Сергея Зверева. Принято считать, что с момента воцарения Д. Медведева в Кремле (2008) С. Миронюк аппаратно ориентировалась именно на нового президента и некоторые ключевые персоны в его окружении, прежде всего, на пресс-секретаря Н. Тимакову. Вместо РИА «Новости» был создан холдинг «Россия сегодня» во главе с одиозным (по своему тщательно срежиссированному медиа-облику) журналистов, заместителем генерального директора ВГТРК Дмитрием Киселевым. По данным ФСБ, организаторами этой операции выступили первый заместитель руководителя администрации президента РФ Алексей Громов и ключевой партнер последнего, глава холдинга «Газпром-медиа» Михаил Лесин, которые решили присоединить РИА «Новости» к своей формально-неформальной медиа-империи. Прогрессивное человечество оценило случившееся как небольшое, но показательное поражение премьера.

На сегодняшний день до 40% представителей элит убеждены, что кабинет Дмитрия Медведева падет сразу после Зимней Олимпиады в Сочи, т.е. в марте-апреле 2014 года. (Согласно этой логике, всерьез раскачивать аппаратную лодку до столь важного спортивно-исторического события В. Путин не решится, чтобы не создавать дополнительных рисков на ровном месте. Хотя нельзя не отметить, что та же ликвидация РИА «Новости» за два месяца до Олимпийских игр может в данном контексте считаться достаточно рискованной, т.к. именно это агентство было официальным информационным хабом столь дорогой сердцу президента Олимпиады.)

Нестабильность нынешнего кабинета министров определяется, по мнению ФСБ, следующими основными факторами:

– объективным: стремлением президента, в той или иной мере понимающего фундаментальные, системообразующие проблемы сложившейся модели национальной экономики, всегда иметь под рукой громоотвод — коллективного адресата общественного и народного недовольства в лице медведевского правительства;

– субъективным: стремлением ряда влиятельных фигур путинской эпохи свалить Дмитрия Медведева и несколько демонстративно, с мстительным причмокиванием оттоптаться на нем.

К числу фигур, подразумеваемых в предыдущем абзаце, можно отнести:

А) Руководителя администрации президента РФ Сергея Иванова, который не может простить нынешнему премьеру, что тот перешел ему дорогу к президентскому посту в 2007 г. Мы помним, что в период с февраля по сентябрь 2007-го г-н Иванов считался явным фаворитом «гонки преемников» В. Путина, но затем «национальный лидер» сделал выбор в пользу Д. Медведева, а местоблюстителем премьерского кресла назначил 66-летнего Виктора Зубкова, полуотставного главу Росфинмониторинга. В 2008–2011 гг. г-н Иванов прозябал на сравнительно (по меркам его же недавних планов и амбиций) должности вице-премьера по оборонно-промышленному комплексу и воспринимался элитами, по преимуществу, «сбитым летчиком». Впрочем, нельзя не отметить, что именно в этот период времени будущий шеф кремлевской администрации впервые познал вкус недюжинного бизнеса: его сын Сергей (Сергеевич) Иванов-младший стал вице-президентом Газпромбанка и, как гласит бизнес-предание, непосредственно курировал вопрос консолидации акций дочерних компаний главного государственного оператора связи «Ростелеком» под контролем влиятельного инвестиционного фонда Marshall Capital Management, близкого, в частности, к экс-министру (2008–2012) связи и массовых коммуникаций РФ Игорю Щеголеву. В настоящее время нарастают информационные утечки, что С. Иванов-мл. может вскорости и возглавить Газпромбанк — особенно если нынешний президент этого финансового института Андрей Акимов займет один из ключевых постов непосредственно в ОАО «Газпром».

Б) Бывшего вице-премьера и министра финансов РФ, ныне — председателя общественного Комитета гражданских инициатив (КГИ) Алексея Кудрина. Г-н Кудрин, полагаемый многими (не исключая, вероятно, г-на Путина), одним из лучших финансистов страны, склонен считать, что лучше Д. Медведева справился бы с обязанностями главы правительства и перешел бы от «полуреформ» к настоящим полноценным экономическим и социальным реформам. КГИ постоянно, хотя и неявно преподносится г-ном Кудриным как некий протоштаб грядущих реформ. Хотя нельзя не констатировать, что: в состав Комитета входят многие специалисты, которые еще недавно считались последовательными «медведевцами» и любили функционировать под крышей Института современного развития (ИНСОР), неформального мозгового центра экс-президента; лишь разочаровавшись в г-не Медведеве, эти люди (Игорь Ю. Юргенс, Евгений Ш. Гонтмахер и др.) срочно попытались найти себе нового покровителя в лице г-на Кудрина; также нельзя не отметить, что ни в бытность главой Минфина (2000–2011), ни впоследствии А. Кудрин не высказывал никаких глубоких / прорывных экономических идей, кроме, собственно, необходимости жесткого контроля над бюджетными расходами и накопления резервных фондов в разных их формах и проявлениях. Подобных идей, по мнению ФСБ, возможно, хватает для роли «главного бухгалтера» страны, но явно недостаточно для лидера реформаторской команды в государстве, переживающем период усугубляющейся политико-экономической турбулентности (перестройки-2, как говорилось выше). Скептики — например, глава бюджетного комитета Государственной думы ФС РФ Андрей Макаров — неоднократно и небезосновательно указывали, что экономическая модель, при которой мы живем, и есть «кудриномика» — отставной министр финансов сыграл едва ли не решающую роль в ее формировании / имплементации в первом десятилетии XXI века. И с таких позиций критиковать нынешнее состояние российской экономики уместно и корректно не всегда.

В) Главу компании «Роснефть» Игоря Сечина. Хотя сегодня сфера интересов этого функционера ограничена определенными сегментами топливно-энергетического комплекса, он хотел бы избавиться от правительственных чиновников (прежде всего, вице-премьера А. Дворковича), которые мешают ему управлять ТЭКом. У г-на Сечина есть и мотивация атаковать кабинет Д. Медведева, и сохраняющийся неформальный «доступ к телу» В. Путина, позволяющий решать многие вопросы, выходящие далеко за пределы формальной компетенции президента «Роснефти», и давать главе государства разнообразные советы, включая кадровые.

Примечание ФСБ. В 2013 году борьба между А. Дворковичем и И. Сечиным за влияние на российский ТЭК проходила в достаточно острой форме. Мы не уделяем ей отдельного развернутого внимания лишь потому, что она практически целиком вписывается в контекст и логику системы схваток вокруг кабинета Д. Медведева.

Еще в 2012 году И. Сечин инициировал создание Совета по развитию топливно-энергетического комплекса при президенте РФ и стал его ответственным секретарем. Совет, фактически, должен был перенять часть правительственных функций по управлению энергетическим комплексом, распределению месторождений и т.п. Однако правительству удалось хотя бы частично парализовать работу этого органа.

Тем не менее, влияние И. Сечина в ТЭКе укрепляется за счет активной экспансии ОАО «Роснефть». В конце 2012–2013 гг. была приобретены компании THK-BP и «Итера». Не исключается в скором будущем покупка «Роснефтью» компании «Газпром нефть» с возвращением ей исторического названия — «Сибнефть».

Правительственные структуры в ходе борьбы с всепроникающей «Роснефтью» получили поддержку от ОАО «Транснефть». Чей глава Николай Токарев в 2007 году был ставленником Игоря Сечина, однако впоследствии экономическая жизнь развела былых соратников. В 2013-м году «Транснефть» активно сражалась с «Роснефтью» из-за параметров нефтепровода «Восточный Сибирь — Тихий океан» (ВСТО) и по некоторым другим вопросам.

Отдельно следует коснуться уже развертывающейся борьбы между потенциальными преемниками В. Путина в 2018 году.

Памятуя о том, что аналогичная борьба, вышедшая из-под аппаратного ковра в 2005-07 гг., способствовала деконсолидации элит и определенной дестабилизации государственного организма, г-н Путин пока посылает своему окружению / основным группам влияния сигналы примерно такого содержания: весьма вероятно, что в 2018-м году я снова останусь, поэтому не надо выходить на тропу конкуренции за мой престол раньше времени. Однако в условиях перестройки-2 у президента нет достаточных рычагов, чтобы блокировать боевые действия и в принципе исключить муссирование тему преемничества. К актуальным и потенциальным участникам борьбы за престол сегодня относят(ся): упомянутые выше С. Иванов, А. Кудрин; министр обороны Сергей Шойгу; вице-премьер по оборонно-промышленному комплексу Д. Рогозин; до недавного времени (досрочных выборов мэра Москвы) — С. Собянин.

Замечание ФСБ. При этом вовсе не считается отмененной вроде бы (100%ными доказательствами никто не располагает) договоренность между В. Путиным и Д. Медведевым в сентябре 2011 года, что нынешний премьер остается на своему посту до 2018-го, после чего вновь, как и в 2008-м, остается в Кремле. Во всяком случае, на уровне ритуала глава правительства остается, бесспорно, вторым или даже «полуторным» лицом страны — с больших отрывом от остальных фигур действующей власти. Достаточно привести мелкобытовой пример: Медведев — единственный, кто, кроме Путина, путешествует из своей загородной резиденции по воздуху (в данном случае не имеются в виду телепортация либо трансгрессия), кортежем из трех (!) вертолетов. С точки зрения церемониала власти, это весьма красноречиво и показательно: «сбитых летчиков» и «хромых уток» так торжественно, как правило, не транспортируют.

Сергей Шойгу стал обсуждаться как потенциальный преемник — 2018 буквально 6 ноября 2012-го, когда его назначили министром обороны РФ (вместо А. Сердюкова). Сторонники этой кандидатуры в бюрократической среде и экспертном сообществе склонны полагать, что именно такой сильный публичный человек в звании генерала армии может вернуть хотя бы относительную устойчивость сильно накренившейся и тяготеющей к распаду системы управления страной. Считается, что г-на Шойгу достаточно авторитетен в различных сегментах государственного аппарата, чтобы удерживать ситуацию в стране не хуже и даже лучше, чем многолетний президент Путин.

Собственные планы и намерения существующего шефа Минобороны, впрочем, пока неясны. (В отличие от С. Иванова, А. Кудрина и иных, у кого слово «преемник» порой просвечивает красными буквами на утомленных лбах). С одной стороны, г-н Шойгу достаточно сдержан и скрытен, что определяется и его ментально-культурным происхождением, и психотравмой: практически всю жизнь он пользуется чужим именем (настоящее имя — «Сергей Шойгувич Кужугет», скандальная аберрация случилась из-за ошибки перепутавшего имя и отчество героя паспортного стола в Тыве). С другой стороны, г-н Шойгу никогда не был замечен в проявлении самостоятельной, не санкционированный впрямую Кремлем политической инициативы. В 1999-м он стал лидером списка предвыборного блока «Единство» по заданию / указанию администрации президента РФ (идея выдвинуть Шойгу в публичную политику для спасения Кремля на думских выборах-1999 была предложена покойным ныне Борисом А. Березовскому). Впоследствии г-н Шойгу технично уклонился от каких-либо ключевых должностей в «Единой России», образованной посредством слияния блоков «Единство» и «Отечество — вся Россия» в 2002 г. И какое-либо прямое движение военного министра в направлении постов премьер-министра и президента РФ возможно, как полагает ФСБ, только с прямой санкции В. Путина. Хотя определенные отряды крупного бизнеса и бюрократии могут разыгрывать эту фигуру, как достаточно перспективную, и по своему усмотрению, не запрашивая превентивного кремлевского согласия.

Д. Рогозин, в свою очередь, рассматривается группой наблюдателей как возможный премьер-министр и преемник В. Путина из-за своей внешней типа брутальности, а также подразумеваемой популярности в националистической среде. Однако брутальность не должна излишне вводить в заблуждение: текущий аппаратный вес оборонного вице-премьера невелик, а его репутация среди русских националистов изрядно подмочена после отказа / отречения г-на Рогозина от партии «Родина» (2007 ) и длительного периода беспорочной службы Кремлю — сначала на позиции постоянного представителя РФ и при НАТО, а потом и на нынешнем поприще. Впрочем, подобно пресловутому даосу, снящемуся бабочке (и наоборот), Д. Рогозин как перспективный политик существует, преимущественно, в сознании своих близких родственников. Говорить о том, что президент Путин имеет достаточные основания доверять политику, который еще в 2005–2006 гг. искал у опальных олигархов порядка $100 млн. на осуществление сугубо мирной революции в России (о чем сам же докладывал в администрацию главы государства), едва ли приходится. Хотя сам г-н Рогозин не избегает проектов, косвенно свидетельствующих о его далеко идущих, высоко политических амбициях: в частности, он занят восстановлением (в рамках и под эгидой Общероссийского народного фронта, ОНФ) партии «Родина», номинальным реаниматором и руководителем которой пока выступает де-факто помощник вице-премьера по освоению российской финансовой помощи Приднестровской молдавской республике (ПМР), депутат Государственной думы от «Единой России» А. Журавлев, прославившийся а последнее время физической потасовкой с правой рукой президента Чечни Рамзана А. Кадырова, также депутатом от «партии власти» А. Делимхановым (потасовка закончилась избиением г-на Журавлева с последующим примирением непримиримых сторон).

Также следует упомянуть С. Собянина, который воспринимался некоторой частью элит как потенциальный премьер-министр и преемник-2018 до 8 сентября 2013 года — см. раздел 5 настоящего доклада.

Вывод ФСБ о судьбе правительства Д. Медведева. Несмотря на разнообразные объективные / субъективные предпосылки (описанные выше) для отставки кабинета в 2014 году, есть и не менее значительные аргументы в пользу сохранения за нынешним премьером его поста в среднесрочной перспективе.

Во-первых, г-н Медведев вполне смирился со своей нынешней политико-аппаратной ролью и готов терпеть от политического патрона всевозможные унижения ради дальнейшего исполнения загадочного и полумистического «пакта-2018».

Во-вторых, ключевые политические и экономические решения могут приниматься президентом и помимо премьера, и скоропостижно убирать столь покладистого главу кабинета министров практического смысла нет.

В-третьих, диалектическая триада российских премьеров, которых назначал лично г-н Путин: М. Фрадков, В. Зубков, Д. Медведев — указывает на то, что настоящий путинский глава правительства должен быть полностью политически зависим от президента.

В-четвертых, любой альтернативный премьер (А. Кудрин, С. Шойгу и др.) сразу же по факту назначения станет источником надежды для значительной части элит и весомым политическим сигналом для части народа, что само по себе обострит борьбу за престол-2018. К чему глава государства едва ли стремится. Он не хочет раньше времени становиться «хромой уткой», равно как и превращаться в «плохого президента при хорошем премьере». Д. Медведев же источником надежды давно уже не является. И не станет им вновь (как в 2008-м).

В-пятых, политический стиль и логика В. Путина показывают нам, что этот тип властителя стремится принимать важнейшие решения в последний момент, когда их уже нельзя не принимать, и оставлять себе руки развязанными до самого конца. Следовательно, менять главу правительства надо лишь тогда, когда его уже нельзя не менять. А пока ситуация для президента не выглядит столь критической, а подобная постановка вопроса — абсолютно своевременной.

В-шестых, отдельные кадровые перестановки в кабинете министров могут служить компромиссной заменой отставки правительства в целом.

В-седьмых, Д. Медведев остается для В. Путина политическим сыном, и как бы сильно порой не было недовольство правительством со стороны президента, глава государства не желает своему сыну-премьеру зла. Поставить не вполне разумное дитя в угол / на горох — это одно. Убить (пусть даже только политически) — совсем другое.

Также не следует забывать, что г-н Медведев ныне не просто премьер, но еще и председатель партии «Единая Россия». Следовательно, отправив в отставку кабинет, г-н Путин вынужден будет задумываться и о замене главы «партии власти», а это лишние хлопоты.

Потому, невзирая на жесткую политико-аппаратную и информационную войну против правительства РФ, премьер Д. Медведев может сохранять свой пост в некотором обозримом будущем.

Но  нельзя исключить и того, что 2014-й год станет для кабинета г-на Медведева последним. Для этого будет необходимо и достаточно сочетания нескольких факторов: качественного ухудшения экономической ситуации; масштабной инфраструктурной или иной катастрофы; неожиданного получения президентом леденящей душу информации, заставляющей усомниться в долгосрочной лояльности премьера. Сложится ли подобная комбинация факторов  покажет наступающий год.

Дело А. Сердюкова в развитии

На протяжении 2013 года не прекращались боевые действия вокруг бывшего (2007–2012) министра обороны РФ Анатолия Сердюкова. В центре информационной кампании против экс-главы военного ведомства оказались несколько уголовных дел, находящиеся в производстве Следственного комитета России (СКР).

Первое — дело компании «Оборонсервис» (октябрь 2012 г.), касающееся махинаций при реализации непрофильных военных активов, в том числе здания «Мосвоенторга», которые привели, по оценкам следственных органов, к государственному ущербу минимум в три миллиарда рублей. В деле также замешана бывший глава департамента имущественных отношений Минобороны Евгения Васильева и гендиректор ООО «Приоритет» Ирина Егорова. Второе — дело базы отдыха «Житное» (ноябрь 2013 г.), согласно материалам которого, Сердюков, будучи министром, дал устное указание построить за счет бюджета министерства дорогу от села Краса Астраханской области до острова Школьный, на территории которого располагается некоммерческое партнерство «Житное».

Анатолий Сердюков был назначен на пост министра обороны 15 февраля 2007 года. До этого он на протяжении ряда лет проработал в налоговых органах. В частности, в начале первого десятилетия XXI века возглавлял полулегендарную Межрайонную налоговую инспекцию N 1 г. Санкт-Петербурга, на учете в которой состояли многие крупные налогоплательщики. Карьере г-на Сердюкова в известной мере способствовал законный брак с Юлией Похлебениной (Зубковой) — дочерью Виктора Зубкова, пожилого (1941 г.р.) джентльмена, известного своей труднопроницаемой близостью к Владимиру Путину. В. Зубков, номинальный специалист по сельскому хозяйству, в 1980-е работал директором совхоза и даже главой объединения совхозов Ленинградской области. В 1991–1993 гг. он служил заместителем В. Путина в Комитете по внешним связям мэрии Санкт-Петербурга. Подробное описание карьеры седовласого (при том склонного, как показывает визуальный экспресс-анализ ФСБ, к покраске седых волос) джентльмена не входит в задачи настоящего доклада; достаточно отметить, что в сентябре 2007 года президент РФ принял решение назначить именно В. Зубкова председателем правительства России — местоблюстителем премьерского поста на период смены главы государства и вплоть до формирования нового кабинета во главе с самим В. Путиным. Решение было принято, несмотря на то, что г-н Зубков стоял на пороге 66-летия и готовился достойно и окончательно уйти со своей тогдашней должности главы Росфинмониторинга, получив пенсионную синекуру в виде поста в Совете Федерации ФС РФ. До мая 2008 г. В. Зубков оставался премьером (хотя влиятельные министры, прежде всего — А. Кудрин, не особенно принимали его всерьез), а затем до мая 2012 г. занимал пост первого вице-премьера.

При этом наблюдатели отмечают, что карьере г-на Сердюкова способствовали отнюдь не только родственные связи. Но и его собственные личные качества, прежде всего — жесткость и последовательность в решении поставленных перед ним политическим руководством задач. В 2004 году А. Сердюков стал главой Федеральной налоговой службы (ФНС) РФ, сменив Геннадия Букаева, считавшегося креатурой влиятельного в то время (но не в наши дни) владельца Межпромбанка, т. наз. «православного банкира» Сергея Пугачева. Важнейшей его задачей — помимо, разумеется, дежурного повышения собираемости налогов и т.п. — стал разгром нефтяной компании ЮКОС, ключевым активам которой суждено было достаться ОАО «Роснефть». В отличие от г-на Букаева, который хотел чуть ли не договориться с акционерами ЮКОСа на взаимовыгодных условиях (за что, во многом, и лишился должности), г-н Сердюков подошел к делу со всей присущей ему принципиальностью. Вскоре ЮКОСу были начислены налоговые претензии на сумму $27,5 млрд, и корпорация постепенно стала банкротом. Некоторые наблюдатели отмечают особое место в налоговой спецоперации против ЮКОСа Антона Устинова (племянника тогдашнего генерального прокурора РФ Владимира Устинова), возглавлявшего правовое управление ФНС (сейчас А. Устинов — помощник президента РФ). Однако это не отменяет ключевой роли и самого руководителя ФНС.

Назначение топ-налоговика министром обороны в феврале 2007 года многими было воспринято как сенсация и едва ли не проявление самодурства Верховного главнокомандующего. Однако в этом решении, бесспорно, была вполне определенная логика. Путин исходил из понимания, что радикальная реформа Вооруженных сил необходима, поскольку российская армия — это, фактически, войско уже не существующего государства — СССР. Миссией советской армии было удержание глобального мира посредством перманентного ожидания большой войны. С затратами на это ожидание государство не считалось. Армия же постсоветской России, исходя из политических приоритетов / ориентиров государства, ждать большой войны уже не должна. Она предназначена для участия в малых войнах по периметру РФ, а также выполнения полицейских функций в тех случаях, когда для этого недостаточно сил и ресурсов МВД. Проведение такой реформы, заведомо непопулярной в войсках, мог обеспечить только человекочиновник:

– извне военной среды, т.е. не связанный ни романтическими воспоминаниями о великом прошлом, ни мафиозными обязательствами перед этой средой;

– умеющий быть жестким настолько, насколько это необходимо;

– доказавший на иных фронтах государственных работ свою управленческую состоятельность (что за период работы на посту главы Минобороны так и не удалось С. Иванову);

– готовый к роли «плохого парня», т.е. фигуры, на которую сыплются все шишки и которая тем самым и таким образом выводит из-под политико-имиджевого удара непосредственно президента страны.

По совокупности перечисленных улик и была выбрана кандидатура Анатолия Сердюкова.

Справка ФСБ. Реформирование Вооруженных сил РФ по А. Сердюкову.

Основными задачами реформы, фактически начавшейся в 2008 года, согласно публичным декларациям её авторов явились:

  • Сокращение численности Вооруженных сил до одного миллиона военнослужащих с имевшихся 1,35 миллиона.
  • Полная ликвидация т.н. «кадрированных» соединений в Сухопутных войсках. Речь идёт о воинских частях, фактическая численность которых составляла в мирное время 15–20% от штатной и должна была увеличиваться во время той самой большой войны за счёт массовой мобилизации.
  • Приведение всех оставшихся соединений в состояние постоянной готовности.
  • Сокращение количества частей и соединений, а также военных баз. Планировалось расформировать более 200 баз и складов, а на их основе создать 34 комплексные базы материально-технического обеспечения.
  • Сокращение численности офицеров с 335 тысяч до 150 тысяч в связи с явно непропорциональным размером офицерского корпуса.
  • Ликвидация института прапорщиков и мичманов.
  • Перевод армии от четырёхзвенной системы управления «военный округ» — «армия» — «дивизия» — «полк» к трёхзвенной «военный округ» — «оперативное командование» — «бригада» структуре с упразднением дивизионного, корпусного и армейского звеньев.
  • Ликвидация 65 военных учебных заведений (15 академий, 46 институтов и училищ, 4 университета) с переводом обучающихся и преподавательского состава в 10 т. наз. учебных центров.
  • Сокращение центрального аппарата и органов военного управления Министерства обороны, а также частей обеспечения и обслуживания с 51 тысячи человек до 13,5 тысячи. В частности, было расформировано Главное управление боевой подготовки, которое отвечало за боевую подготовку ВС, что объяснялось необходимостью передать функции управления войсками непосредственно Генерального штабу Вооруженных сил РФ.
  • Создание вместо шести военных округов четырех межвидовых Объединенных стратегических командований (ОСК). Эта субреформа не планировала затрагивать Воздушно-десантные войска, Ракетные войск стратегического назначения (РВСН), Войска воздушно-космической обороны (ВВКО), для которых было сохранено центральное подчинение.
  • Слияние ВВС и ПВО с упразднением армий, корпусов, дивизий и авиационных полков с переходом на систему авиационных баз и бригад Воздушно-космической обороны (ВКО).
  • Передача тылового обеспечения войск на аутсорсинг внешним коммерческим структурам.
  • Интенсификация боевой подготовки, с увеличением количества учений всех уровней — от тактического до маневров стратегического масштаба.
  • Принятие Государственной программы вооружения на период 2011–2020 годов, в ходе которой войска должны быть практически полностью переоснащены на основе новых вооружений (было запланировано довести долю современных вооружений и военной техники до 70%).
  • Качественное увеличение денежного довольствия военнослужащих.
  • Решение застарелой жилищной проблемы в Вооруженных силах.
  • Реорганизация армейской медицины. Закрытие ряда военных госпиталей в регионах. Предполагалось, что численность военно-медицинских структур сократится на 30%, под сокращение пойдет 2200 офицеров, будут расформированы 22 военных госпиталя. Вместо них предполагалось создать укрупнённые медцентры.

Следует выделить также отдельные инициативы министра Сердюкова — некоторые шаги, которые не вытекали напрямую из заявленных изначально целей реформы, однако вызвали недюжинный резонанс в невротизированном российском обществе.

  • Отмена участие в военных парадах воспитанников российских военных училищ — суворовцев и нахимовцев;
  • Введение новой военной формы авторства известного модельера В. Юдашкина, копирующей ряд решений, традиционных для формы стран НАТО (например, отсутствие погон).
  • Переход к масштабным закупкам иностранной военной техники (вертолетоносец «Мистраль», броневик «Iveco» вместо БМД-4М), на фоне резкой критики качества вооружений российского производства. Сердюковскому разносу подверглись, в частности, «Ижмаш» за низкое качество снайперской винтовки СВД, «Уралвагонзавод» за устаревшую конструкцию танка Т-90, воспроизводящую конструктивные решения, восходящие к Т-34, и др.;
  • Военнослужащим, в т.ч. солдатам срочной службы официально разрешено пользоваться сотовыми телефонами.

К моменту отставки Анатолия Сердюкова (ноябрь 2012 года) из заявленного было реализовано следующее:

  • Численность армии в 1 миллион человек была достигнута уже в 2012 году (вместо ранее запланированного 2016-го).
  • Все кадрированные соединения были свернуты с переводом техники на базы длительного хранения.
  • По итогам реформы количество частей постоянной готовности выросло до 100%. Их укомплектованность по личному составу — от 95 до 100 %. Запасы техники и других материальных средств- 100%.
  • На месте упразднённых кадрированных дивизий создавались армейские склады длительного хранения техники и вооружений;
  • С сокращением офицерского корпуса всё получилось несколько сложнее. Дело в том, что из имевшихся в армии на начало реформы 335 тысяч офицерских должностей, 40 тысяч были вакантными. Следовательно, на практике требовалось сократить 295 тысяч до 150. Но из 295 тысяч 27 — достигли уже в 2008-м предельного возраста пребывания на военной службе, и — были сокращены. Ещё 9 тысяч офицеров подошли к этому возрасту в 2009-м. Наконец, в должности офицеров служило ещё 7,5 тысяч призванных после окончания гражданских вузов. Таким образом, после относительно безболезненных сокращений, в армии осталось 250 с небольшим тысяч офицеров. Но дальше — реформа забуксовала и подверглась частичной ревизии: под давлением военного лобби пореформенная численность была повышена до 220 тысяч под предлогом того, что именно 70 тысяч офицеров требуется для функционирования созданной в Вооруженных силах единой системы Воздушно-космической обороны.
  • Из 120 тыс. прапорщиков и мичманов 20 тысяч, занимавших командные должности, получили офицерские назначения (что отчасти противоречило задаче сокращения офицерского корпуса). Остальных — уволили или перевели на должности сержантов.
  • Перевод армии на бригадную структуру был полностью реализован. Система дивизий заменена на 85 бригад постоянной готовности.
  • Реализация реформы системы военного образования затягивалась ее противниками, часть институтов и училищ с целью их сохранения в неизменном виде переименовывалась в «филиалы» учебных центров. Таким образом, к концу реформ в России было 17 военных учебных заведений, а не 10, как планировал г-н Сердюков.
  • Аппарат Министерства обороны был существенно сокращен.
  • Полностью проведена реформа военных округов. На базе Московского и Ленинградского военных округов, а также Северного и Балтийского флота было создано Оперативное стратегическое командование (ОСК) «Запад». Северо-Кавказский военный округ и Черноморский флот были преобразованы в ОСК «Юг» (командование в Ростове-на-Дону). Приволжско-Уральский военный округ и западная часть Сибирского ВО преобразованы в ОСК «Центр» (командование в Екатеринбурге). На базе оставшейся части Сибирского и Дальневосточного военных округов, а также Тихоокеанского флота было создано ОСК «Восток» (командование в Хабаровске).
  • ВВС и ПВО переведены на систему бригад и командований по аналогии с сухопутными войсками.
  • Было полностью реализовано введение аутсорсинга для решения задач обеспечения армии. И хотя она была далеко не ключевой среди всего набора нововведений, именно она повлекла столь тяжкие юридические и репутационные последствия для Сердюкова. Поскольку перевод на аутсорсинг сопровождался традиционной для современной России коррупцией, объективно оценить её эффективность на сегодняшний день весьма непросто.
  • Начались регулярные учения и проверки боеспособности.
  • Принята Государственная программа вооружений, в рамках которой в войска начала поступать новая техника. При этом, будучи новой, она, в подавляющем большинстве — не является современной, на практике это — модернизация советского задела. По-настоящему современные разработки (танк «Армата», ПАК ФА, проч.) так и не запущены в серийное производство.
  • Было проведено повышение окладов военнослужащих в 2–3 раза с одновременным уничтожением целого набора льгот и выплат. В частности — введён проезд к месту отпуска за счет военнослужащего, по выходу на пенсию, при условии выслуги 25 календарных лет, выплачиваются только семь окладов. Военнослужащие не получают выплаты за ученую степень и звание. Наконец, санаторно-курортное лечение, теперь 100% оплачивает военнослужащий и члены его семьи. Возникшие расходы в значительной мере поглотили прибавку.
  • Жилищная проблема в комплексе решена не была. Началось возведение домов и даже целых городков для военных, однако многие из построенных домов подключенные к коммуникациям, лишены транспортной инфраструктуры и т. д. Жильё в Москве служащим в столице офицерам — не предоставлялось в принципе.

Разумеется, такие реформы мог провести только человек, которому не жалко мемориально-музейной советской армии. При том верховным идеологом реформ по Сердюкову по праву может считаться действующий президент Путин. На посту министра обороны А. Сердюков не предпринимал стратегических действий, которые хоть отчасти противоречили бы путинскому видению и пониманию целей и сути реформирования Вооруженных сил. Потому ламентации определенной части военной элиты и экспертных кругов по поводу того, что А. Сердюков якобы вводил В. Путина в заблуждение, следует признать неискренними и несерьезными. Может быть, в мелочах и вводил, но в главном — строго следовал в фарватере Верховного главнокомандующего.

По данным / мнению ФСБ, А. Сердюков сыграл немалую роль и в осетинской войне августа 2008 года. Задержка с вводом российских войск в Южную Осетию, едва не обернувшаяся военной победой Грузии и ликвидацией фактической независимости республики, была вызвана не только колебаниями президента Д. Медведева, 08.08.2008 проводившего плановый отпуск на Волге, и премьера В. Путина, участвовавшего в тот день в открытии Олимпийских игр в Пекине (КНР). Но и нежеланием ряда крупных представителей российского генералитета ввязываться в локальную войну. Решение все же вводить 58-ю армию в Южную Осетию было принято под беспрецедентным давлением министра обороны. Впоследствии А. Сердюков добился увольнения ряда сопротивлявшихся ему генералов чем дополнительно восстановил против себя военную среду.

Последовали отставки главы Генштаба ВС России генерала армии Юрия Балуевского, замминистра обороны по тылу генерала армии Владимира Исакова, главкома ВМФ адмирала флота Владимира Масорина, командующего РВСН генерал-полковника Николая Соловцова, начальника Главного разведывательного управления Генштаба ВС России генерала армии Валентина Корабельникова, главкома Сухопутных войск генерала армии Владимира Болдырева, начальника Главного управления воспитательной работы (ГУВР) Вооружённых сил Российской Федерации генерал-лейтенанта Анатолия Башлакова.

Слегка перефразируя Уинстона Черчилля, можно сказать: если ты что-то отстаиваешь, у тебя неизбежно появляется много врагов. На посту шефа военного ведомства А. Сердюков нажил немало влиятельных противников / оппонентов, среди которых следует выделить:

– С. Иванова, который всегда весьма ревностно относился к деятельности своего преемника в Минобороны;

– С. Чемезова, главу госкорпорации «Российские технологии», объединяющей ряд предприятий оборонно-промышленного комплекса, которые подвергались критике со стороны министра;

– с мая 2012 года — Д. Рогозина, который в качестве вице-премьера по ОПК, видимо, решил сам стать министром обороны.

Необходимо также отметить, что у А. Сердюкова остались проблемы и «в тылу» — Федеральной налоговой службе (ФНС). После перехода в Минобороны, в период с 2007 по 2010 гг. г-н Сердюков фактически сохранил ФНС в сфере своего влияния, так как главой Службы был назначен его ставленник и заместитель Михаил Мокрецов. Однако вице-премьер и формальный куратор ФНС А. Кудрин последовательно добивался замены команды Сердюкова в налоговых органах на свою собственную — и, в конце концов, добился. В 2010 г. М. Мокрецова сменил предложенный вице-премьером М. Мишустин. Вскоре после этого грянул скандал вокруг операций по незаконному возмещению НДС, в который вроде как были вовлечены прежней команды ФНС, включая известную начальницу налоговой инспекции № 28 г. Ольгу Степанову. Есть основания считать, что обширный компромат на О. Степанову и Ко, которым оперировал У. Браудер (см. главу 7 настоящего доклада), на самом деле поступил не от неких мифических европейских детективных агентств, а из недр ФНС, от конкурирующего аппаратного клана.

А. Сердюков, видимо, склонен был полагать, что его жесткость в проведении реформы Вооруженных сил делает его неуязвимым для аппаратных интриг. И просчитался. Совокупное давление на министра обороны нарастало по двум направлениям:

– медиа-кампания, в том числе с участием титульных представителей «военной элиты», особенно отставных;

– расследование коррупции и вообще экономических нарушений в Минобороны, которым с 2012 года занялся СКР.

Одним из первых произошел скандал с закупкой Минобороны французских вертолетов Eurocopter. Так, по материалам «Известия.ру» от 21 февраля 2012 года, на Казанском вертолетном заводе рассказали, что указанные в тендере госзакупок требования к расходу топлива, дальности и грузоподъемности настолько высоки, что по ним проходят только зарубежные машины. 20 сентября «Московский комсомолец» утверждал, что вертолеты выступят в качестве «VIP-такси». В итоге после огласки СМИ тендер был признан недействительным.

Давление особенно усилилось после возвращения В. Путина в Кремль (май 2012 г.). С. Иванов в качестве руководителя президентской администрации получил функции куратора правоохранительных органов и, по данным ФСБ, активно использовал свои новые возможности для борьбы с А. Сердюковым.

6 ноября 2012 г. В. Путин отправил г-на Сердюкова в отставку. (Примечательно, что министр обороны, как впоследствии В. Сурков, был уволен аккурат накануне важного советского праздника. Видимо, президент исходит из предположения, что подобного уровня / масштаба кадровые перестановки российское общество мягче воспринимает в праздничном алкоголизированном состоянии).

Новым министром был назначен С. Шойгу, в то время — губернатор Московской области. Есть основания считать, что его кандидатура не была ни стратегической, ни заведомо предопределенной. (Что бы сегодня ни утверждали наблюдатели, считающие нового главу Минобороны оптимальным преемником В. Путина). Как мы уже говорили, о новой должности, судя по всему, мечтал Д. Рогозин. Известно также, что предложение возглавить военное ведомство делалось секретарю Совета безопасности РФ Николаю Патрушеву, но тот отказался по состоянию здоровья.

С этого момента начинается интенсивное, активно поддерживаемое в СМИ расследование Следственным комитетом РФ деятельности различных структур сердюковского Минобороны. Вскоре в медиа-картине Сердюков предстал чуть не главным коррупционером путинского периода новейшей истории страны. Весьма популярным стало обсуждение, почему экс-министр никак не приобретет статус обвиняемого, в каких условиях коротает домашний арест бывший руководитель Департамента имущественных отношений (ДИО) Минобороны Евгения Васильева и т.п.

Сам г-н Сердюков неоднократно приглашался в СК, первые два раза, правда, отказавшись от дачи показаний. 19 февраля 2013 года, будучи вызванным на допрос вместе с Евгенией Васильевой, вновь отказался давать показания в СК РФ и помогать следствию в расследовании преступлений. Согласно материалам газеты «Коммерсантъ» от 24 июля, «12 января 2013 года стало известно, что Минобороны РФ при Сердюкове активно способствовало развитию бизнеса зятя министра Валерия Пузикова — мужа его сестры Галины. Сердюков проводил в «Житном» всё лето, занимался рыбалкой и принимал высокопоставленных гостей, включая Путина и Медведева. В конце января 2013 года Главное военное следственное управление возбудило уголовное дело по статье «злоупотребление должностными полномочиями». 23 июля снова допрошен на предмет продажи родственнику за бесценок старинного особняка на территории Таврического дворца Санкт-Петербурга («Коммерсантъ» за 24 июля). Это и стало причиной очередного допроса.

Не менее активным оказалось и преследование Евгении Васильевой, получившей неформальный статус близкой подруги экс-министра. 23 ноября 2012 года Васильевой предъявлено обвинение по статье «мошенничество в особо крупном размере» (ч.3 ст.159 УК РФ). Подозреваемая задержана сотрудниками ФСБ, Хамовнический суд отказался освободить Васильеву под залог в 15 млн руб и избрал ей меру пресечения в виде домашнего ареста. Согласно материалам дела, Васильева вместе с другими лицами причастна к хищению имущества дочерних структур холдинга «Оборонсервис» на общую сумму более 360 млн. руб. Также в течение 2013 года она была обвинена в хищении акций госпредприятия ОАО «31 Государственный проектный институт специального строительства» на сумму более 190 млн. руб., передаче казенной земли в аренду (Левашовский военный полигон, Санкт-Петербург) и выводе из ведения военного ведомства 613 га земли в Ленинградской области, что принесло, по мнению следствия, ущерб на сумму более 1 млрд руб. («Коммерсантъ» от 20 июля 2013 г.). По совокупности г-же Васильевой грозит до 12 лет лишения свободы (Топ.рбк.ру от 4 октября 2013 г.).

1 ноября 2013 года А. Сердюков был назначен генеральным директором Федерального исследовательского испытательного центра машиностроения («ФИИЦ М»). По мнению наблюдателей, тем самым экс-министр получил «сертификат о прощении» — ему дали понять, что негативные результаты деятельности в процессе реформы Вооруженных сил все же существенно уступают позитивным, а базовых принципов и правил аппаратной этики в путинской России А. Сердюков не нарушил. В частности, не стал критиковать президента Путина и, например, привлекать внимание к тому обстоятельству, что база отдыха «Житное» Минобороны использовалась в 2011 году для элитного досуга обоих тандемократов — Д. Медведева и В. Путина. О чем тогдашний президент Медведев даже отчитался фотохроникой в своем Instagram.

С другой стороны, назначение г-на Сердюкова на весьма незначительную должность в системе госкорпорации «Российские технологии» (в состав которой входит «ФИИЦ М») может говорить и о желании С. Иванова и С. Чемезова дополнительно / углубленно контролировать строптивого экс-министра, не давая ему возможности уйти далеко от русла уголовного расследования. В новом качестве за А. Сердюковым удобнее следить, отслеживать его контакты, вести мониторинг телефонных и приравненных к ним разговоров и т.п.

28 ноября 2013 года А. Сердюков стал таки обвиняемым — по делу о строительстве за государственный счет дороге к пресловутой базе отдыха «Житное». Этому предшествовало яркое заявление официального представителя СКР В. Маркина, из которого вытекало, что новый процессуальный статус экс-министра понравится большинству россиян.

Сегодня принято считать, что г-н Сердюков, обвиняемый всего лишь в халатности, избежит реального тюремного срока или будет вовсе амнистирован — в рамках амнистии к 20-летию Конституции РФ. Впрочем, есть также основания полагать, что аппаратные противники сделают все возможное, чтобы удержать в своих руках поводок, на котором сейчас находится бывший министр обороны, и не удлинять поводок чрезмерно. Здесь важно отметить и такой фактор, как судьба Е. Васильевой, явно не безразличная А. Сердюкову, и незакрытое окно возможностей предъявления экс-министру обвинений по другим уголовным делам.

Весьма вероятно, что С. Иванов и Ко стремятся сделать антисердюковскую кампанию публичным (для многонационального народа РФ) доказательством того, что власть действительно борется с коррупцией. И отвлечь тем самым и таким образом внимание от ряда других коррупционных сюжетов в высших эшелонах власти.

Пока А. Сердюков вживался в медиа-образ ведущего коррупционера страны, новый министр С. Шойгу принял ряд мер, фактически подвергающих ревизию реформу Вооруженных сил по путино-сердюковскому сценарию.

В частности:

Справка ФСБ.

  • Институт прапорщиков и мичманов был восстановлен в июле 2013 года. Предполагается, что их численность может быть увеличена до 55 тысяч;
  • В торжественном параде Победы 9 мая вновь участвуют воспитанники суворовских и нахимовских училищ.
  • Воссозданы Таманская и Кантемировская дивизии — видимо, для упрощения задач госпереворота в РФ.
  • Полностью воссоздается система дивизий в ВВС и ПВО.
  • Принято решение восстановить в офицерских должностях младших офицеров, переведенных на сержантские должности.
  • Отменена т.н. «юдашкинская» форма (в том числе — принято решение о возврате погон со знаками различия с груди на плечи);
  • Отменен переезд Военно-медицинской академии им. Кирова из центра Санкт-Петербурга, приостановлено закрытие ряда военных госпиталей в российских регионах.
  • С приходом Шойгу принято решение вернуться к закупкам боевых машин десанта БМД-4М, которые были категорически забракованы командой Сердюкова в пользу итальянского броневика «Iveco»; также было объявлено об отказе от проработанных контрактов (кроме уже заключенных) с иностранными компаниями ВПК.
  • В ноябре 2013 года Шойгу предложил воссоздать исторически сложившуюся типологию военных вузов: академии, университеты и училища, а также вернуть им узнаваемые наименования. Возобновлён набор учащихся в военные вузы.
  • В феврале 2013-го воссоздано управление боевой подготовки Минобороны. Воссоздаются управления боевой подготовки в видах и родах войск.
  • Министерство обороны передаёт авиационные ремонтные заводы из «Оборонсервиса», который стал символом аутсорсинга по-сердюковски, в состав крупных интегрированных структур промышленности.

Все эти действия направлены на психологическое умиротворение военной среды, позиционирование С. Шойгу как «хорошего парня» (в противовес «плохому парню» А. Сердюкову) и преподносятся в контексте «исправления ошибок» экс-министра (каковые до ноября 2012 года в политическом смысле ошибками вовсе не считались).

Однако, насколько может судить ФСБ, новый министр близок к пониманию, что контрреформы после пятилетки сердюковских реформ могут лишь окончательно завести ситуацию в Вооруженных силах в смысловой тупик. В нынешних экономических условиях у государства уже нет резервных ресурсов, чтобы «залить деньгами» взрывоопасную ситуацию в войсках. Поэтому начинаются интриги, направленные на создание новых бюрократических структур, в глубинах которых военная реформа и утонет. Например, всерьез обсуждается вопрос об объединении Министерства обороны и Министерства по чрезвычайным ситуациям (МЧС) РФ в единое ведомство с Сергеем Шойгу в качестве гиперминистра.

Системная атака на В. Якунина, попытка смены руководства ОАО «РЖД»

 

В 2013 году отмечена и зафиксирована масштабная кампания с целью смены руководства ОАО «Российские железные дороги» (ОАО «РЖД) и отстранению от должности бессменного (с 2005 года) главы корпорации Владимира Якунина. Действующий контракт г-на Якунина истекает осенью 2014 года.

Первый пик войны вокруг ОАО «РЖД» наступил 19 июня. Вечером (около 20:00) того рабочего дня информационные агентства, включая подконтрольное правительству РФ РИА «Новости», сообщили об увольнении главы ОАО Владимира Якунина и назначении на его место первого заместителя председателя правления РЖД Александра Мишарина, экс-губернатора Свердловской области.

Справка ФСБ. ОАО «Российские железные дороги» (ОАО «РЖД») — российская вертикально интегрированная компания, являющаяся важнейшим и фактическим основным оператором российской сети железных дорог, владельцем значительной части подвижного состава и основной инфраструктуры общего пользования (вокзалы и пр.) Образована на базе Министерства путей сообщения России 18 сентября 2003 года постановлением Правительства Российской Федерации. РЖД получило 987 предприятий (составляющих 95 % по стоимости активов ведомства) из 2046, входивших в систему МПС. Технология перевозок, структура и иерархия управления железных дорог при передаче не изменились.

ОАО «РЖД» входит в тройку крупнейших транспортных компаний мира. В «РЖД» работает 1 млн 075 тысяч человек. Оборот компании в 2012 году составил 1 366 млрд. рублей, операционная прибыль — 67 млрд рублей.

Президентом ОАО «РЖД» с 14 июня 2005 года является Владимир Якунин. Владимир И. Якунин родился 30 июня 1948 года в деревне Захарово Гусь-Хрустального района Владимирской области. Детство (до 14 лет) провел в Эстонии в г. Пярну, где служил его отец, летчик пограничных войск. В 1972 году окончил Ленинградский механический институт (ныне Балтийский государственный технический университет) по специальности «Производство летательных аппаратов» (инженер-механик), специализировался в сфере проектирования и обслуживания баллистических ракет дальнего радиуса действия. Также обучался в Краснознамённом институте КГБ СССР (ныне Академия внешней разведки). В 1977–1982 гг. работал инженером, старшим инженером Управления Государственного комитета Совета Министров СССР по внешнеэкономическим связям (ГКЭС). В 1982–1985 годах начальник иностранного отдела Физико-технического института им. А. Ф. Иоффе АН СССР. Одновременно являлся офицером КГБ СССР и проходил службу в научно-технической разведке — Первом главном управлении КГБ СССР (ПГУ). В 1985-1991 гг. на дипломатической работе (второй, затем первый секретарь Постоянного представительства СССР при ООН).

В начале 1991 года ушел с государственной службы и работал председателем совета директоров АОЗТ «Международный центр делового сотрудничества», призванного превратить питерский Дом политпросвещения в бизнес-центр. Здесь-то и начинается его сотрудничество с В. Путиным — тогда председателем Комитета по внешним связям мэрии Санкт-Петербурга. 10 ноября 1996 года стал одним из учредителей прославленного дачного кооператива «Озеро», наряду с Владимиром Путиным, Юрием Ковальчуком, Николаем Шамаловым и др. В 1997–2000 гг. — начальник Северо-Западной окружной инспекции Главного контрольного управления президента Российской Федерации (с марта 1997 года ГКУ, после переезда из Петербурга в Москву, возглавлял В. В. Путин). С октября 2000 г. до февраля 2002 г. заместитель министра транспорта Российской Федерации (курировал развитие торгового флота и деятельность морских портов РФ). С февраля 2002 г. — первый заместитель министра путей сообщения. 24 октября 2003 года назначен первым вице-президентом ОАО «РЖД», курирующим финансово-экономический блок. Распоряжением Правительства Российской Федерации от 14 июня 2005 года назначен президентом ОАО «РЖД».

Сообщения были распространены со ссылкой на пресс-службу председателя правительства РФ Д. Медведева, накануне находившегося в то время с рабочей поездкой в Иркутске (Иркутской области). По версии стартовых сообщений, соответствующее постановление правительства уже было подписано в реальной действительности.

Единственным официальным лицом, которое прямо подтвердило подлинность кадровой рокировки в ОАО «РЖД», был сам А. Мишарин, который сообщил «Интерфаксу»: «можете меня поздравлять». Весьма символично и симптоматично добавив, что сам он в этот момент «едет в поезде» (видимо, чтобы лучше познакомиться с условиями работы естественной железнодорожной монополии).

Заслуживает отдельного внимания, что информация о замене первого лица «Российских железных дорог» была распространена накануне дня открытия Санкт-Петербургского международного экономического форума (ПМЭФ) — 20 июня 2013 года, где Владимир Якунин планировал выступать (и, в конечном счете, выступил).

Также весьма характерно, что многие ведущие отраслевые эксперты и политологи в комментариях к сообщениям информационных агентств уверенно говорили об отставке В. Якунина и назначении А. Мишарина как о свершившемся факте. Многие из них утверждали, что правительственное решение планировалось давно и является совершенно закономерным.

Однако уже около 21:30 19 июня сенсационное сообщение было опровергнуто. Сам В. Якунин заявил СМИ, что в момент распространения сведений о его отставке находился в «морской резиденции В. Путина» — Константиновском дворце в Стрельне близ Санкт-Петербурга, где они с президентом РФ «ели глухаря». По версии г-на Якунина, высокопоставленные собеседники (сотрапезники) лишь посмеялись над «уткой» (ели глухаря, а посмеялись над уткой — тоже прецедент изощренного бюрократического юмора).

Вскоре пресс-секретарь премьер-министр РФ Наталия Тимакова поспешила заявить, что сообщение об увольнении прежнего и назначении нового председателя правления ОАО «РЖД» распространили некие хакеры, то ли взломавшие ящик электронной почты пресс-службы федерального правительства, то ли создавшие на короткое время другой, с точно таким же именем. Примечательно, что местом базирования хорошо законспирированных хакеров был назван город Иркутск, где в преддверии обнародования сенсационного кадрового решения находился г-н Медведев.

Впрочем, все информированные наблюдатели, не лишенные аналитических способностей, пришли к следующим выводам.

  • Постановление правительства РФ о смене руководства ОАО «РЖД» действительно существовало и было подписано премьером; будучи человеком весьма осторожным (если не сказать — откровенно трусоватым), Д. Медведев решил дать «зеленый свет» обнародованию этого «судьбоносного» документа в день своего отсутствия в Москве; такой тип поведения был свойствен ему и ранее — достаточно вспомнить, что указ об отставке Ю. Лужкова с поста мэра Москвы (октябрь 2010 г.) » в связи с утратой доверия» был подписан им как президентом РФ во время официального визита в Китай; первичная информация об увольнении главного санитарного врача РФ, руководителя Роспотребнадзора Г. Онищенко (октябрь 2013 г.) была обнародована вице-премьером О. Голодец также во время пребывания правительственной делегации во главе с Д. Медведевым в Китае
  • Постановление правительства явилось результатом трудной многоуровневой лоббистской борьбы против руководителя ОАО «РЖД»; совокупный анализ различных фактов и тенденций позволяет судить, что основными субъектами этой борьбы, вероятно, были: госкорпорация «Ростехнологии» и ее глава С. Чемезов; группа «Сумма» и ее фактически владельцы братья М. и З. Магомедовы
  • В. Путин отменил решение об отставке В. Якунина уже во время «трапезы с глухарем»
  • При этом нельзя исключать, что о решении правительства президент был заблаговременно проинформирован, и отмена снятия В. Якунина явилась результатом непосредственно беседы в Ново-Огареве
  • Д. Медведев и его аппарат отреагировали на недвусмысленное аппаратное унижение в присущем им стиле — со стоической покорностью судьбе

Основными причинами, которые мотивировали вышеперечисленных акторов / игроков выступать против В. Якунина, были:

— Для С. Чемезова — тяготение к экспансии во всех отраслях, не принадлежащих напрямую к топливно-энергетическому (сырьевому) комплексу; следует также отдельно отметить интересы бизнесменов, близких к главе ГК «Ростехнологии», например, Олега Сиенко (генеральный директор корпорации «Уралвагонзавод»).

Примечание ФСБ. «Уралвагонзавод» и ОАО «РЖД» уже длительное время конфликтуют из-за чувствительного вопроса вагонного парка. По некоторым данным, на любимом предприятии В. Путина, которое нынешний президент дважды посещал в ходе своей предвыборной кампании 2012 г., наблюдается драматическое перепроизводство вагонов. Из-за чего «Уралвагонзавод» посредством специфических схем вынужден скупать значительную часть готовой продукции самостоятельно, фактически у самого себя.

– Для братьев Магомедовых (группа «Сумма») — конфликт из-за компании «Трансконтейнер».

Справка ФСБ. Зиявуддин Магомедов учился на экономическом факультете МГУ им М. В. Ломоносова с нынешним вице-премьером А. Дворковичем (в 2008 — 2012 — помощник президента Д. Медведева). Считается не случайным, что в период президентства Медведева бизнес Зиявудина Магомедова и его брата Магомедова существенно пошел в гору. Группа «Сумма» братьев Магомедовых в принципе считается одной из титульных «медведевских» бизнес-структур. Самым амбициозным и одновременно одиозным ее проектом была реконструкция Государственного академического большого театра с бюджетом свыше $1 млрд. ГАБТ торжественно открылся после шестилетней реконструкции 28 октября 2011 года гала-концертом, главным гостем которого был Дмитрий Медведев (тогда — все-еще-президент РФ). Впоследствии народный артист РФ, солист Большого театра Николай Цискаридзе и некоторые другие наблюдатели достаточно жестко и резко высказывались относительно низкого качества реконструкции. Однако ревизии этот проект до сегодняшнего дня не подвергался.

Также братья Магомедовы в известной степени близки к главе С. Чемезову и руководителю «Транснефти» Н. Токареву. «Транснефть» и «Сумма» совместно контролируют Приморский (Ленинградская область) и Новороссийский морской торговый порты. Из-за этих портов у них в 2012-2013 гг. неоднократно вспыхивали локальные конфликты с «Роснефтью» и непосредственно И. Сечиным. На сегодня отношения между самими партнерами — «Суммой» и «Транснефтью» — также далеки от идеальных.

Приоритетный предмет раздора между ОАО «РЖД» и группой «Сумма» — компания «Трансконтейнер».

«ОАО «Трансконтейнер» было создано в марте 2006 года как дочернее общество РЖД и является ведущим железнодорожным контейнерным оператором в РФ. Компания эксплуатирует около 25 500 платформ, собственную сеть железнодорожных терминалов на 46 железнодорожных станциях в России. В ноябре 2010 года «Трансконтейнер» провел IPO.

Изначально предполагалось, что доля РЖД в «Трансконтейнере» (50%) будет приватизирована. Однако сроки и форма продажи так и не были определены из-за разногласий между чиновниками и монополией. Глава РЖД Владимир Якунин выступал за продажу блок-пакета этого актива только после 2013 года, а Минтранс и Минэкономразвития настаивали на продаже контрольного пакета уже в 2012 году. Главным претендентом на «Трансконтейнер» была группа «Сумма». Братья Магомедовы и их партнёры в 2011 году купили у экс министра энергетики РФ Сергея Генералова транспортную группу Fesco, которой через Halimedia International Ltd принадлежало 23,7% акций «Трансконтейнера». Сумма сделки составила около $1 млрд. Еще 5% акций «Трансконтейнера» «Сумма» скупила на рынке, доведя свой пакет до блокирующего. Если бы компании братьев Зиявудина и Магомеда Магомедовых удалось реализовать свои планы и увеличить долю как в Новороссийском морской торговом порту, так и в «Трансконтейнере», она стала бы крупнейшей логистической компанией в стране.

«В Азии бум потребления, грузопотоки перемещаются с Запада на Восток. Но на транзит через Россию приходится лишь 1% от объёма торговых потоков между Старым Светом и Азиатско-Тихоокеанском регионом. Одна из причин — отсутствие в нашей стране мощного логистического оператора. Эту нишу и намерен занять г-н Магомедов», — объясняли СМИ.

В то же время, руководство РЖД выступило против выгодной группе «Сумма» схемы приватизации «Трансконтейнера». В. Якунин в интервью Business FM заявил:

«Вы выступили с инициативой, чтобы 50% акций „Трансконтейнера“ не пошли дальше на приватизацию, а были внесены в устав российско-белорусско-казахстанского совместного предприятия. Известно, что достаточно открыто другой акционер говорит, что это противоречит его интересам.

– Наши действия не были направлены против интересов миноритариев. Это была взвешенная позиция, направленная на реализацию стратегического курса главы государства и правительства по развитию интеграционных процессов на едином экономическом пространстве и в Таможенном союзе…».

В августе 2013 года г-н Якунин сказал, что монополия готова рассмотреть возможность покупки доли группы «Сумма» в «Трансконтейнере». По мнению экспертов, сумма сделки могла составить около 11 млрд рублей.

Слухи о том, что «Сумма» может продать акции «Трансконтейнера», появились в июне, после подписания соглашения между ОАО «РЖД», казахской «Казахстан темир жолы» и Белорусской железной дорогой о создании Объединенной транспортно-логистической компании (ОТЛК). В нее будет внесен принадлежащий ОАО РЖД контрольный пакет акций «Трансконтейнера», который изначально планировалось приватизировать («Сумма» была главным претендентом на актив). Председатель совета директоров «Суммы» Зиявудин Магомедов говорил тогда, что окончательное решение о судьбе актива станет ясным, после того как определятся «контуры архитектуры» ОТЛК.

В информационном поле война против В. Якунина началась еще 25 июля 2012 года. Тогда информационное агентство Reuters (группа Thomson Reuters) опубликовало расследование, посвященное бизнес-деятельности Андрея Якунина, сына главы ОАО «РЖД». По некоторым данным, тематикой, связанной с В. Якуниным, Reuters занимается и по сей день.

Затем — осенью 2012 г. — кампания перешла на российскую территорию.

Первыми ее носителями в России были:

– тогдашний глава радиостанции «Русская служба новостей» (РСН), один из самых известных журналистов России Сергей Доренко, обрушивший на В. Якунина лавину своей фирменной критики (стилистика этой критики сформировалась еще в конце 1990-х гг., когда г-н Доренко приобрел репутацию главного «телевизионного киллера» страны); сначала Сергей Доренко изложил свое негативное отношение к Владимиру Якунину в специальных роликах на YouTube, затем соответствующая информация появилась в эфире РСН

– политический консультант Марина Литвинович (ныне — один из руководителей политического штаба М. Прохорова), которая привлекла внимание к фигуре В. Якунина и менеджменту ОАО «РЖД» в так называемом втором томе доклада «Власть семей».

17 сентября г-жа Литвинович оставила в своем блоге такую запись:

Я собираю материалы ко второму тому «Власти Семей». В первом у меня были представлены члены тогдашнего путинского правительства. На сайте есть и самые значимые персонажи из прошлой Администрации Президента (в бумажном виде они еще не выходили). Сейчас многие из них по-прежнему остаются у власти, но есть и много других персонажей, о которых стоило бы написать в рамках логики «Власти Семей» в России. Например, необыкновенно успешная семья — я бы даже сказала — клан: Клан Якуниных. Ни дня без новости об их успешном бизнесе«.

Следует отметить, что в 2013 году В. Якунин подал иск о защите чести и достоинства к С. Доренко и выиграл — суд постановил даже выплатить ему денежную компенсацию в размере 80 тыс. рублей.

Примечательно, что вскоре после завершения судебного процесса «Якунин против Доренко» последний покинул пост главного редактора радиостанции РСН. Это решение было спровоцировано назначением генеральным директором РСН Арама Габрелянова, создателя медиа-холдинга News Media. Доренко заявил о своей неготовности работать с А. Габреляновым и подал в отставку, которая была тут же принято.

Доклад «Власть семей» остался без существенного внимания со стороны как общества, так и ОАО «РЖД».

Однако основные информационные удары по В. Якунину были нанесены в 2012 году руками известного оппозиционера Алексея Навального. Многочисленные публикации г-на Навального, призванные скомпрометировать главу ОАО «РЖД», появлялись с 1 июня 2012 года, т.е. непосредственно предшествовали «трапезе с глухарем».

Приоритетным предметом интереса г-н Навального и его Фонда борьбы с коррупцией была дача В. Якунина в подмосковном поселке «Акулинино» — площадью 70 га, с баней площадью 5 000 кв. м. и так называемым «шубохранилищем» (этот термин прочно прижился в словаре российской антикоррупционной борьбы).

Примечательными в данном случае представляются два факта / обстоятельства:

– первичным источником информации для оппозиционера выступил малоизвестный сайт «ЯПлакал», который прежде использовался для распространения, преимущественно, развлекательных вещей;

– кампания началась незадолго до объявления досрочных выборов мэра Москвы и решения А. Навального участвовать в них в качестве основного соперника действующего градоначальника столицы С. Собянина (считается, что Д. Медведев и Ко могли иметь в проекте досрочных выборов свои интересы, о чем подробнее рассказывается в разделе 5 настоящего доклада).

Уже после отмены правительственного решения о кадровой рокировке в ОАО «РЖД» А. Навальный возобновил атаку на В. Якунина с использованием информации о зарубежных активах последнего, а также работе и имуществе членов его семьи за пределами России.

Важно отметить также, что параллельно с усилиями г-на Навального развернули работу против В. Якунина анонимные Интернет-пользователи. В частности, на YouTube был открыт отдельный канал YakuninuNet, а в социальной сети ВКонтатке — создано профильное сообщество пользователей, посвященное целиком главе РЖД. Все это указывало и указывает на наличие скоординированной кампании против главного железнодорожника.

Примерно в тот же период времени — поздним летом 2013-го — появились слухи о том, что В. Якунин может сменить Д. Медведева на посту главы федерального правительства (см. также раздел 1 настоящего доклада).

По некоторым данным, источником информации (документов, материалов) для А. Навального в данном случае выступил У. Браудер, глава фонда Hermitage Capital, ключевой лоббист «закона Магнитского». В то же время, есть основания полагать, что сам глава фонда Hermitage Capital изначально получил эти материалы в России, от субъектов, прямо или косвенно заинтересованных в смещении главы ОАО «РЖД». Собственно, аналогичная схема применялась и в описанном выше в настоящем докладе сюжете с расследованием сотрудников Федеральной налоговой службы, близких к А. Сердюкову (см. раздел 2 настоящего доклада).

Вероятно, роль координатора коммуникации между Hermitage Capital и А. Навальным играл Джеймисон Файерстоун — близкий к г-ну Браудеру управляющий партнер и соучредитель Firestone Duncan.

В июне 2010 года начал публиковать разоблачающие сведения о сотрудниках МВД РФ, которые, по его мнению, несли ответственность за смерть Магнитского и кражу денег из бюджета России.

Взаимодействие между Алексеем Навальным и фондом Hermitage Capital никогда не было секретом. Российский политик с 2007 года поддерживал многие инициативы фонда. В частности, он помогал распространять видеоролики из серии «Каста неприкасаемых», в которых приводились многочисленные документальные свидетельства необъяснимого обогащения некоторых фигурантов «дела Магнитского» из числа сотрудников МВД и налоговых органов.

Версию о том, что г-н Навальный в своих расследованиях тесно взаимодействует с г-ном Браудером и фондом последнего, публично высказал И. Сечин (в то время  вице-премьер) в 2010 году на общем собрании акционеров «Роснефти». Затем о том же говорил экс-сенатор и бывший президент банка «Российский кредит» Виталий Малкин, который в 2013 году после публикации А. Навального о его израильском гражданстве как бы добровольно отказался от поста в Совете Федерации. Малкин прямо заявил, что за атакой на него стоял г-н Браудер, а Навальный был лишь инструментом атаки.

В последнее время поползли слухи о том, в предстоящие годы американская версия «списка Магнитского», к формированию которой имеет определенное отношение У. Браудер, будет расширяться за счет крупных окологосударственных российских бизнесменов, близких к В. Путину. Результатом включения таких людей в список явится не только дополнительная дискредитация правящей команды президента Путина, но и создание мощной системы рычагов и приводных ремней для торга с миллиардерами путинского призыва. В чем, не исключено, состоит одна из стратегических целей владельца Hermitage Capital. Подробнее об этом — в разделе 5 настоящего доклада.

Судьба иннограда (Фонда развития иннограда) «Сколково»

Инноград «Сколково», провозгласивший себя Российской кремниевой долиной — один из титульных проектов «медведевской модернизации» в России, тесно связанный с именами как Д. Медведева, так и В. Суркова. (О том, почему «медведевская модернизация» не имеет ничего общего с собственно модернизацией в классическом понимании этого термина, см. раздел 1 настоящего доклада.)

Идеи создать «российскую кремниевую долину» начали активно обсуждаться в российских элитах вскоре после публикации программной «промодернизационной» статьи Дмитрия Медведева «Россия, вперед!» (Газета.Ру, 10 сентября 2009 г.). Речь шла фактически об экстерриториальном образовании с особым налоговым и таможенным режимом, отсутствием местного самоуправления и неким корпоративным регламентом менеджмента территории, где должен по некоторому, не объяснимому на рациональном уровне набору причин возникнуть рай российских инноваций.

Непредвзятые специалисты изначально понимали, что из Российской кремниевой долины ничего путного не выйдет. По многим причинам, из которых следует выделить две ключевые:

  • Российская экономика РОЗ (Распил, Откат, Занос) не предъявляет и не может предъявлять системного спроса на инновации; в такой модели экономики основные доходы бизнеса образуются за счет коррупционных отношений и связей, а отдельные достижения прикладной науки, необходимые для точечной инноватизации в некоторых отраслях и на избранных предприятиях, легко импортируются в готовом виде, не создавая потребности в существовании системы аналогичных разработок на российской территории.
  • При нынешнем уровне развития глобальных коммуникаций (в частности, Интернета), размещение разработчиков тех или иных продуктов / проектов в одном географическом месте не требуется; одни соразработчики могут находиться в Австралии, вторые — в России, третьи — в Канаде, и при том эффективно взаимодействовать друг с другом, не покидая насиженных мест, не оставляя привычной среды обитания (что чрезвычайно важно с точки зрения психологического комфорта как важнейшего условия благоприятного бизнес-климата).

Однако критика проекта «российской кремниевой долины» (РКД) была достаточно сдержанной, тихой и осторожной. Умеренность критики можно объяснить следующими превалирующими обстоятельствами:

  • Крупные чиновники, среди которых можно выделить тогдашних первого замруководителя администрации президента РФ В. Суркова и помощника президента А. Дворковича, увидели в проекте перспективу освоения крупных бюджетных средств, а также управления средствами, потенциально получаемыми от компаний-«резидентов» т. наз. РКД; а в условиях российской монетократии (всевластия денег) возможность «распила» является одним из важнейших мотивов принятия не только тактических, но и стратегических управленческих решений.
  • Российские наукограды, возникшие за годы советской власти, почувствовали надежду, что РКД может быть размещена на их территориях, что вдохнуло бы в них новую концептуально-экономическую жизнь.

До определенного момента времени, действительно, казалось, что «российская кремниевая долина» будет создаваться на базе новосибирского Академгородка или же в г. Дубна (север Московской области), где расположены Объединенный центр ядерных исследований и, сверх того, несколько наукоемких промышленных предприятий. Но в 2011 году Д. Медведев положил конец тщетным сомнениям и тягостным раздумьям: было принято решение создавать инноград в деревне Сколково, в восточной части Одинцовского района Московской области, между Московской кольцевой автомобильной дорогой (МКАД) и Сколковским шоссе. В позднесоветские времена в этих местах располагалась загородная резиденция генерального секретаря ЦК КПСС Л. И. Брежнева, а в наши дни — бизнес-школа «Сколково» и несколько дач весьма влиятельных представителей российского политико-экономического истеблишмента, включая искренне тяготеющего к модернизационной парадигме первого вице-премьера правительства РФ И. Шувалова (последний, по данным ФСБ, на месте советской номенклатурной резиденции построил дом площадью 7 000 кв. м, где нередко устраиваются закрытые вечеринки с участием знаковых представителей гей-сообщества, чрезвычайно обеспокоенных законодательными ограничениями на пропаганду гомосексуализма среди российских несовершеннолетних).

Даже если абстрагироваться от априорной и беспредпосылочной ненужности титульного общероссийского иннограда и посчитать, что он необходим, деревню «Сколково» можно рассматривать как весьма неудачное место для его размещения. В частности, потому, что:

– в деревне нет никакой первичной научно-технологической инфраструктуры;

– транспортная ситуация в данном месте всегда балансирует на грани коллапса; физическое перемещение инноватора по маршруту Москва — Сколково — Москва может занимать до нескольких астрономических часов.

Тогдашний помощник президента РФ А. Дворкович в 2010 году указывал, что ключевым стимулом для концентрации в «Сколково» лучших мозгов мира станут прекрасные рестораны и концертные залы, которые планируется разместить в иннограде. Видимо, чиновнику передалась несколько наивная уверенность его друзей из числа крупных бизнесменов, что при наличии определенной суммы денег любая задача может быть решена «с нуля», при отсутствии внятных объективных и субъективных предпосылок. Так, по мнению ФСБ, кластер лучших ресторанов мира в подмосковном иннограде создать в принципе невозможно, т.к. в современной России нет культуры вкусной еды, а подобная культура создается десятилетиями. Культура же вкусной еды отсутствует из-за того, что типичный представитель российской элиты не отличает вкусного от невкусного — критерием гастрономического качества для него выступает не информация, считываемая вкусовыми рецепторами языка, а цена. Чем дороже блюдо  тем вкуснее. (Это  одно из проявлений присущего российской элите в целом синдрома голодного детства — СГД, бессознательного страха, что вот-вот закончатся деньги, а вместе с ними и главный товар, который за деньги можно приобрести — еда типа «колбаса»). Под такую концепцию обеспечить постоянное присутствие в гастроэкономическом пространстве современной РФ критической массы действительно хороших поваров практически невозможно. Что же до концертных залов  то увидеть / услышать условную Леди Гага в Лондоне, Сиднее или даже Праге значительно легче, чем в деревне Сколково, и не слишком понятно, зачем инноватору для решения этой задачи перемещаться в далекий российский инноград.

Критики РКД также отмечали, что земельный участок в 300 га, на котором, согласно замыслу, должен разместиться инноград, слишком мал, а возможности его расширения объективно почти отсутствуют.

Тем не менее Д. Медведев, В. Сурков и А. Дворкович сделали выбор в пользу деревни «Сколково». ФСБ склонен считать достоверной версию, согласно которой в основе мотивации выбора лежали следующие соображения:

– влиятельный бизнесмен Р. Абрамович был заинтересован продать государству под инноград некоторые подконтрольные ему земельные ресурсы, расположенные именно в этом месте Московской области;

– первый вице-премьер И. Шувалов был и остается заинтересован в росте стоимости своего имения, располагающееся недалеко от иннограда;

– Р. Абрамович и И. Шувалов оба заинтересованы в том, чтобы за государственный счет была существенно улучшена инфраструктура того уголка Московской области, где находятся их резиденции, а также избыточные земли, подлежащие будущей продаже.

Таковы были концептуальные основы создания титульного географического объекта российской модернизации по-медведевски. Впрочем, в условиях российской монетократии (всевластия денег) подобные соображения очень часто стоят за важными и важнейшими политико-экономическими решениями. Многие наблюдатели, особенно иностранные, до недавних пор не могли поверить в подобную логику власть предержащих, ибо она казалась слишком примитивной, но 2013 год и здесь стал переломным: начали верить.

Предупреждение ФСБ. Анализ особого налогового режима в иннограде «Сколково», а также успехов фонда «Сколково» по привлечению в РКД «резидентов» с их инвестициями / разработками, выходит за рамки задач настоящего доклада. Все эти данные нетрудно, при желании, обнаружить в открытых источниках с помощью сети Интернет.

Первоначально предполагалось, что президентом Фонда (развития иннограда) «Сколково» будет известный бизнесмен Михаил Прохоров, у которого образовалась избыточная масса свободных денежных средств (cash) после удачной продажи его пакета акций в компании «Норильский никель» (2008 год, незадолго до кризиса, покупателями пакета выступили структуры гиперпрозорливого инвестора Олега Дерипаски). Однако затем было решено, что М. Прохоров от нечего делать идет в политику и возглавит партию «Правое дело» (проект, в конечном счете, завершился неудачей — «Правое дело» в 2011 году у бизнесмена отобрали посредством политико-рейдерского захвата, осуществленного по поручению Д. Медведева В. Сурковым и людьми последнего). И тогда президентом фонда «Сколково» стал другой крупный бизнесмен, владелец холдинга «Ренова» Виктор Вексельберг. Своим первым вице-президентом г-н Вексельберг сделал известного менеджера Алексея Бельтюкова, отвечавшего в «Ренове» за вопросы капитального строительства. Таким образом был определен базовый вектор развития иннограда — освоение бюджета на собственно строительства «города мечты».

В «золотой период» развития проекта иннограда «Сколково» его основным куратором стал В. Сурков, потеснивший менее дееспособного в аппаратном смысле А. Дворковича. По-видимому, г-н Сурков в то время рассчитывал, что Д. Медведев останется президентом РФ в 2012 году, а сам он возглавит кремлевскую администрацию. В этом контексте перспективы РКД и управления им казались весьма радужными. «Над дворницкой витал алмазный дым» (© И. Ильф, Евг. Петров).

Однако действительность несколько обманула сурковские ожидания. В 2012-м в Кремль вернулся Владимир Путин, а к руководству его администрации пришли С. Иванов и В. Володин. Которые приложили немалые усилия к вытеснению самого г-на Суркова с ключевых позиций в системе исполнительной власти, а также ревизии скороспелой и непродуманной программы модернизации по-медведевски.

В результате 2013-й год обернулся для фонда «Сколково» чередой громких уголовных дел.

Так, по информации «Коммерсанта» от 12 февраля 2013 года, «стало известно о возбуждении Следственным комитетом уголовного дела по ст. 160 Уголовного кодекса (растрата) в отношении бывшего директора финансового департамента фонда „Сколково“. Экс-финансист фонда Кирилл Луговцев, по версии следствия, незаконно истратил 24 млн руб., арендовав недвижимость у компании, принадлежащей его матери. В деле также оказался замешан генеральный директор таможенно-финансовой компании „Сколково“ Владимир Хохлов. Расследование уголовного дела началось после проверки инновационного фонда, проведенной Счётной палатой». В итоге 19 июля Хохлов был оправдан, статья Луговцева была смягчена до «превышения должностных полномочий», а сумма ущерба признана в 10 млн. руб. Московский суд арестовал 30 тысяч евро и люксовый внедорожник последнего. («Известия». 22 августа 2013).

«Взгляд» (22 августа 2013) сообщил: «президент фонда „Сколково“ Виктор Вексельберг заявил, что похищенные из фонда 24 млн рублей уже возвращены, а нарушения были обнаружены еще в минувшем году. По его словам, после выявления нарушений в июне „договор с конкретной организацией был расторгнут, руководитель, который был причастен к этой сделке, был уволен, средства по этому договору возвращены в фонд“. Из-за вероятных репутационных потерь Фонд не обнародовал эти данные, но был вынужден это сделать после того, как началась проверка Счетной палаты».

Также, в отношении вице-президент фонда «Сколково» Алексея Бельтюкова было возбуждено дело о растрате 750 тысяч долларов, выделенных депутату-эсеру Илье Пономареву на научную работу. Бельтюков был отстранен от должности. («Известия» от 15 мая 2013 года).

В конце октября 2013 года Генеральная прокуратура РФ провела проверку деятельности фонда «Сколково» и выявила ряд нарушений. По результатам проверки «разработан и утвержден ряд необходимых документов», «возмещено 15 млн. руб. ущерба по договорам» и «в суды заявлены иски о взыскании 30 млн. руб. ущерба» (официальный сайт Генпрокуратуры от 30 октября 2013).

Представляет интерес кампания публикаций в ряде изданий («вброс» от 30-31 октября 2013 на Форбс.ру, Утро.ру, Ньюз.ру, Газета.ру и другие), в которых утверждается, что в результате проверки прокуратура выявила нецелевое расходование и хищение 125 миллиардов рублей. При этом за всё отчетное время Фонду было выделено 50 млрд. руб., а предъявленные Генеральной прокуратурой иски и требования возврата средств составляют около 50 млн руб, согласно официальному сайту Генпрокуратуры от 30 октября.

Отдельный громкий скандал произошел вокруг депутата Государственной думы (фракция «Справедливая Россия») Ильи Пономарева, которого следствие заподозрило в неосновательном обогащении за счет фонда «Сколково». Обладая депутатской неприкосновенностью, объектом уголовного преследования г-н Пономарев не стал, во всяком случае, пока (по состоянию на 17.12.2013, когда общественности представлен настоящий доклад). Однако попытки фонда «Сколково» судиться с депутатом оказались успешными.

Согласно обзору «Ленты.ру» (15 декабря 2013 года), «скандал вокруг работы Пономарева на „Сколково“ начался в апреле 2013 года, когда Владимир Жириновский потребовал проверить оппонента на незаконную предпринимательскую деятельность. Проверка показала, что Пономарев получил за лекции 7 миллионов рублей (300 тысяч долларов), хотя в фонде на них списали примерно втрое большую сумму». По заявлению Интерфакса от 26 августа, «Мосгорсуд частично удовлетворил иск „Сколково“ к Пономареву. Фонд требовал взыскать с депутата 9 миллионов рублей, которые „Сколково“ выплатил Пономареву за курс лекций. По результатам проверки в фонде заключили, что депутат недобросовестно подошел к своим обязанностям». 15 декабря 2013 года в Рунете прошла волна публикаций («Российская газета», «Форбс» и пр.) с заголовком типа «Пономарев отказывается возвращать деньги «Сколково». На следующий день последовало разъяснение: депутат разъяснил свою позицию «Интерфаксу» по вопросу возврата денег Фонду «Сколково». «Судебная процедура не закончена, ни про какие выплаты речи не идет… Когда она закончится и будет окончательное решение судебного органа, будем его исполнять. Но это, судя по всему, не скоро».

Наблюдатели высказывали различные мнения о том, кто стоит за атакой на «Сколково». Была обнародована даже несколько экзотическая версия, что заказчиком неприятностей фонда является О. Дерипаска, который находится в состоянии затяжного конфликта со своим партнером по группе «Русал» все тем же В. Вексельбергом. Однако мы склонны полагать, что объектами атаки были все же В. Сурков и (в меньшей степени) Д. Медведев, а координацию наступательных действий вела администрация президента РФ в лице ее топ-руководства.

К концу 2013 года атака вроде бы захлебнулась. Генеральная прокуратура РФ несколько неожиданно — на фоне лишь недавно прозвучавших громогласных, леденящих кровь обвинений и подозрений, заявила, что «нарушения устранены», и оснований для уголовного преследования руководства «Сколково» нет. Есть основания полагать, что позиция Генпрокураты была откорректирована в связи со следующими обстоятельствами:

– В. Сурков ушел из правительства, так что эта задача атаки уже решена;

– В. Сурков обрел кремлевскую синекуру, так что загонять его в угол значило бы нарушить аппаратную этику;

– В. Путин решил все же не превращать планы Д. Медведева по «модернизации России» в окончательное и бесповоротное посмешище.

Сказанное не означает, что у фонда «Сколково» не будет проблем с правоохранительными органами в обозримом будущем. Зато сегодня уже практически ясно, что стратегических перспектив у иннограда (РКД) нет. Ничем, кроме ограниченного коррупционного потенциала, «город мечты» более не располагает. Проект «Сколково» в том значении / смысле, которые придавались ему в 2010–2011 гг., мертв.

Гонения на банки после смены руководства ЦБ РФ

Осень 2013 года ознаменовалась несколькими знаковыми скандалами в банковском системе страны. В сентябре была отозвана лицензия у коммерческого банка «Пушкино», ассоциируемого с одиозным бизнесменом Алексеем Алякиным. (Последний получил относительно широкую известность в уходящем году, став одним из героев скандала вокруг активов экс-девелопера Сергея Полонского, который сначала вроде как продал г-ну Алякину свой бизнес, а впоследствии) вроде как передумал. Помимо значительного объема средств, в банке «Пушкино» растворились около $200 млн, бенефициаром которых был или с высокой вероятностью мог быть г-н Полонский (ныне находящийся в тюрьме в Камбодже и вынужденный из последних бизнес-сил содержать сразу двух актуальных жён, одну — русско-украинского, другую, младшую — сугубо кхмерского происхождения.)

В ноябре лишился лицензии полулегендарный Мастер-банк, располагавший большим объемом частных вкладов (свыше 46 млрд. руб. на момент крушения) и широкой сетью банкоматов в г. Москве. ФСБ отмечает, что банкоматы Мастер-банка, размещенные во многих магазинах, гостиницах (отелях) и т.п., позволяли не только обналичивать деньги по пластиковым картам, но и производить обмен наличной валюты. Причем курс обмена долларов и евро на рубли традиционно был на удивление благоприятным. Что само по себе рождало подозрения: если банк может позволить себе такой курс, значит, в его бизнесе есть некая загадка, разгадка которой того гляди приведет финансовый институт к серьезным неприятностям / потрясениям. Так и произошло. По всей видимости, банк пострадал из-за своей масштабной деятельности по обналичиванию т. наз. денежных средств.

Напоминание ФСБ. Мастер-банк был известен не только как крупный субъект рынка услуг по обналичиванию, но и участник некоторых громких, скандальных и/или полускандальных историй. В частности, на протяжении ряда лет продолжался конфликт банка с его клиентом-заемщиком — международным аэропортом «Домодедово». В этом конфликте стороны использовали все имевшиеся в их распоряжении лоббистские ресурсы. В 2010-11 годах было немало слухов и разговоров о том, что к Мастер-банку имеет некое отношение Владислав Сурков (aka Асланбек Дудаев). Депутат Госдумы Владимир Улас (фракция КПРФ) даже направил в правоохранительные органы запрос с просьбой выяснить, действительно ли через Мастер-банк финансировались близкие к г-ну Суркову околополитические проекты (движение «Наши» и др.) на общую сумму около $90 млн в год. По данным ФСБ, гнев В. Суркова по поводу депутатского запроса был неподделен, и г-ну Уласу пришлось-таки письмо отозвать. Что, впрочем, не дает устойчивых оснований полагать г-на Суркова действительным участником в какой бы то ни было форме бизнеса Мастер-банка: вполне возможно, что через это учреждение обналичивались средства на определенные проекты, но не более того. (Политика в России по-прежнему остается зоной черного и серого финансирования, увы.) Мастер-банк также умело использовал сотрудников со звучными фамилиями: в его структуре в разные времена работали Алексей Патрушев, сын экс-директора ФСБ РФ и нынешнего секретаря Совета безопасности РФ, и Игорь Путин, двоюродный брат президента В. Путина. Но в решающий момент носители звучных фамилий банк совершенно не спасли. Видимо, потому, что и не могли ничего сделать, невзирая на наличие влиятельных родственников. Есть все основания полагать, что никаких тайных совладельцев, наделенных беспрецедентными политическими возможностями, в банке не было. Финансовый институт со всеми его благосклонными банкоматами контролировался лично президентом Борисом Булочником (1949 г.р., уроженцем Винницы) и членами его семьи. В дни отзыва у Мастер-банка лицензии председатель ЦБ Эльвира Набиуллина прямо сказала, что банк обслуживал теневую экономику, а в материалах ЦБ, которые цитировал «Интерфакс», говорится, что «оздоровление банка было невозможным по причине высокой степени криминализации его деятельности». Не случайно г-н Булочник-старший накануне окончательно решения мастербанковского вопроса выехал в Израиль, откуда возвращаться, по вполне понятным причинам, едва ли собирается. ФСБ не исключает, что вопросами получения израильского гражданства Б. Булочник и члены его банковской семьи озаботились заблаговременно.

В начале декабря лицензий лишились Инвестбанк, Банк проектного финансирования и КБ «Смоленский» (название последнего не указывает на аффилированность с известным в прошлом А. Смоленским, экс-совладельцем банка СБС-Агро, благополучно обанкротившегося еще в 1998 году).

Из перечисленных финансовых институтов отдельного внимания заслуживает Инвестбанк, подконтрольный Петру Чувилину, владельцу хоккейного клуба «Спартак». Г-н Чувилин давно известен как крупный игрок на рынке специфического банкинга. В минувшем десятилетии он запомнился определенным участием в конфликте между ФСБ и МВД России по поводу контроля над крупнейшими обналичивающими финансовыми институтам российской столицы. Так, при участии г-на Чувилина были арестованы офицеры МВД Дмитрий Целяков и Александр Носенко, занимавшиеся проблематикой обналичивания денежных средств. Тот громкий скандал, грянувший в 2009 году, обнажил серьезные противоречия между различными силовыми структурами в вопросах оценки эффективности, честности и прозрачности различных видов обналичивания т. наз. денежных средств. Определенное отношение к Инвестбанку, по-видимому, имел (имеет) губернатор Калининградской области Николай Цуканов. Накануне отзыва лицензии у банка г-н Цуканов написал в своем микроблоге Twitter, что, дескать, никаких претензий у ЦБ РФ к банку нет, лицензия отозвана не будет. Тем самым глава региона еще раз привлек внимание к идее законодательного запрета непосредственного присутствия крупных чиновников в социальных сетях. Ибо одна неосторожная запись, которая вполне может быть сделана в состоянии легкого опьянения или аналогичном, способна привести к необратимым политико-экономическим последствиям. Когда в сентябре 2011 года стало ясно, что Дмитрий Медведев покидает президентский пост, в Интернете распространилась серьезная шутка: излишнее увлечение микроблогами может привести к потере работы. Помнить об этом, по мнению ФСБ, должны представители различных ветвей власти всех уровней.

Хоккейный клуб «Спартак» тем временем сделал вид, что без Инвестбанка он совершено и навсегда пропадет. Ветераны «Спартака» оплакали финансовый институт им. П. Чувилина. Оценки ФСБ говорят о том, что подобного типа слезы не произведут должного впечатления на жестокий в своей регуляторной миссии ЦБ РФ. Как гласит один из важных принципов мировой финансовой системы, «помер Максим — и х… с ним».

Агентство по страхованию вкладов (АСВ) РФ в ближайшее время расстанется со значительной частью своих средств: компенсация вкладчикам банка «Пушкино» составит около 20 млрд руб., Мастер-банка — свыше 30 млрд руб., Инвестбанка, Банка проектного финансирования и «Смоленского» (в совокупности) — около 51 млрд руб. Итого: порядка $3 млрд.

О готовности всячески поддержать АСВ деньгами уже заявил ЦБ РФ.

Агентство по страхованию вкладов получило возможность брать кредиты у Центробанка без обеспечения, чтобы затем использовать их для выплат компенсаций вкладчикам. Соответствующий закон был подписан 2 декабря президентом России Владимиром Путиным. Нововведения разрешают АСВ получать у Банка России кредиты сроком на пять лет для пополнения Фонда обязательного страхования вкладов.

Кроме того, сейчас в Госдуме уже находится законопроект, в соответствии с которым размер полного страхового возмещения по банковским вкладам будет повышен с 700 тысяч до миллиона рублей. Обсуждение законопроекта должно начаться весной 2014 года.

Активное участие в публичной полемике вокруг банков, лишающихся лицензии, принял известный банкир и общественный деятель, совладелец Национальной резервной корпорации (НРК) Александр Лебедев, ныне находящийся на общественных работах в Тульской области за физическую атаку на упоминавшегося выше Сергея Полонского в эфире телеканала НТВ (2010 ). Так, в своем достаточно популярном блоге г-н Лебедев 13 декабря 2013 написал следующее:

Капельница части банковской системе России не поможет: нужен гемодиализ

И новое руководство ЦБ это понимает.

Сегодня стало известно об отзыве лицензии у Инвестбанка (заодно с Банком проектного финансирования и Смоленским Банком). Об этом эксперты предупреждали месяц назад. Они не обладают пророческим даром. Просто для специалистов, которых не проведешь липовой отчетностью, очевидно: деньги из банков украдены, «закрывать» дыру в десятки миллиардов рублей нечем. Так что, закрывать на это глаза или еще того хуже, как во времена Ингатьева-Алякина, — крышевать хищения?

За месяц много наслушался на тему «если не чесать, то и само рассосется». Угрозы (понятно) от «крыш» и самих мошенников. Пара новостей с ленты о «мучениях» банковского сообщества последних дней:

Слухи о возможных проблемах и закрытии Инвестбанка не имеют оснований. Об этом сообщил губернатор Николай Цуканов в своем «Твитеере». «Сегодня лично разговаривал с руководством Центробанка. Лицензия отозвана не будет, претензий к Инвестбанку нет», — написал глава региона.

Банк России должен остановить волну отзыва лицензий, поскольку она приводит к массовому закрытию малых банков. С таким мнением выступил бизнес-омбудсмен Борис Титов, сообщает «Интерфакс». По словам Титова, небольшие кредитные организации просто вымываются с рынка, поскольку на фоне отзыва лицензий и разоблачений люди изымают из них вклады.

Титов добавил, что ведущаяся против недобросовестных банкиров кампания подрывает доверие людей к банковской системе и малые банки страдают в первую очередь. В конечном счете их лицензии также будут изъяты, поскольку они не смогут выполнять взятые на себя обязательства. По словам Титова, малые банки также нужны в экономике и потерять этот бизнес «было бы неправильно». Омбудсмен сказал, что будет обращаться в ЦБ, чтобы небольшим кредитным организациям, попавшим в сложную ситуацию, предоставили «поблажки и отсрочки».
Хорошо понимаю губернатора, у которого население и малый бизнес волнуется за свои деньги, которые они доверили популярному в регионе банку (ну, это если сам «губер» и его «подельники» не держат денег в этих банках или вообще не являются соучастниками «распила» денег клиентов). Омбудсмена тоже можно понять. Защищать бизнес от наездов коррумпированных силовиков — опасно, или на жаргоне омбудсмена — «стрёмно» (я, например, полгода не могу ему дозвониться). Банки — это часть нашей экономики, причем важная. Они как кровеносная система, которая питает органы и ткани, позволяет им расти и справляться с трудностями. Часть банков — надежны. Часть — вообще не банки, судя по крохотным активам и капиталу — на них не проживешь без «конверта» и «обнала». Какую часть защищает Б.Титов?

Сама эта система поражена болезнью. Многие банки, вместо того, чтобы привлекать депозиты и выдавать кредиты, проводить платежи и жить на законную маржу, превращаются их владельцами в заурядные лохотроны, существующие только для одного — собрать побольше клиентских денег и украсть их. Попутно многие занимаются обналом и отмыванием, которые стали неразлучными спутницами любого мутного псевдобанковского бизнеса. Что делать?

В этой ситуации выход один — чистить кровь. Этим сейчас и занимается новый руководитель Центробанка Эльвира Набиуллина. Задача стоит перед ней очень трудная. Не легче, чем стояла передо мной в Госдуме во время кампании по борьбе с игорным бизнесом. Орган, который должен был следить за порядком на банковском рынке и предотвращать попадание туда мошенников — надзор ЦБ — все последние годы либо просто закрывал на происходящее глаза, либо крышевал преступников. Никакие капельницы не спасут, нужна машина гемодиализа.

Прошу не пугать «паникой» и «эффектом домино». Если банк действительно надежный — он устоит даже если завтра придут все вкладчики и заберут деньги. Так, например, случилось у нас в Национальном резервном банке, когда после беспрецедентной «проверки» ЦБ (130 инспекторов во главе с некоей капитаншей Питухиной) клиенты начали забирать деньги. Они забрали — практически все остатки. Мы выплатили 17 млрд рублей — и ничего. Стали самым надежным банком в мире — без средств клиентов. Да, остались без пассивов и бизнеса, но репутация важнее. Если банк не в состоянии вернуть клиентам их деньги — значит, они присвоены, по крайней мере частично. Так, Пугачев в Межпромбанке присвоил всё — 75 млрд рублей. Иващенко в «Российском капитале» — 5 млрд (15 процентов). Романов в «Электронике» — 11 млрд (30 процентов). Бородин в Банке Москвы — скромные 14%, зато какие: 200 млрд рублей! Аблязов, Алякин и т.д. Нет смысла поддерживать на плаву такие «черные дыры» для денег клиентов. Центробанк больше не хочет быть соучастником (как у нас, осужденных, говорят — «подельником»)

ЦБ действует максимально жестко и быстро, любые «поблажки и отсрочки» не просто пролонгируют неизбежный крах банка, из которого уже украдены активы, но загоняют болезнь глубь. Закрыть глаза — позволить аферистам высосать из клиентов еще больше денег, действуя по принципу пирамиды, т.е. выплачивая проценты по депозитам с помощью вновь привлеченных денег под «привлекательные» ставки.

Счет за весь этот банкет в конечном счете будет предъявлен всем нам, налогоплательщикам — в лице Агентства по страхованию вкладов, на которое только за два месяца «свалились» выплаты за сотню миллиардов рублей.

Это — не эпитафия. А катарсис. Об этом я говорил еще в 2007 году в Госдуме, когда вносил «поправки имени А.Козлова». Но ЦБ их — провалил.

Да, как там тётка-капитан Питухина, которую так любит первый зампред ЦБ? Майора за попытку рейдерского захвата НРБ получила? Ах да, агентам звания не положены… Да и Фролов, куратор, Службу покинул.

Анализ ФСБ показывает, что в аппаратном плане атака на ряд банков, специализировавшихся на сомнительном обналичивании, началась вскоре после прихода Эльвиры Набиуллиной на пост председателя ЦБ РФ (июнь 2013 г.) и увольнения заместителя начальника управления «К» ФСБ РФ полковника Алексея Фролова (июль 2013 г.). Г-н Фролов считался неформальным куратором «обнального» бизнеса в г. Москве. Его освободили от должности за неэтичное владение крупной недвижимостью в Италии, на озере Маджоре. (Видимо, до рокового июля об этой недвижимости российским спецслужбам известно не было).

Проводимые мероприятия призваны, по нашим оценкам, создать новую систему неформального контроля над обналичиванием денежных средств.

Но в жестких действиях ЦБ РФ и силовых структур в отношении ряда банков есть и политическая логика. Неафишируемая цель новейшей политики ЦБ — повысить стоимость «черного» обналичивания в России до 10 и более процентов от суммы. Т.е. почти до уровня налога на доходы физических лиц (подоходного налога). Это, согласно замыслу властей, должно обессмыслить обналичивание как бизнес.

Один только крах Мастер-банка привел к удорожанию «черного» обналичивания в городе Москве на 1,5–2% — с 5 до 6,5–7 процентов. И это только начало большого пути.

Досрочные выборы мэра Москвы. Новая роль А. Навального

Крупнейшим публичным политическим событием 2013 года стали прямые выборы мэра Москвы.

4 июня 2013 г. действующий мэр Сергей Собянин заявил о намерении досрочно уйти в отставку, что автоматически приводило к проведению выборов главы столицы в единый день голосования — 8 сентября. 5 июня президент В. Путин принял отставку г-на Собянина и назначил его временно исполняющим обязанности мэра до вступления в должность избранного градоначальника.

Впрочем, господа Путин и Собянин не учли, что свое судьбоносное заявление мэр сделал как раз в день рождения ведущего оппозиционного политика Алексея Навального (04.06.) А это само по себе мистически повлияло на дальнейший ход предвыборной кампании.

Считается, что г-н Собянин решил легитимировать себя в качестве главы столицы через механизм прямых выборов. Особенно с учетом того, что он не москвич, а уроженец села Няксимволь Ханты-мансийского автономного округа. Что для немалой части столичных жителей имеет определенное эстетико-символическое значение.

Однако, как полагает ФСБ, круги, близкие к премьер-министру Д. Медведеву, рассматривали предвыборную кампанию в Москве и под другим политическим соусом. Досрочные выборы мэра должны были выявить истинный политический ресурс г-на Собянина, равно как и вскрыть потаенные до поры до времени пласты компромата на него. Чтобы градоначальник позволил себе забыть о претензиях на пост главы кабинета министров и, соответственно, позицию преемника-2018.

В этом смысле замысел околомедведевских кланов был реализован в большей мере. Достичь качественно нового уровня легитимности С. Собянину не удалось — в первую очередь, в силу типично перестроечной ситуации, когда активная часть общества безвозвратно / необратимо утрачивает доверие к власти, независимо от принципиальных шагов последней.

Изначально предполагалось, что основным соперником г-на Собянина на выборах станет лидер партии «Гражданская платформа», крупный бизнесмен Михаил Прохоров. Однако г-н Прохоров принять участие в мероприятии с неоднозначными последствиями для рейтинга и репутации не рискнул. Формально он мотивировал отказ от участия в выборах тем, что не успевает переоформить, в соответствии с действующим законодательством, свои иностранные активы, в частности, баскетбольный клуб Brooklyn Nets (США). Непублично же он заявлял, что не идти на выборы ему поручил страшный и ужасный Кремль. Также г-н Прохоров подчеркивал, что не хочет выступать легитиматором собянинской победы (давая тем самым понять, что в собственный успех не верит, а это само по себе плохо для номинально амбициозного политика с далеко идущими, пусть даже на сугубо декларативном уровне, планами).

Когда стало ясно, что М. Прохоров «соскакивает», в его окружении возникла идея выдвинуть кандидатом в мэры родную старшую сестру бизнесмена-политика Ирину Прохорову. Которая пользуется репутацией человека, фактически определяющего стратегическую линию поведения и основные тактические решения богатого брата. В частности, его твердую приверженность идее отказа от законного брака (с женщиной). Однако, в конечном счете, И. Прохорова тоже не решилась начать карьеру публичного политика со столь громкого и потенциально скандального проекта.

Тогда стало ясно, что главным легитиматором для С. Собянина — и, одновременно, важнейшим орудием достижения цели для кругов, близких к Д. Медведеву — станет Алексей Навальный, самый популярный внесистемный оппозиционер, завоевавший широкую известность, особенно в крупных городах РФ, благодаря успешным антикоррупционным проектам и инициативам. Эти нашумевшие проекты — «Роспил» и другие — были реализованы под эгидой созданного г-ном Навальным Фонда борьбы с коррупцией. Следует отметить, что еще в 2009 году А. Навальный с большим отрывом от основных соперников выиграл виртуальные выборы мэра Москвы, организованные газетой «Коммерсантъ» и сетевым изданием Газета.Ру. Так что сама постановка вопроса для него была отнюдь не новой.

Первоначально А. Навальный скептически отзывался о досрочных выборах мэра Москвы и утверждал, что в подобной «спецоперации по переизбранию Собянина» участвовать даже несколько противно. Однако затем он изменил свою позицию, как мы полагаем, по следующим основаниям:

– политик правильно оценил, что именно выборы в столице помогут ему перейти в новое качество, окончательно завершив период собственной политической демаргинализации, и, в случае относительного успеха (2-е место и не менее 20% голосов избирателей), занять нишу единого безальтернативного лидера оппозиции (ЕБЛО);

– г-н Навальный осознал, что участие в выборах столичного градоначальника открывает ему дорогу к мягкому (условному) приговору по уголовному делу о хищениях в компании «Кировлес», в котором политик был центральным обвиняемым.

Сегодня мы можем констатировать, что в обоих случаях А. Навальный не просчитался.

Системные оппозиционные партии по просьбе Кремля выдвинули кандидатами в мэра статусных политиков (партийных начальников высокого уровня) без реальных шансов даже на относительный успех: КПРФ — И. Мельникова, «Справедливая Россия» — Н. Левичева, «Яблоко» — С. Митрохина. Примечательным можно назвать лишь решение ЛДПР (лично В. Жириновского) выставить партийным кандидатом 32-летнего депутата Госдумы М. Дегтярева, дотоле почти неизвестного ни широкой публике, ни политическому сословию. С тех пор пошли разговоры — не подкрепленные, впрочем, достаточной и должной доказательной базой — что г-н Жириновский видит г-на Дегтярева своим преемником на посту лидера ЛДПР.

Изначально мэрия не сомневалась во впечатляющим успехе С. Собянина уже в первом туре. Претендентами на второе место считались А. Навальный и (в меньшей степени) И. Мельников, при том предполагалось, что основной соперник мэра наберет не более 12–15% голосов.

Однако власть дала мощный стартовый импульс кампании А. Навального. 18 июля политик был, вопреки «легитимационному» плану мэрии и администрации президента, приговорен Ленинским райсудом г. Кирова к пяти годам реального лишения свободы и арестован в зале суда. По мнению ФСБ, так случилось из-за несогласованности действий Следственного комитета РФ, который считал, что Навальный таки должен сесть в тюрьму (иначе следствие понесло бы определенный репутационно-аппаратный ущерб) и организаторами досрочных выборов мэра Москвы. По некоторым данным, председатель Верховного суда РФ В. Лебедев, который, согласно замыслу, должен был донести кировским судьям сообщение о необходимости условного приговора, со своей задачей своевременно не справился. Возможно, потому, что не слишком доверял (доверяет) телефонной связи.

Подобное развитие событий вызвало у активной части москвичей немалое возмущение. Вечером 18 июля около 10 тыс. человек вышли на несанкционированную акцию у стен Госдумы. Акция произвела значительное впечатление и на Кремль, и на самих москвичей, и на прогрессивное человечество в целом.

В тот же день, по нашим данным, В. Путин, на основании повторной настоятельной просьбы С. Собянина и В. Володина, распорядился выпустить А. Навального на свободу, чтобы обеспечить «легитимационный» сценарий выборов мэра Москвы. В свою очередь, г-н Навальный, оказавшийся менее чем на сутки в тюремной камере, из застенка заявил, что не будет участвовать в выборах, если его немедленно не освободят. Сигнал был услышан и правильно понят. Формально мера пресечения А. Навальному и его соратнику по делу «Кировлеса» П. Офицерову была изменена тем же судом г. Кирова на основании ходатайства прокуратуры.

Далее в течение полутора месяцев А. Навальный вел достаточно яркую предвыборную кампанию. Ее основными чертами были:

– идеологическая размытость, позиционирование политика как «червонца, который любезен всем», при некотором акценте на теме борьбы с мигрантами в г. Москве;

– отказом (совершенно справедливым) от услуг профессиональных политконсультантов (по большей части, бесполезных);

– широком привлечении волонтеров, мотивированных не деньгами или приравненными к ним микроблагами, а участием в «исторической», беспрецедентной, небывалой предвыборной кампании;

– широкое использование наглядной агитации и печатной агитпродукции, распространявшихся на базе сети фирменных «кубов Навального», установленных в большинстве районов Москвы;

– нагнетания по ходу кампании откровенной истерии, повышение эмоционального градуса кампании до пороговых величин, навязывание избирателю парадигмы «Навальный или смерть!»; (в одном из прикладных вариантов — «если вы не проголосуете за Навального, его посадят, и вы будете в том виноваты»);

– трансформация политического выбора в моральный: кто не голосует за Навального, тот плохой человек.

Сам оппозиционный политик предстал в новом для себя образе протестантского проповедника на стадии перехода в состояние бога живого (в данном контексте слово «бог» должно писаться со строчной буквы — прим. ФСБ).

На этом фоне предвыборная кампания С. Собянина была достаточно серой и пахла стандартными бюрократическими технологиями. Генеральным подрядчиком по организации / обеспечению кампании стала известная фирма «ИМА консалтинг» (верховный руководитель А. Гнатюк), углубленно сотрудничавшая с мэрией Москвы с давних времен Юрия Лужкова. По сценарию кампания была, во многом, инерционной, без взрывов, переломов и сенсаций. Штаб мэра давал понять, что победа действующего градоначальника предопределена. Эта логика едва не сыграла с г-ном Собяниным злую шутку: его электорат оказался демобилизован, и низкая явка на выборах 8 сентября — за счет того, что многие уверенные в победе мэра и не желавшие голосовать за оппозиционных кандидатов не пошли на избирательные участки — едва не привела ко второму туру выборов.

Формально результаты досрочных выборов мэра Москвы 2013 года таковы (цитируются по Википедии).

9 сентября Мосгоризбирком предварительно сообщил о победе Собянина в первом туре с результатом в 51,37 %; Навальный, по предварительной версии Мосгоризбиркома, получил 27,24 % голосов, Мельников — 10,69 %, Митрохин — 3,51 %, Дегтярёв — 2,68 %, Левичев — 2,79 %.

10 сентября Мосгоризбирком утвердил официальные результаты выборов, в том числе победу Собянина с 51,37 % голосов.

В ночь с 8 на 9 сентября Навальный опубликовал в своём блоге:

  • данные собственных экзит-поллов (по состоянию на 19:00 MSK), согласно которым, Собянин набирал 46 процентов, что обеспечивало бы проведение второго тура голосования с кандидатами Собяниным и Навальным;
  • данные независимого «Альянса наблюдателей», согласно которым Собянин набрал 49,8 процентов голосов (по состоянию на 00:20, подсчёт данных с 1900 участков; к 2:00, после обработки данных с 2072 участков, он упал до 49,7), — что также не обеспечивало ему победу в первом туре.

После предварительного сообщения Мосгоризбиркома Навальный заявил, что результаты были получены путём фальсификаций, в частности, с надомным голосованием, что обеспечило необходимый перевес в пользу Собянина. Он выдвинул ультиматум, сказав, что выведет людей на улицы в случае, если Мосизбирком откажется признать эти результаты фальсифицированными. Речь шла о готовности обжаловать итоги выборов в суде, что и было сделано.

Заместитель руководителя избирательного штаба Навального Максим Кац в своём блоге отметил, что повышенный процент голосов за Собянина в надомном голосовании и в присоединительных территориях Москвы закономерен и сам по себе не является признаком каких-либо нарушений. По данным ФСБ, за это заявление г-н Кац был незамедлительно уволен из политической команды А. Навального.

Наибольшую относительную поддержку Алексей Навальный получил в центральных районах города, а Сергей Собянин — на территории «Новой Москвы» (Новомосковский и Троицкий административные округа).

Результаты голосования значительно разошлись с результатами опросов, проводившихся ведущими, статусными социологическими организациями — ВЦИОМом, ФОМом и «Левада-Центром». Результат Собянина оказался несколько ниже прогнозируемого, результат Навального — несколько выше прогнозируемого, а явка избирателей — значительно ниже прогнозируемой. Сторонники Навального объясняют такое расхождение ангажированностью социологических организаций, а представители самих социологических организаций — изменением предпочтений избирателей в последние дни перед голосованием, и в частности — низким уровнем мобилизации потенциальных сторонников Сергея Собянина, уверенных в том что победа их кандидата предопределена.

По оценкам наблюдателей, выборы прошли относительно честно, и степень использования административного ресурса на всех этапах избирательной кампании была по сравнению с предыдущими выборами значительно снижена.

Опираясь на собственные данные о необходимости и неизбежности второго тура, А. Навальный призвал своих сторонников выйти 9 сентября на согласованный (заранее) митинг на Болотной площади, чтобы потребовать от властей организовать второй тур. Митинг состоялся и собрал около 25 000 участников (при том, что за оппозиционера проголосовали более 600 тысяч москвичей). Атмосфера на мероприятии была ярко-праздничная. Тем не менее, уже в ходе митинга г-н Навальный от требований второго тура отказался. Видимо, он априори понимал, что подобный сценарий нереалистичен, а желание окончательно получить условный (а не тюремный) срок по делу «Кировлеса» требует от него определенного конвенционального поведения, не слишком раздражающего власти. А сам митинг нужен был, преимущественно, для демонстрации мобилизационных возможностей политика.

Основные неформальные итоги выборов, по мнению ФСБ, таковы.

  • С. Собянин, получив относительно скромный результат, должен смириться с отказом от далеко идущих амбиций, надежд на пост премьер-министра РФ и позицию преемника-2018, и сконцентрироваться на проблемах города Москвы. В этом смысле группы и кланы, близкие к Д. Медведеву, победили.

<

  • Операция «легитимация» провалилась. Было доказано (о чем ФСБ говорит уже не один год), что ограниченная легитимность столичного руководства определяется ситуацией и атмосферой перестройки-2 как таковой, а не той или иной процедурой приведения к власти действующего градоначальника.
  • А. Навальный сделал решительный шаг в направлении роли и статуса ЕБЛО (единого безальтернативного лидера оппозиции).
  • Не только электорат власти, но и активная, оппозиционно настроенная часть российского общества остается заложницей тотального (тоталитарного) сознания. Такое сознание постоянно находится в поиске нового вождя, безальтернативного и безгрешного по определению, которому нельзя и не следует задавать неудобных вопросов (пока он не полностью разочаровал, разумеется). В этом плане А. Навальный играл для большей части своих избирателей примерно ту же роль, что Б. Ельцин в 1989-91 гг. и В. Путин в первые годы своего правления. Мысль о том, что стране нужны новая политическая культура и новая политическая система, а не очередной хороший (новый) вождь вместо очередного плохого (старого), пока не очень умещается в воспаленной русской голове. И это несколько печально.

 

«Закон Магнитского», «список Магнитского», Уильям Браудер

 

2013-й год прошел для российской элиты, в известной мере, под знаком «закона Магнитского» и «списка Магнитского». Как известно, закон Магнитского был принят Конгрессом США в декабре 2012 года — в пакете с решением об отмене легендарной и трагически устаревшей «поправки Джексона — Вэника», увязывавшей предоставление России (ранее — СССР) режима наибольшего благоприятствования в торговле с вопросами свободы эмиграции. Принято считать, что администрация Барака Обамы не поддерживала «закон Магнитского», но ради отмены «антироссийской» поправки Джексона-Вэника вынуждена была задобрить оппозиционных конгрессменов согласием на принятие «антироссийского» же акта.

Как известно, «закон Магнитского» ввел санкции против российских должностных лиц:

– причастных к смерти юриста фонда Hermitage Capital, партнера компании Firestone Duncan Сергея Магнитского в Бутырском СИЗО г. Москвы в 2009 году;

– и вообще — в широком смысле ответственных за нарушение прав человека и принципа верховенства права в России.

Этим лицам запрещается въезд в США, власти получает возможность ареста их активов на американской территории.

Авторами закона были сенатор Бенджамен Кардин и член Палаты представителей Джеймс Макговерн. Однако главным лоббистом акта считается Уильям Браудер, основатель фонда Hermitage Capital, который продвигал идею подобного закона на протяжении трех с половиной лет — с момента своего выступления в т. наз. Хельсинской комиссии Конгресса США в 2009 году.

Уильям (Билл) Браудер (1964 г.р.), внук генерального секретаря (1932-45 гг.) Компартии США Эрла Браудера, был одним из крупнейших иностранных инвестиционных менеджеров в России в 1995-2007 гг. В 2006 году ему был запрещен въезд в РФ. По мнению Браудера, — эта версия для многих наблюдателей стала уже общим местом — из-за бескомпромиссного желания бизнесмена разоблачать коррупцию в крупных российских корпорациях, бороться за права миноритарных акционеров, а затем и за неотчуждаемые права человека как таковые. Впрочем, по мнению ФСБ, которое мы высказываем на протяжении ряда лет, неприятности Hermitage Capital и его основателя начались с сугубо корпоративного конфликта — с конкурентом в лице инвестиционного банка «Ренессанс Капитал». Две компании соперничали на рынке акций «Газпрома». На фоне этого конфликта всплыла информация о том, что Hermitage Capital на протяжении ряда лет — в период, когда внутренний и внешний рынки акций ОАО «Газпром» были законодательно разделены — использовал специфические схемы для того, чтобы покупать ценные бумаги газовой монополии в интересах иностранных инвесторов по внутрироссийским ценам. Т.е. многократно дешевле, чем иностранцы могли бы приобрести эти же ценные бумаги легально. Именно такая организация торговли стала залогом быстрого роста бизнеса Hermitage Capital в 1999-2004 гг. Правоохранительные органы РФ выдвинули против г-на Браудера обвинения в мошенничестве на рынке ценных бумаг «Газпрома», и в итоге в июле 2013-го инвестиционный менеджер был заочно приговорен к 9 годам тюремного заключения. Ранее основатель Hermitage Capital был объявлен Россией в международный розыск по линии Интерпола. Однако Интерпол признал преследование г-на Браудера политическим и не взялся выполнять российское поручение — в частности, совершено не задержал бизнесмена в минувшем году в Швеции.

В апреле 2013 г. Уильям Браудер представил на Лондонской книжной ярмарке рукопись своей книги Red Notice («красное уведомление», то самое, на основании которого Интерпол задерживает всевозможных беглецов, подозреваемых в уголовных преступлениях). Книга обещает стать хитом 2014 года: она посвящена бескомпромиссной борьбе инвестора с кровожадной коррумпированной машиной путинской государственности.

Первый «список Магнитского» был опубликован в День космонавтики — 12 апреля 2013-го. Накануне публикации ходили слухи о том, что в списке могут оказаться некоторые ключевые представители различных ветвей российской власти и бизнес-партнеры В. Путина. Однако итоговый результат выглядел несколько скромнее драматических ожиданий.

В «списке Магнитского» оказались:

– Леча Богатиров, предполагаемый убийца Умара Исраилова, бывшего охранника Рамзана Кадырова

– Наталья Виноградова, замначальника отдела СК МВД

– Алексей Дроганов, сотрудник 6-го отдела управления по борьбе с налоговыми преступлениями (ныне департамента экономической безопасности) ГУВД Москвы

– Казбек Дукузов, бывший обвиняемый в убийстве журналиста Пола Хлебникова, обвиняемый в убийстве вице-премьера Чечни Яна Сергунина

– Павел Карпов, следователь главного следственного управления ГУВД Москвы

– Дмитрий Комнов, начальник СИЗО «Бутырка», ныне в отставке

– Алексей Криворучко, судья Тверского районного суда Москвы

– Артем Кузнецов, замначальника 6-го отдела управления по борьбе с налоговыми преступлениями (ныне департамента экономической безопасности) ГУВД Москвы

– Олег Логунов, заместитель начальника СК МВД, ныне начальник правового управления Генпрокуратуры РФ

– Андрей Печегин, замначальника отдела по надзору за следствием Генпрокуратуры

– Сергей Подопригоров, судья Тверского районного суда Москвы, ныне судья Мосгорсуда

– Иван Прокопенко, начальник СИЗО «Матросская Тишина»

– Олег Сильченко, старший следователь СК МВД

– Елена Сташина, судья Тверского районного суда Москвы

– Ольга Степанова, руководитель налоговой инспекции № 28 Москвы

– Дмитрий Толчинский, сотрудник 6-го отдела управления по борьбе с налоговыми преступлениями (ныне департамента экономической безопасности) ГУВД Москвы

– Светлана Ухналева, судья Тверского районного суда Москвы

– Елена Химина, руководитель налоговой инспекции № 25 Москвы

То есть, все люди, имевшие непосредственное отношение к уголовному преследованию С. Магнитского, плюс примкнувшие к ним чеченцы Леча Богатиров, который может быть связан с Рамзаном А. Кадыровым, и Казбек Дукузов.

На всем протяжении подготовки «закона Магнитского», ожидания публикации первого «списка Магнитского» и впоследствии г-н Браудер позиционировался как ключевой спикер по теме. Он активно присутствовал в разноязычных СМИ, то намекая, то почти впрямую утверждая, что «закон Магнитского» со всеми его приложениями и последствиями — дело рук самого Браудера, а также, в некоторой степени, партнера компании Firestone Duncan Джемисона Файерстоуна. У неискушенного наблюдателя могло сложиться впечатление, что не американская администрация, а непосредственно Уильям Браудер со товарищи составляют очередные версии рокового списка, решая, кому там оказаться, а кто пока может расслабиться.

В свою очередь, кремлевские / околокремлевские спикеры давали понять, что проклятый Браудер вложил в лоббирование закона Магнитского значительную часть своего многомиллиардного состояния. По данным ФСБ, это не так. Большинство контрагентов бизнесмена работали «за идею», ради оздоровления ситуации в путинской России. А в тех случаях, когда живые расходы все же требовались, основатель Hermitage прибегал к помощи внешних источников финансирования — например, структур Джорджа Сороса. За время продвижения «закона Магнитского» г-н Браудер всецело подтвердил свою репутацию человека весьма прижимистого и даже скаредного.

Реакция Кремля на «закон Магнитского» была непропорционально нервной. Сразу же после принятия актом Конгресса США в околокремлевских средах началась истерика по поводу необходимости «симметричного ответа» со стороны России. В начале 2013 г. Государственная дума по инициативе президентских структур приняла так называемый «закон Димы Яковлева» (неформально назван по имени ребенка, погибшего в США из-за халатности его приемных родителей), запрещающий усыновление российских сирот гражданами США. В какой мере этот закон можно считать «симметричным ответом», установить не удалось, так как пострадали от него, прежде всего, российские дети.

Примечание ФСБ. Мы склоняемся к мнению, что «закон Димы Яковлева» был первым шагом к полному запрету иностранного усыновления в России, которое лоббировал уполномоченный по правам ребенка в РФ Павел Астахов. Целью Астахова была в данном случае вовсе не ответить кровавому Западу, а получить бюджетное финансирование (в объеме до $20 млрд.) под некую программу «Россия без сирот», в рамках которой должно было якобы резко возрасти усыновление несчастных детей российскими гражданами. Однако программу на корню зарубил Минфин РФ (А. Силуанов), не обнаруживший в бюджете средств для финансирования астаховского мегапроекта. Не получив вожделенных средств, П. Астахов, судя по всему, утратил интерес к теме тотального запрета иностранного усыновления. Исчезли с информационной авансцены и публичные спикеры, поддерживавшие «закон Димы Яковлева»: театральный режиссер Сергей Кургинян и лидер фиктивного движения «Русские матери» Ирина Бергсет-Фролова. Увы, таковы циничные реалии российской монетократии.

Кроме того, российская власть придумала некий «список Гуантанамо», куда включены граждане США, причастные к пыткам, уголовному преследованию российских граждан типа В. Бута, К. Ярошенко и др. Есть основания подозревать, что большинство участников «списка Гуантанамо» не знают о его существовании и собственном месте в новейшей мировой истории.

В 2013 году У. Браудер развернул недюжинную лоббистскую активность в Европе — продвигая идею принятия аналога «закона Магнитского» на уровне Евросоюза. Эта активность (по нашим данным и вопреки паническим представлениям московских критиков г-на Браудера) также обошлась почти без финансовых вливаний. И оказалась отнюдь не безуспешной.

В декабре Европейский парламент принял резолюцию, в которой поддержал установление в Евросоюзе единого списка российских чиновников по делу погибшего в московском СИЗО Сергея Магнитского, которым должен быть запрещен въезд и чьи активы подлежат замораживанию. «Европейский парламент призывает Совет Евросоюза принять решение по утверждению единого списка чиновников, причастных к гибели Сергея Магнитского, в отношении которых должны действовать адресные санкции на территории Евросоюза», — говорится в тексте резолюции. Резолюция принята Европарламентом в рамках рассмотрения доклада о правах человека в мире и соответствующей политике Евросоюза. Распространением информации о резолюции активно занималась пресс-служба Hermitage Capital. Сам г-н Браудер тогда заявил: «В случае, если Совет Евросоюза исполнит волю депутатов Европарламента, то мы увидим Европейский „список Магнитского“ уже в следующем (т.е. в 2014-м — ФСБ) году».

Информационная активность У. Браудера нарастает и по мере приближения даты появления второго «списка Магнитского», который будет обнародован, вероятно, в апреле 2014 года. Растут и ширятся слухи, что в этом списке могут оказаться на этот раз председатель Следственного комитета РФ А. Бастрыкин, председатель Мосгорсуда О. Егорова и некоторые другие заметные представители российского истеблишмента. Более того — речь идет уже и о ключевых партнерах Владимира Путина типа президента ОАО «Роснефть» И. Сечина (который давно стал для российской прогрессивной общественности символом «кровавой гебни», а для У. Браудера — личным врагом) и главы ОАО РЖД В. Якунина (см. также раздел 3 настоящего доклада).

Достоверность этих слухов и утечек мы оценить на сегодняшний день не беремся. Однако склонны полагать, что все они, так или иначе, восходят к Hermitage Capital.

В 2013 году У. Браудер продолжал позиционироваться как человек, который способен решать судьбу российских капиталов и их фактических владельцев на Западе. Вскоре после аварийной конфискации Кипром вкладов в Bank of Cyprus и Laiki Bank, от которой пострадали, преимущественно, крупные российские вкладчики, г-н Браудер публично заявил, что вроде как консультировал Министерство финансов Германии по поводу отмывания российских денег в банках Кипра. Тем самым основатель Hermitage дал понять, что это он подарил лидерам Евросоюза немцам идею спасать экономику «острова Афродиты» не за счет чистых средств североевропейских налогоплательщиков, а напротив — грязными русскими деньгами из кипрских же банков. Message, в данном случае, очевиден: я, Браудер, не только могу вас внести во всякие компрометирующие списки, но и способен ключевым образом влиять на изъятие Европой (а впоследствии, возможно, и Америкой) ваших капиталов. Берегитесь, боги жаждут! ©

В уходящем году У. Браудер оставался источником компромата на видных российских элитариев для профессиональных борцов с коррупцией в самой России. В частности, есть данные, что именно структуры Hermitage Capital передали А. Навальному материалы о зарубежной недвижимости и бизнес-интересов близких родственников все того же Якунина. С другой стороны, не исключено, что де-факто эти материалы попадают к У. Браудеру и его партнерам не столько от мифических западных детективных агентств, сколько из России же — от конкурентов людей / структур, подлежащих очистительному разоблачению.

Самым же пикантным для в 2013 году стал иск угодившего в «список Магнитского» следователя Павла Карпова, направленный в январе в Высокий суд Лондона. Карпов обвинил Браудера в клевете и  , заявив, что никакого отношения к смерти С. Магнитского не имел.

Весьма примечательно, что ответчик — несколько неожиданно для его фан-клуба, искренне считающего своего кумира бескомпромиссным борцом за права человека — уклонился от участия в рассмотрении этого иска по существу. Адвокаты Браудера призвали Высокий суд отказаться от рассмотрения дела из-за нарушения юрисдикции — т.е. потому, что рассматриваться он должен не в Великобритании, а в России. Т.е. в мрачной стране, где, по мнению самого же Браудера и его партнеров, честного правосудия нет и не может быть. Суд так и поступил. Однако для истца, подполковника Карпова, случившееся стало поводом говорить о моральной победе (см., например, его программное интервью журналу «Сноб»): Браудер де-факто не рискнул ввязаться в спор, который мог и проиграть. А значит, степень уверенность бизнесмена в собственной правоте сильно преувеличена.

По нашему мнению, Hermitage Capital просто банально решил сэкономить деньги, потому и отказался судиться по чисто формальным основаниям. Однако легких негативных имиджевых последствий свершившегося для У. Браудера это не отменяет.

Несомненно, история с законами имени / памяти С. Магнитского приняла саморазвивающийся характер и стала сегодня важным феноменом американской и европейской политической жизни. Но роль первичного лоббиста в этой истории становится все менее ясной. Вполне возможно, что включение во всевозможные «списки Магнитского», предотвращение — реальное или мнимое — попадания в них всевозможных представителей российской элиты, озабоченных своими активами и правовым положением на Западе,превратится в большой бизнес. С помощью которого основатели Hermitage Capital смогут полностью или частично покрыть свои убытки от прекращения деятельности на российских финансовых рынках.

Оргвыводы

Анализ основных (отобранных произвольно по усмотрению ФСБ) конфликтов 2013 года подтверждает, что:

  • Современная Россия живет в условиях монетократии (всевластия денег), роль политических институтов и субъектов в построении механизма власти и её осуществления вторична
  • Реальная «горизонталь власти» пришла на смену мифической вертикали
  • Президент Владимир Путин, которому и друзья, и враги склонны приписывать огромное могущество, во многом является заложником описанной выше модели власти и с каждым днем все менее контролирует ситуацию как в элитах, так и в стране в целом
  • Любой внутриэлитный конфликт в такой ситуации обладает значительным потенциалом нанесения системе критического или, по крайней мере, значительного (ощутимого) ущерба
  • Страна переживает «грустный» период перестройки-2, при котором тотальное недоверие к самой системе власти (в данном случае — к монетократии и «горизонтали», подобно тому, как в конце 1980х было утрачено доверие к КПСС) как на уровне элит, так и среди народа в целом, сопровождается повышением общего уровня социального пессимизма до критических значений

Судьба политико-экономической системы и страны «РФ» как таковой в этих условиях уже находится вне разумного контроля политических и экономических субъектов.

Обсуждение закрыто.