Черный раввин, Главный Каган и Москва | КАРА ДАГ РУПОР

Черный раввин, Главный Каган и Москва

В 1930 г. Сталин объявил конкурс на застройку Москвы. По всем магическим правилам утверж­дения собственной власти необходимо было опре­делиться со столицей будущего государства, где вся полнота власти будет находиться в его руках, в руках Сталина.
Многие архитекторы того времени боролись за звание Архитектора Москвы. Кто понимает в законах магии, легко поймет и согласится, что Архитектором Москвы не мог стать обычный чело­век, ведь в строительстве города должны были воплотиться сила и мощь будущего государства. От создания самого тела Москвы зависела жизнь государства и его правителей.
Итак, планы были разработаны несколькими архитекторами, но первенство взял архитектор Константин Мельников, который не был гениален, и его не любил Сталин, т.к. его строения напоми­нали прямоугольные кубы и незатейливые строе­ния с ромбами окон. Почему Сталин выбрал нелю­бимого архитектора?
При внимательном изучении вопроса ответ приходит быстро. За спиной архитектора К. Мель­никова стояла мощная мистическая фигура Лазаря Кагановича — черного раввина и главного каббали­ста-жреца страны. План застройки Москвы принес Сталину лично Каганович. Он и явился основным разработчиком плана будущей столицы. План Москвы был разработан по астрологическим пра­вилам и знакам, с внедрением знаков каббалы. Черный раввин столбил место под себя и членов его тайного общества, носящего название «Крас­ная Звезда». Мельников был просто подручным профессионалом в строительстве и архитектуре, но не в расположении улиц, домов. Видимо, Мель­ников исполнял роль чертежника, на что другие архитекторы вряд ли согласились.
План делил город на сегменты по знакам Зоди­ака: так, например, нынешний Кутузовский про­спект и Рублево-Успенское шоссе находятся в знаке Скорпиона, символа власти. Значит весь состав Политбюро, правительство должны были жить на Рублево-Успенском шоссе. Сегмент района Ленин­ские горы отдавался под ученых, сегмент север­ного направления ВДНХ-Останкино находится под знаком Водолея и должен был демонстрировать (только демонстрировать!) мощь государства и его достижения и влиять своей демонстративной мощью на умы. Здесь установили памятник рабо­чему и колхознице работы скульптора Мухиной. Здесь же установили инструмент, управляющий психоэмоциональным состоянием народа, Остан­кинскую телевизионную башню. И все достижения науки, техники, хозяйства выставили на ВДНХ. Варшавское и Калужское направление отдали рабо­чим. В Индии кастовое деление населения, в Рос­сии — сегментарное. Но смысл один.
Лазарь Каганович разрабатывал план застройки Москвы на основании мистико-астроло­гических работ Якова Брюса.
Прежде чем разобрать Сухаревскую башню, прежде чем разобрать полностью, разобрали изнутри. Нашли ценнейшие работы, книги, арте­факты. Таким образом, Каганович, помимо сво­его кабалистического учения, подкрепился еще и древними знаниями, и артефактами крупнейшего мага прошлой России Якова Брюса.
Московский Кремль представляет собой Алтарь страны, Алтарь Власти. Алтарь был окру­жен охранными башнями, почти такими же, как и башни Кремля. В каждой башне жил дух-охранник, привязанный к ней на веки вечные. Вокруг Кремля был когда-то очерчен древний магический охран­ный круг — почти круг или эллипс, а точнее — ЯЙЦО. Этот круг сейчас – Садовое кольцо. Был еще и малый круг – Бульварное кольцо. В наше время созданы еще два круга: Третье кольцо и МКАД. Скоро будет еще одно за МКАДом. Каждый такой круг выполняет роль обережного круга.
По Садовому кольцу, когда оно не носило еще такого названия, были построены башни-охран­ники. Сколько их было? Можно догадываться, исходя из знаний магических оберегов и астроло­гии. Но смею предположить, что намного больше, чем 7 высоток, выполняющих сегодня роль тех самых охранников, которые встали вместо древ­них башен.
Из всех башен, стоящих вокруг Москвы, особо выделялась Сухаревская башня. Во-первых, она стояла ближе всего к Кремлю.
Во-вторых, стояла на самом высоком холме, самом близком к Кремлю. Круг был эллипсом. Именно на эту башню была возложена точка отсчета и замыкания эллипса вокруг жертвенника- алтаря власти. Эллипс – это древний оберег. Круг – христианская и каббалистическая традиция.
Первосвященник, первый жрец Лазарь Кага­нович, был рожден под другим именем. Присво­енное имя, означающее сан — КАГАН, что значит звание, положение над еврейской нацией, над царями иудейскими, над всеми КАГАН первый, ему обязаны подчиняться все. Лазарь — начерта­ние ЛА имеет определенный каббалистический смысл: заворачивающийся в улитку, ласкающий обман слуха, ставящий выше других; зар – царь. И особенно божественное звучание имеет звук КА – божественный, бог. Такое звучание имеет не только каббалистическая наука, но и другие рели­гии, точнее, это знание СЛОВА, древнее знание. Евреи удачно используют и присваивают многие древние звуки и знаки, работающие для их блага. Эти знания достались евреям от египетских жре­цов, а тем — от атлантов.
Итак, магический круг вокруг Кремля расширили. Снос башен начался в 1934 г. с самой главной из всех охранных башен – Сухаревской башни.
Сносу башни предшествовала борьба интеллигенции с каббали­стами. Интеллигенция не понимала и не знала планов Главного Кагана СССР. Вот что пишет по этому поводу Вики­педия: 17 августа 1933 года газета «Рабочая Москва» опубликовала заметку «Снос Сухаревской башни», в которой говорилось, что через два дня (19 августа) строительные орга­низации приступят к сносу башни и к 1 октября очистят Сухаревскую пло­щадь.
28 августа известный живописец И. Э. Грабарь, академик архитектуры И. А. Фомин и академик архитектуры И. В. Жолтовский направили И. В. Ста­лину письмо, в которому указывали на ошибочность принятого решения. Они утверждали, что их мнение раз­деляется «научной и художественной советской общественностью, незави­симо от направлений, убеждений и вкусов».
«Сухаревская башня, — писали они, — есть неувядаемый образец великого строительного искусства, известный всему миру и всюду оди­наково высоко ценимый. Несмотря на все новейшие достижения техники, она все еще не утратила своего гро­мадного показательного и воспита­тельного значения для строительных кадров». «Мы… решительно возра­жаем против уничтожения высокота­лантливого произведения искусства, равносильного уничтожению картины Рафаэля. В данном случае дело идет не о разрушении одиоз­ного памятника эпохи феодализма, а о гибели твор­ческой мысли великого мастера».
Авторы письма просили приостановить раз­рушение башни и пересмотреть решение о ее сносе, обещая в течение месяца разработать свой проект реконструкции Сухаревской площади. Они предложили пробить в нижней части башни шесть больших арок, через которые следовало пустить трамвайные пути, и автомобильные, и пешеход­ные потоки. К письму прилагался примерный (предварительный) график движения автотран­спорта по площади. В тот же день аналогичное письмо было направлено первому секретарю Московского комитета ВКП(б) Л. М. Кагановичу.
4 сентября Л. М. Каганович заявил на сове­щании московских архитекторов-коммунистов, что спор о башне является примером ожесточен­ной классовой борьбы в архитектуре. «Я не вхожу в существо этих аргументов, — сказал он, — воз­можно, Сухаревскую башню мы и оставим, но ведь характерно, что не обходится дело ни с одной завалящей церквушкой, чтобы не был написан протест по этому поводу… А создают ли коммунисты-архи­текторы атмосферу резкого отпора и обществен­ного осуждения таким реакционным элементам архитектуры?» При этом Каганович согласился на предложение архитекторов о составлении ими проекта реконструкции и заявил им, что «все зави­сит от того, насколько их проект разрешит задачу движения».
18 сентября 1933 года из Сочи Сталин и Воро­шилов направили Кагановичу телеграмму № 40: «Мы изучили вопрос о Сухаревой башне и пришли к выводу, что её надо обязательно снести. Предла­гаем снести Сухаревскую башню и расширить дви­жение. Архитекторы, возражающие против сноса, слепы и бесперспективны».
20 сентября в ответном письме Сталину Кага­нович просил разрешения повременить со сносом башни в связи с обещанием, данным архитекто­рам. Он писал: «Я не обещал, что мы уже отказы­ваемся от ломки, … Если Вы считаете, что не надо ждать, то я, конечно, организую дело быстрее, то есть сейчас, не дожидаясь их проекта».
16 марта 1934 года ЦК ВКП(б) согласился с предложением Московского комитета партии о сносе Сухаревской башни и Китайгородской стены, и вскоре начались работы по сносу башни.
17 апреля с коллективным письмом к Ста­лину обратились заслуженный деятель искусств К. Ф. Юон, академик А. В. Щусев, А. М. Эфрос, авторы первого письма И. Грабарь, И. Жолтовский, И. Фомин и другие. Они писали:
«Неожиданно (после того, как вопрос был, казалось, улажен) начали разрушать Сухаревскую башню. Уже снят шпиль, уже сбивают балюстрады наружных лестниц. Значение этого памятника, ред­чайшего образца петровской архитектуры, вели­колепной достопримечательности исторической Москвы, бесспорно и огромно. Сносят его ради упорядочения уличного движения… Настоятельно просим Вас срочно вмешаться в это дело, приоста­новить разрушение Башни и предложить собрать сейчас же совещание архитекторов, художников и искусствоведов, чтобы рассмотреть другие вари­анты перепланировки этого участка Москвы, кото­рые удовлетворят потребности растущего уличного движения, но и сберегут замечательный памятник архитектуры»].
22 апреля 1934 года Сталин ответил авторам письма: «Письмо с предложением не разрушать Сухаревскую башню получил. Решение о разруше­нии башни было принято в свое время Правитель­ством. Лично считаю это решение правильным, полагая, что советские люди сумеют создать более величественные и достопамятные образцы архи­тектурного творчества, чем Сухаревская башня. Жаль, что, несмотря на все мое уважение к вам, не имею возможность в данном случае оказать вам услугу. Уважающий вас (И. Сталин)].
Башня была снесена, и по предложению Л. М. Кагановича от 25 октября 1934 года Сухаревская площадь была переименована в Красные Ворота (ворота куда?). Далее по Садовому кольцу каждая площадь получила свое название, данное лично
Главным Каганом. Так площадь, на которую выхо­дит 1-ая Мещанская улица, стала Колхозной пло­щадью по имени направления в сторону Выставки Достижения Народного Хозяйства, куда съезжа­лись колхозники. Каждая утвержденная дата была сделана под знаком Скорпиона для усиления и прочного утверждения. Кстати, сам Лазарь Кагано­вич был рожден тоже под знаком Скорпиона — зна­ком тайной власти.
Власть и силу старинных башен, стоящих по эллипсу вокруг Кремля, Каганович особым риту­алом постарался разрушить, дабы через прине­сенные жертвы создать новый круг, подчиненный только ему. Несмотря на то, что точку отсчета, Сухаревскую башню, он и разрушил, дух башни пытались через магическое подчинение переме­стить в новую башню-высотку, построенную почти на месте прежней. Думаю, простым людям неин­тересно, как происходило строительство. А маги, вероятно, знают сами. Скажу только, что фунда­мент башни оставили и не разрушили.
Интересно, что при разборке Сухаревской башни один из наличников сдвоенных окон тре­тьего этажа был сохранён и перенесён в Донской монастырь (в то время — филиал Государственного музея архитектуры), где вмурован в аркаду мона­стырской стены. Сохранился до наших дней, но доступ посетителей к нему ограничен, поскольку после восстановления монастыря аркада с налич­ником оказалась на территории, закрытой для посещения. Это окно было взято из алхимиче­ской лаборатории Якова Брюса. Такое окно, через которое влетали и вылетали духи, нельзя было выбрасывать. Духи знали путь, знали окно и по старому пути легко приходили на вызов. Часы, снятые с Сухаревской башни, в данный момент установлены в башне Передних ворот московской усадьбы Коломенское. Куда делся орел, венчаю­щий Сухаревскую башню, с двумя змееподобными головами, не известно. Да это и не важно: орел не был изначальным символом башни, его устано­вили позже, при венчании Николая II на царствие Российское. Злобный орел был: много горя при­несло правление слабого царя-жертвы.
Новые башни Москвы устанавливали по сег­ментам под покровительством планет: так высотка на Котельнической набережной (самая зловещая и трагическая из всех) – под покровительством Марса, прекрасная и самая мощная башня МГУ стоит под знаком Юпитера, башня расположена на самой высокой горе. Здесь рождается элита России, буду­щие правители, ученые — те, на кого власть может опереться. Гостиница Украина стоит в начале Куту­зовского проспекта под знаком Венеры, здание МИД – под знаком Меркурия. На Краснопреснен­ской набережной в Торговом Американском Центре у парадного подъезда — латунная фигура бегущего Меркурия с крылышками на ногах. У башни МИДа всегда дует ветер, политика – дело изменчивое. Здесь же располагалось Министерство Внешней Тор­говли – знак Меркурия благоприятствует торговле. Все башни стоят на холмах, окружающих Кремль.
Итак, стоит ли удивляться, что город Москва управляется исключительно евреями.
Город находится не только под астрологиче­скими знаками космического Зодиака, но и под знаками из Каббалы. С 1917 г. и по 1991 г. вся огромная Россия была в одних руках, в руках Глав­ного Кагана Лазаря Кагановича. 74 года беспре­рывного владения и правления. Вассалы на троне менялись, дрались между собой, травили друг друга, умирали. И только Главный Каган России продолжал жить.
В 1991 году Лазарь Каганович умер. Руки, дер­жавшие страну крепко и надежно, вдруг ослабли и выпустили Русь из крепких объятий Первого Жреца, Первосвященника.
Ну а дальше вы знаете все сами. В стране раз­драй. На замену Кагановичу попытались прислать кого-то. Но, не будучи большим магом-жрецом, страну невозможно удержать в руках. Как девку в сенях, тискали бессовестно Россию. Разгулялась солдатня, барыги, жулье, ворье – все почувство­вали свободу и желание поиметь себе кусок от большого пирога России.
В еврейском мире война. Они не могут между собой поделить кусок земли, шестую часть суши нашей планеты Земля. Никто не готов взять. Желающих много. Знающих нет. Другим народам, населяющим Россию, почему-то Россия не нужна. К сожалению, только у евреев есть сплоченные ордена, ложи, организации. Все остальные народ­ности России жили и живут без планов на будущее: сегодня схватить, успеть сожрать, пока не при­стрелили, и детям оставить; повезет – отобрать у соседа. Продуманной политики и организации нет в России. А жаль.
В период такой подковерной, подземной войны, мэр города Юрий Лужков хотел было при­хватить себе Москву. Именно он начал строитель­ство Третьего кольца вокруг Москвы. Но поставить башни по кольцу, как положено, Лужков не смог. Не хватило знаний. Быть евреем и членом куколь­ной ложи — совсем не значит быть каббалистом, знающим и умеющим. Про башни, что они должны обозначать круг, Лужкову несомненно кто-то под­сказал, и он сгрудил все в одно место, причем невысокое. На берегу Москва-реки толпятся в беспорядке разношерстные глупые башни Дело­вого Центра Москва-Сити… Какой-то враг подска­зал Юрию Михайловичу Лужкову построить себе памятник и не более того. От управления Москвой его отстранили… Все дело в знании Каббалы. Не знаешь — не берись!

Обсуждение закрыто.