90 ЛЕТ ПОЛ ПОТУ, ИЛИ КАК КРЕСТЬЯНСКИЙ СЫН УНИЧТОЖИЛ СВОЙ НАРОД

Первые шаги на пути наверх крестьянского сына Пол Пота (настоящее имя Салот Сар) можно, наверное, приписать отчасти тому, что две его сестры были наложницами принца и короля Камбоджи — с чего еще мальчик из деревенской многодетной семьи оказался бы во французском университете? Трудно также представить, что способный студент-радиоэлектронщик окажется потом палачом миллионов своих сограждан.

Отчисление из университета, членство во французской компартии, участие в подпольной работе на родине — «это многих славный путь». Многих молодых людей «средних способностей, но с амбициями, жаждавших власти». Так охарактеризовал один из сподвижников Салот Сара, постепенно превращавшегося в Пол Пота. Кстати, любопытно происхождение псевдонима, ставшего во второй половине ХХ-го века известным всему миру не меньше, чем имя китайского Мао: «Пол Пот» является сокращением от французского «politique potentielle» — «политика возможного».

Еще кстати — выпестовали Генерального секретаря Коммунистической партии Кампучии (Камбоджи) китайские товарищи; помогли и единомышленники из Северного Вьетнама (потом последние поплатились). Подобно маоистам, делавшим ставку на крестьянские массы, Пол Пот и его клика опирались на полудиких горцев из глухих районов страны; собственно Коммунистическая партия была оттеснена на второй план.

«Ни один человек в целом мире не верил в нас. Все твердили, что нападение на Пномпень станет нелёгким делом, что атака на американских империалистов — задача трудная; нам не хватало оружия и боеприпасов. Никому и в голову не приходило, что мы можем это сделать!» — сказал Пол Пот после захвата столицы, брошенной и ставленниками американского империализма, и самими американцами на произвол новой власти — пока, вроде бы, народной.

Это «пока» закончилось быстро — жителям 2,5-миллионного Пномпеня было велено в 72 часа убраться из города.

«Эвакуация городов — это один из важнейших факторов в сохранении плодов нашей победы. Необходимо нейтрализовать имеющуюся в городе политическую и военную оппозицию. Если мы оставим людей в городе, то, несмотря на нашу победу, враги быстро поднимут голову и будут действовать против нас. В случае выселения их в сельскую местность, во вновь организованных кооперативах они попадут под наш контроль и инициатива окажется в наших руках», — излагал товарищ Пол Пот.

А еще: «существование городов создаёт неравенство между жителями», «город — обитель порока; можно изменить людей, но не города», «работая в поте лица по корчеванию джунглей и выращиванию риса, человек поймёт наконец подлинный смысл жизни; нужно, чтобы он помнил, что произошёл от рисового семени», «все кампучийцы должны стать крестьянами».

Начался очередной эпохальный эксперимент над народом в отдельно взятой за горло стране. Горожан переселяли в сельские районы, селян восточных районов страны — в районы западные, из западных — наоборот. Очень быстро, пешком, в условиях самого жаркого тропического сезона — старики, беременные, инвалиды и поначалу здоровые люди умирали в пути от потери сил, солнечных ожогов и голода, расстрелов по дороге. Прибывшие умирали медленной смертью на месте. Между иными такой смертью умерли и родственники Пол Пота.

«Национальное сообщество согласия, которое будет основано на равенстве и демократии, отсутствии эксплуататоров и эксплуатируемых, богатых и бедных, где все будут трудиться» делилось на три категории: «основной народ» (крестьянство), «новый народ» или «люди 17 апреля» (жители городов и деревень, находившихся долгое время на временно оккупированной американцами территории или под контролем марионеточных сил), интеллигенция (сюда же буддийское духовенство, военных, чиновников). Чисткам подвергались все, но две последние категории — практически стирались с лица земли.

Бирманцы, вьетнамцы, тайцы, китайцы, малайцы, чамы, лао и прочие иные уничтожались — «отныне в Кампучии более не существуют какие-либо национальности». Туда же духовенство — мусульманское, христианское, даже буддийское («Будда не родился в Камбодже»). Не убитых сразу мусульман заставляли выращивать свиней.

Недовольным мотыгами — по-крестьянски — проламывали головы, массово. Деревни сравнивали с землей. Были и восстававшие военные — солдат расстреливали, офицеров сжигали живьем.

 

Красным кхмерам своей страны не хватило — «Кампучия будет простираться до Сайгона». В принципе, претензии были и к Лаосу, и к Тайланду, но направление задавалось «откуда надо» — за Вьетнамом стоял СССР, за Пномпенем — КНР; американцы называли эту войну (кхмеры перешли границу и двигались вглубь вьетнамских земель) «proxy war», «войной через посредников» между Москвой и Пекином; Пол Пот прямо говорил, что воюет с Варшавским пактом…

Седьмого января 1979 года вьетнамская армия — закаленная в недавней войне со Штатами и до сих пор одна из самых сильных в регионе — вошла в Пномпень. Последним вылетевшим из столицы самолетом был китайский, с наследным камбоджийским принцем Сиануком на борту — большая политическая игра продолжалась: через некоторое время отступивших в западные горные районы красных кхмеров поддерживали уже США и Тайланд, прекрасно кооперируясь с Китаем…

А Пол Пот вдруг умер. Якобы от от сердечной недостаточности. Просто вдруг начал уничтожать сотоварищей по руководству — и просто вдруг умер, так бывает.

Ридус

Добавить комментарий